Название книги: Стихотворения




НазваНазвание книги: Стихотворения
старонка9/14
И А Бунин
Дата канвертавання16.01.2013
Памер1.76 Mb.
ТыпДокументы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


РИТМ


Часы, шипя, двенадцать раз пробили

В соседней зале, темной и пустой,

Мгновения, бегущие чредой

К безвестности, к забвению, к могиле,


На краткий срок свой бег остановили

И вновь узор чеканят золотой:

Заворожен ритмической мечтой,

Вновь отдаюсь меня стремящей силе.


Раскрыв глаза, гляжу на яркий свет

И слышу сердца ровное биенье,

И этих строк размеренное пенье,

И мыслимую музыку планет.


Все ритм и бег. Бесцельное стремленье!

Но страшен миг, когда стремленья нет.


9. VIII.12


Как дым пожара, туча шла…


Как дым пожара, туча шла.

Молчала старая дорога.

Такая тишина была,

Что в ней был слышен голос бога,

Великий, жуткий для земли

И внятный не земному слуху,

А только внемлющему духу.

Жгло солнце. Блеклые, в пыли,

Серели травы. Степь роняла

Беззвучно зерна – рожь текла

Как бы крупинками стекла

В суглинок жаркий. Тонко, вяло,

Седые крылья распустив,

Птенцы грачей во ржи кричали.

Но в духоте песчаных нив

Терялся крик. И вырастали

На юге тучи. И листва

Ветлы, склоненной к их подножью,

Вся серебристой млела дрожью —

В грядущем страхе божества.


10. VIII.12


ГРОБНИЦА


Глубокая гробница из порфира,

Клоки парчи и два крутых ребра.

В костях руки – железная секира,

На черепе – венец из серебра.


Надвинут он на черные глазницы,

Сквозит на лбу, блестящем и пустом.

И тонко, сладко пахнет из гробницы

Истлевшим кипарисовым крестом.


10. VIII.12


СВЕТЛЯК


Леса, пески, сухой и теплый воздух,

Напев сверчков, таинственно простой.

Над головою – небо в бледных звездах,

Под хвоей – сумрак, мягкий и густой.


Вот и она, забытая, глухая,

Часовенка в бору: издалека

Мерцает в ней, всю ночь не потухая,

Зеленая лампадка светляка.


Когда-то озаряла нам дорогу

Другая в этой сумрачной глуши…

Но чья святей? Равно́угоден богу

Свет и во тьме немеркнущей души.


Под Себежем,


24. VIII.12


СТЕПЬ


Синий ворон от падали

Алый клюв поднимал и глядел.

А другие косились и прядали,

А кустарник шумел, шелестел.


Синий ворон пьет глазки до донушка,

Собирает по косточкам дань.

Сторона ли моя, ты, сторонушка,

Вековая моя глухомань!


21. IX.12


ХОЛОДНАЯ ВЕСНА


Среди кривых стволов, среди ветвей корявых

Ползет молочный дым: окуривают сад.

Все яблони в цвету – и вот, в зеленых травах,

Огни, как языки, краснеют и дрожат.


Бесцветный запад чист – жди к полночи мороза.

И соловьи всю ночь поют из теплых гнезд

В дурмане голубом дымящего навоза,

В серебряной пыли туманно-ярких звезд.


2. III.13


МАТРОС


Ночью в море крепко спать хотелось,

Измотало зыбью нашу барку,

На носу – угодника Николу,

На корме – малиновый фонарик.


А пришли к Патрасу – рассветает,

Море заштилело, зеленеет,

На востоке, светлом, апельсинном,

Розовеют снеговые горы.


У кого есть деньги, тот в кофейне,

Пьет мастику или чай с лимоном —

Э, успею выспаться! Скорее

Дай мне сыру и вина покрепче!


Сладко ослабею, сытый, пьяный,

Забурлю кальяном, а хозяин

Будет усмехаться – и от смеха

Нос его короткий станет клювом.


8. III.13


СВЯТОГОР


В чистом поле, у камня Ала́тыря,

Будит конь Святогора-бога́тыря:

Грудью пал на колчан Святогор.

Ворон по полю плавает, каркая.

Свет-заря помутилася жаркая.

Месяц встал на полночный дозор.


Ой, не спит Святогор, – притворяется!

Конь легонько копытом касается

До плеча в золоченой резьбе:

«Я ль не сытый пшеницею яровой?

Я ль не крытый попоною жаровой?

Мне ль Ивана носить на себе?»


В чистом поле, у камня Ала́тыря,

Светит месяц по шлему бога́тыря:

Принял божию смерть Святогор.

Конь вздыхает, ревет по-звериному:

Он служил господину единому!

А Иван распахнул бел шатер:


Он ползет по росе, подкрадается,

Он татарином диким гоняется,

Он за гриву хватает коня.

Ночь за ночью идет, ворон каркает,

Ветром конь вкруг Ала́тыря шаркает,

Стременами пустыми звеня.


Анакапри, 8.III.13


ЗАВЕТ СААДИ


Будь щедрым, как пальма. А если не можешь, то будь

Стволом кипариса, прямым и простым – благородным.


Трапезонд, VI.13


ДЕДУШКА


Дедушка ест грушу на лежанке,

Деснами кусает спелый плод.

Поднял плеч костлявые останки

И втянул в них череп, как урод.


Глазки – что коринки, со звериной

Пустотой и грустью. Все забыл.

Уж запасся гробовой холстиной,

Но к еде – какой-то лютый пыл.


Чует: отовсюду обступила,

Смотрит на лежанку, на кровать

Ждущая, томительная Сила…

И спешит, спешит он – дожевать.


19. VIII.13


МАЧЕХА


У меня, сироты, была мачеха злая.

В избу пустую ночью пришла я:


В темные лесы гнала меня мати

Жито сырое молоть, просевати.


Много смолола я – куры не пели,

Слышу – дверные крюки заскрипели,


Глянула – вижу железные роги,

Черную Мати, косматые ноги.


Брала меня Мати за правую руку,

Вела меня Мати к венцу да на муку,


За темные лесы, за синие боры,

За быстрые реки, за белые горы.


Ой, да я лесы прошла со свечами,

В плынь я плыла по рекам со слезами,


В трубы по белым горам я трубила:

Слушайте, людя, кого я любила!


20. VIII.13


ОТРАВА


Свекровь-госпожа в терему до полден заспалась:

Спи, ро́дная, спи, я одна, молода, убралась!

Серьгу и кольцо я в бору колдуну отдала,

Питье на меду да на сладком корню развела.


И черен и смолен зеленый за теремом бор.

Сынок твой воротится, сыщет под лавкой топор:

«Сынок, не буди меня: клонит старуху ко сну.

Сруби мне два дерева – ель да рудую сосну».


– Ин, ель на постель, а сосну? – «А ее на кровать:

На бархате смольном в гробу золотом почивать,

На хвое примятой княгиню положите вы,

С болотною мятой округ восковой головы…»


Уж как же я буду за церковью выть, голосить!

Уж как же я выйду наране покосы косить!

В коралл, в костенику я косы свои уберу,

Шальною и дикой завьюсь, замотаюсь в бору!


20. VIII.13


МУШКЕТ


Видел сон Мушкет:

Видел он азовские подолья,

На бурьяне, на татарках – алый цвет,

А в бурьяне – ржавых копий колья.


Черт повил в жгуты,

Засушил в крови казачьи чубы.

Эх, Мушкет! А что же делал ты?

Видишь ли оскаленные зубы?


Твой крестовый брат

В Цареграде был посажен на кол.

Брат зовет Мушкета в Цареград —

И Мушкет проснулся и заплакал.


Встал, жену убил,

Сонных зарубил своих малюток,

И пошел в туретчину, и был

В Цареграде через сорок суток.


И турецкий хан

Отрубил ему башку седую,

И швырнули ту башку в лиман,

И плыла она, качаясь, в даль морскую.


И глядела в высь, —

К господу глаза ее глядели.

И господь ответил: «Не журись,

Не тужи, Мушкет, – попы тебя отпели».


VIII.13


ВЕНЕЦИЯ


Восемь лет в Венеции я не был…

Всякий раз, когда вокзал минуешь

И на пристань выйдешь, удивляет

Тишина Венеции, пьянеешь

От морского воздуха каналов.

Эти лодки, барки, маслянистый

Блеск воды, огнями озаренной,

А за нею низкий ряд фасадов

Как бы из слоновой грязной кости,

А над ними синий южный вечер,

Мокрый и ненастный, но налитый

Синевою мягкою, лиловой, —

Радостно все это было видеть!


Восемь лет… Я спал в давно знакомой

Низкой, старой комнате, под белым

Потолком, расписанным цветами.

Утром слышу, – колокол: и звонко

И певуче, но не к нам взывает

Этот чистый одинокий голос,


Голос давней жизни, от которой

Только красота одна осталась!

Утром косо розовое солнце

Заглянуло в узкий переулок,

Озаряя отблеском от дома,

От стены напротив – и опять я

Радостную близость моря, воли

Ощутил, увидевши над крышей,

Над бельем, что по ветру трепалось,

Облаков сиреневые клочья

В жидком, влажно-бирюзовом небе.

А потом на крышу прибежала

И белье снимала, напевая,

Девушка с раскрытой головою,

Стройная и тонкая… Я вспомнил

Капри, Грациэллу Ламартина…

Восемь лет назад я был моложе,

Но не сердцем, нет, совсем не сердцем!


В полдень, возле Марка, что казался

Патриархом Сирии и Смирны,

Солнце, улыбаясь в светлой дымке,

Перламутром розовым слепило.

Солнце пригревало стены Дожей,

Площадь и воркующих, кипящих

Сизых голубей, клевавших зерна

Под ногами щедрых форестьеров.

Все блестело – шляпы, обувь, трости,

Щурились глаза, сверкали зубы,

Женщины, весну напоминая

Светлыми нарядами, раскрыли

Шелковые зонтики, чтоб шелком

Озаряло лица… В галерее

Я сидел, спросил газету, кофе

И о чем-то думал… Тот, кто молод,

Знает, что он любит. Мы не знаем —

Целый мир мы любим… И далеко,

За каналы, за лежавший плоско

И сиявший в тусклом блеске город,

За лагуны Адрии зеленой,

В голубой простор глядел крылатый


Лев с колонны. В ясную погоду

Он на юге видит Апеннины,

А на сизом севере – тройные

Волны Альп, мерцающих над синью

Платиной горбов своих ледяных…


Вечером – туман, молочно-серый,

Дымный, непроглядный. И пушисто

Зеленеют в нем огни, столбами

Фонари отбрасывают тени.

Траурно Большой канал чернеет

В россыпи огней, туманно-красных,

Марк тяжел и древен. В переулках —

Слякоть, грязь. Идут посередине, —

В опере как будто. Сладко пахнут

Крепкие сигары. И уютно

В светлых галереях – ярко блещут

Их кафе, витрины. Англичане

Покупают кружево и книжки

С толстыми шершавыми листами,

В переплетах с золоченой вязью,

С грубыми застежками… За мною

Девочка пристряла – все касалась

До плеча рукою, улыбаясь

Жалостно и робко: «Mi d'un soldo!» [3]

Долго я сидел потом в таверне,

Долго вспоминал ее прелестный

Жаркий взгляд, лучистые ресницы

И лохмотья… Может быть, арабка?


Ночью, в час, я вышел. Очень сыро,

Но тепло и мягко. На пьяцетте

Камни мокры. Нежно пахнет морем,

Холодно и сыро вонью скользких

Темных переулков, от канала —

Свежестью арбуза. В светлом небе

Над пьяцеттой, против папских статуй

На фасаде церкви – бледный месяц:


То сияет, то за дымом тает,

За осенней мглой, бегущей с моря.

«Не заснул, Энрико?» – Он беззвучно,

Медленно на лунный свет выводит

Длинный черный катафалк гондолы,

Чуть склоняет стан – и вырастает,

Стоя на корме ее… Мы долго

Плыли в узких коридорах улиц,

Между стен высоких и тяжелых…


В этих коридорах – баржи с лесом,

Барки с солью: стали и ночуют.

Под стенами – сваи и ступени,

В плесени и слизи. Сверху – небо,

Лента неба в мелких бледных звездах…

В полночь спит Венеция, – быть может,

Лишь в притонах для воров и пьяниц,

За вокзалом, светят щели в ставнях,

И за ними глухо слышны крики,

Буйный хохот, споры и удары

По столам и столикам, залитым

Марсалой и вермутом… Есть прелесть

В этой поздней, в этой чадной жизни

Пьяниц, проституток и матросов!

«Но amato, amo, Desdemona» [4] , —

Говорит Энрико, напевая,

И, быть может, слышит эту песню

Кто-нибудь вот в этом темном доме —

Та душа, что любит… За оградой

Вижу садик; в чистом небосклоне —

Голые, прозрачные деревья,

И стеклом блестят они, и пахнет

Сад вином и медом… Этот винный

Запах листьев тоньше, чем весенний!

Молодость груба, жадна, ревнива,

Молодость не знает счастья – видеть

Слезы на ресницах Дездемоны,

Любящей другого…


Вот и светлый

Выход в небо, в лунный блеск и воды!

Здравствуй, небо, здравствуй, ясный месяц,

Перелив зеркальных вод и тонкий

Голубой туман, в котором сказкой

Кажутся вдали дома и церкви!

Здравствуйте, полночные просторы

Золотого млеющего взморья

И огни чуть видного экспресса,

Золотой бегущие цепочкой

По лагунам к югу!


30. VIII.13


Теплой ночью, горною тропинкой…


Теплой ночью, горною тропинкой,

Я иду в оливковом лесу.

Вижу в небе белый, ясный месяц,

В сердце радость мирную несу.


Свет и тень по мне проходят сетью.

Редкий лес похож на серый сад.

Над горой далекой и высокой

Две звезды полночные лежат.


Вот и дома. Белый, ясный месяц —

Против белой мазанки моей.

И всю ночь хрустальными ручьями

Звон цикад журчит среди камней.


4. IХ.13


МОГИЛЬНАЯ ПЛИТА


Опять знакомый дом…


Огарев.


Могильная плита, железная доска,

В густой траве врастающая в землю, —

И мне печаль могил понятна и близка,

И я родным преданьям внемлю.


И я «люблю людей, которых больше нет»,

Любовью всепрощающей, сыновней.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Падобныя:

Название книги: Стихотворения iconНазвание книги: Стихотворения

Название книги: Стихотворения iconНазвание книги: Стихотворения 1823-1836

Название книги: Стихотворения iconНазвание книги: Занимательная Греция
В шести частях книги (с IX по II вв до н э.) рассматриваются и политика, и быт, и военное искусство, и философия, и театр, и поэзия...

Название книги: Стихотворения iconНазвание книги

Название книги: Стихотворения iconНазвание книги: «Полтава»

Название книги: Стихотворения iconНазвание книги: Евгений Онегин

Название книги: Стихотворения iconАвтор и название книги, класс

Название книги: Стихотворения iconНазвание книги: Руслан и Людмила

Название книги: Стихотворения iconНазвание книги: Произведения для детей (Том 2)
Сказки разных народов литовские народные сказки из книги "сказочный домик" из английской и чешской народной поэзии английские песенки,...

Название книги: Стихотворения iconКомментарии стихотворения
Это представление в особенности укрепилось после начала освободительной борьбы греков. Несомненен иносказательный характер стихотворения,...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка