Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень




НазваИменно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень
Дата канвертавання27.01.2013
Памер64.51 Kb.
ТыпДокументы
За тех девчат!

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо – бабушка имела очень активную жизненную позицию. В начале девяностых в нашем родном городе она возглавляла клуб «Фронтовая подруга». Ветеран и инвалид войны, кавалер ордена Красной звезды, награждена многими медалями, старший лейтенант медицинской службы.

Тем, кто выжил, безусловно, повезло. Но прожить до старости с грузом тех, военных, смертей в сознании… Даже не знаю, что «лучше»…

1943 год. Еду работать в 221 стрелковую дивизию, которая ведёт бои за Саур-Могилу (Миус-фронт). Начальник санитарной службы дивизии меня и двоих фельдшеров привёз ночью в хутор Степановку в санитарную роту 625 стрелкового полка и предложил отдохнуть несколько часов перед выходом к месту нашего назначения. В пять часов утра нас подняли и повели на КП полка. На КП я заметила девушку с санитарной сумкой. Познакомились, её звали Дуся. Нам объяснили обстановку и сказали, что до восхода солнца мы должны быть на месте, т.е. в посёлке Саур-Могила, потому что фашисты засели в каменоломнях сопки Саур-Могила, просматривали и простреливали всю местность. Нужно заменить, что от Степановки до Саур-Могилы местность абсолютно ровная, ни одного бугорка.

Командир полка поцеловал нас на прощанье, дали нам связного, и мы пошли, а вернее будет сказать, поползли. После недавнего боя ещё не были убраны трупы, подбитые орудия, танки. Вот мы, пользуясь этими укрытиями, и ползли к месту своего назначения – в стрелковые батальоны, находившиеся в посёлке Саул-Могила.

Нас засёк вражеский снайпер. Связной был ранен. Перевязав его, двинулись дальше. Вот уже и посёлок. Осталось лишь перебраться через ручей. Но…Внезапно налетевшая туча фашистских бомбардировщиков начала бомбить наш передний край. Бомбёжка, стрельба зениток. Земля и небо смешались, утро превратилось в ночь. Сколько длился ад, сказать не могу. Когда осела земля и мы собрались вместе, оказалось, что связному осколком повредило теперь ещё и ногу.

Пока я его перевязывала, ребята стали искать, на чём бы его нести. В это время как из-под земли выросли четыре фигуры: три девушки и парень в маскхалатах и сетках. Они сказали, что вышли встретить нас, назвали мою фамилию, уточнили, я ли это. Это были три подруги, три санинструктора и главврач полка.

Девушки повели меня в блиндаж 2-го стрелкового батальона, куда сносили после боя всех раненых. Теперь это были мои помощницы Маша Пшеничная – украинка, Маша Кузмина – сибирячка и Раиса – татарка (фамилию забыла), она была из Москвы. Здесь же я познакомилась с санинструктором Анкой Райковой из Сталинграда.

Позже в одном из боёв немцы двинули на нас танки. И Анна буквально из-под гусениц выхватывала раненых и тащила их в окопы. Они кричали ей: «Уходи, спасайся сама!». А она в ответ лишь приговаривала: «Ничего, миленькие!». Успела вытащить с поля боя всех. Была награждена за это медалью «За отвагу».

Три подруги: Маша, Рая и Кузя (так для различения называли мы Марию Кузмину) – не раз ходили с разведчиками в разведку. Даже в оккупированный Мелитополь, когда в качестве языка был взят сам комендант города!

Но война есть война! В боях за Мелитополь погибла Маша Пшеничная. Дошла до Украины, но не дошла до родной хаты. В боях за Пятихатки очень тяжело ранило Раису. Когда её доставили в санроту, она попросила дать ей её санитарную сумку. Никто не успел опомниться, как она вытащила из сумки пистолет и застрелилась. В следующем бою простились мы и с Кузей, осколком снаряда ей перебило бедро. Я уже была переведена в Отдельный Истребительный противотанковый дивизион, как мне сообщили, что убита Анечка Райкова. Повстречавшись с санротой 625-го полка, я зашла расспросить подобности. Мне сказали, что её тяжело ранило в плечо, и в медсанбат её доставили ещё живую.

Осталась пятая моя подруга по войне – Дуся. Встретились вновь мы с ней в боях за хутор Стаханов на Украине. В хуторе стояли фашистские танки. Противотанковые батареи выдвинулись в пехотном порядке. Дуся находилась здесь же, я позвала её в свой окоп. Вдруг ей по цепи передали, что ранен капитан. Дуся побежала навстречу четырём бойцам, которые несли раненого на плащ-палатке. В эту минуту в посёлке из-за дома выдвинулся танк и ударил по этой группе. Снаряд попал в раненого капитана. Когда я подбежала к этому месту, я увидела только голову Дуси. Оторванная от тела, она стояла на шее, как на подставке: в берете, назад заброшенная плащ-накидка, длинные ресницы прикрывают глаза…

Через некоторое время пришли солдаты захоронить то, что осталось от людей. Я заметила среди них девушку, лейтенанта медицинской службы. Было очень необычно, что она отчаянно рыдала: на войне редко так провожали в последний путь, смерти были привычным делом. Оказалось, что одна из девушек, которая в момент взрыва бомбы тоже находилась в эпицентре – несла один из концов плащ-палатки с раненым капитаном, – это родная сестра лейтенанта. Они москвички, в полк попали недавно, и я их ещё не знала.

Но и на этом трагедия не закончилась. Через две недели второй сестре, лейтенанту, мина попала в живот, и она погибла. Так мать в течение двух недель потеряла обеих дочерей.

Дорогие товарищи! Сейчас у нас в стране выдвинут и подхвачен благородный патриотический почин: трудиться «за себя и за того парня». Но в одних рядах плечом к плечу с парнями, выполняя долг перед Родиной, шли девчата. И гибли они так же мужественно, не моргнув смотрели смерти в лицо. Очень хочется, чтобы трудовые коллективы, взявшие на себя почётную обязанность работать «за того парня», не забывали и тех девчат, что вот так умирали в боях за Родину.

Участница Великой Отечественной войны, бывший старший лейтенант медицинской службы, Полякова Лидия Петровна, город Шахты, Ростовской области.

Вот что бабушка пишет о себе

В 1939 году окончила Шахтинскую фельдшерско-акушерскую школу и была направлена в город Новошахтинск работать помощником госсанинспектора. Работала до 22 июня 1941 года. На второй день войны была уже в городе Ростове командиром банно-дезинфекционно-дегазационного отряда №48 Северокавказского военного округа. Но так как самого отряда ещё не было, были лишь командиры, пришлось с политруком отряда идти на пункт сбора и набирать людей в отряд. Потом началась учёба: надо было изучить машины, на которых нам предстояло работать. А потом и сама работа.

Участвовала в эвакуации 166-го военного склада из Ростова в Минеральные воды. После этого была направлена в 24-ю сапёрную бригаду в отдельный автотракторный батальон старшим фельдшером. В рядах этого батальона мне и довелось участвовать в первом освобождении от фашистов города Ростова-на-Дону и в возведении укреплений на подступах к городу (Большие Салы, совхоз 23 и т.д.)

Затем я попала в штаб южного фронта, откуда была направлена фельдшером 171-го санитарного поезда. Проработала я на этом поезде ровно 10 дней.

Выехали из станции Лихая в направлении Купенска (?). Прямо в степи ночью под артиллерийским и пулемётным огнём забрали раненых. Причём к пассажирским вагонам, которых было 14, прицепили ещё 12 теплушек. Все места заполнили ранеными и вывезли их в Сталинград. Там этих выгрузили. Передали в госпитали, набрали уже обработанных раненых и повезли в город Адлер. По дороге туда, несмотря на белые с красным крестом санитарные флаги, наш поезд бомбили немцы. Где-то под Армавиром взрывной волной меня вынесло на рельсы перед поездом. Всего несколько секунд назад я передвигалась по поезду по направлению к кухне, чтобы попросить размешать сахар в чае для раненых: те жаловались, что чай несладкий. Ещё минута – и я чудом не попала под свой же поезд, оказавшись вдруг на рельсах. Я была без сознания.

После этой бомбёжки поезд дошёл до города Минеральные воды. Из него вынесли мёртвых и умирающих, в том числе и меня. Семь дней я была без сознания, между жизнью и смертью. Но молодость и мастерство врачей сделали своё дело. Я выжила. Потом под наркозом вправляли мне кости на руке, которые к этому времени уже начали срастаться, сделали операцию на ноге, но неудачно (рана была грязная, инфицированная), нога долго гнила.

Направили в Кисловодск, в госпиталь №404. Пролежала там до августа. Перед оккупацией нас не успели эвакуировать. Раненые остались в госпитале, а фашисты уже стояли на подступах к городу, на станции Минутка. Раненых стали разбирать жители города к себе в семьи, предполагая впоследствии выдавать за своих родственников. Меня взяла к себе семья Колесниковых в посёлок Будённовский (пригород Кисловодска). Всех оставшихся раненых немцы разрешили брать в семьи, но предупредили, что если мы сбежим, то семьи будут расстреляны. Но когда в Кисловодске и Пятигорске начались массовые расстрелы военнопленных, находившихся в лагерях, и граждан еврейской национальности, я приняла решение бежать.

Помогли – бежала, переодевшись в обычное платье. Добралась до города Шахты, где жили родственники. Здесь, тоже на оккупированной территории, как могла, помогала людям. Стали в Германию угонять молодёжь. Пришла ко мне врач Попова Александра Михеевна и сказала, что нужно сделать прививки против тифа, чтобы поднялась температура и ребят немцы забраковали. Пошла сделала. После того, как немцы потерпели крах под Сталинградом, они особенно ожесточились, вновь начались угоны – так они готовились к своему последнему отступлению. Я прятала в соломе в сарае трёх парней: Петина, Переяслова и Посконного. Носила им еду. А в доме на постое стояли немцы и по нескольку раз в день ходили мимо этого сарая…

На этом рукопись заканчивается или обрывается. Но я слышала в детстве и подростковом возрасте, что несладко пришлась бабушке за то, что она два раза находилась на оккупированной территории. Когда пришли в Шахты наши, она взяла свой военный билет и пошла к военкому. Недели две её держали под арестом – проверяли. Несколько раз будили ночью и выводили на расстрел. Свои! Но потом возвращали. Обзывали немецкой подстилкой. По правилам военного времени она должна была уничтожить сама себя, застрелиться, как только поняла, что оказалась в оккупации, ведь она была советским офицером! Поэтому и наград не так много… После всего этого послали в штрафбат, кровью смыть свою вину перед Родиной. Знаю ещё, что войну она закончила в Кенигсберге, а весной 1945-го у неё на глазах погиб её любимый человек. Через всё прошло это поколение. Героизм, патриотизм – и чёрная неблагодарность. А ведь всё равно любили Родину!

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconСочинение «Моя бабушка учитель»
Куйта. В этой деревне есть школа, которая рассчитана только на 9 классов. В этой школе есть, на мой взгляд, самый лучший учитель...

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconРассказ «Я и моя семья»
«Меня зовут Саша Петров. У меня есть мама, папа и бабушка. Маму зовут Света, папу Вова, бабушку Таня. Моя мама любит готовить, папа...

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconСколько минут будут вариться 8 таких сарделек?
Шла бабушка в Москву и повстречала трёх мужиков. Каждый из них нёс по мешку, в каждом мешке – по коту. Сколько существ направлялось...

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconЖизнеописание святой Иулиании Лазаревской написано ее сыном. Это единственное сохранившееся подробное описание жизни святой, восполняющее сторицей
В 30 —е годы XVI в в г. Плосне у благочестивых дворян Иустина и Стефаниды Недюревых. Шести лет она осталась круглой сиротой. Бабушка...

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconСочинение «Моя бабушка педагог»
Куйтинской школе 1 сентября 1963 года. Позже работала учителем истории в Целинной средней школе, а в семидесятых годах переехала...

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconЛоготип, так и Не придумали. До сих пор, ждем Ваших идей!
Не люблю весну. Совсем. Видно, я человек крайностей. Либо лето, либо зима. Либо жара, либо холод

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconМой дед – танкист!!!
Кемерово, затем в Алзамай. В последнее время жил и работал в нашем поселке Каменск, здесь и сейчас живет его жена моя бабушка, Чернова...

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconДневник Мэри Элис Пролог
Где-то совсем рядом. Не могу понять, где именно. Молодая женщина бежит по коридору на эти крики, ударяя то в одну дверь, то в другую...

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconСтатья из газеты «Бабушка»
Токсичен ли «Синий йод»?

Именно так назвала свой очерк моя бабушка. Совсем недавно я обнаружила эти пожелтевшие листки. Возможно, она отсылала его куда-либо бабушка имела очень iconКимберли ДертингЗов смерти
Она остановилась, крикнула в ответ «я здесь!» не так, правда, громко, как следовало бы, и пошла дальше. Звук усиливался. Не становился...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка