Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09




НазваПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
старонка3/4
Дата канвертавання07.01.2013
Памер463.04 Kb.
ТыпДокументы
1   2   3   4


Л.д. 221-228-копия договора комиссии от 26 декабря 1997 года.

Государственный обвинитель Ибрагимова Г.Б.: Ваша честь, я Вас предупреждала, разрешите мне удалиться, а мои коллеги продолжат оглашение.

Государственный обвинитель Ибрагимова Г.Б. удаляется из зала судебного заседания.

Судом ставится вопрос о возможности продолжить судебное заседание при данной явке.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: не возражаю.

Подсудимый Лебедев П.Л.: не возражаю.

Защитник Клювгант В.В.: не возражаю.

Защитник Левина Е.Л.: не возражаю.

Защитник Терехова Н.Ю.: не возражаю.

Защитник Купрейченко С.В.: не возражаю.

Защитник Липцер Е.Л.: не возражаю.

Защитник Ривкин К.Е.: не возражаю.

Государственный обвинитель Шохин Д.Э.: не возражаю.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: не возражаю.

Государственный обвинитель Ковалихина В.М.: не возражаю.

Представитель потерпевшего Щербакова И.Л.: не возражаю.

Суд,

Постановил:

Продолжить судебное заседание при данной явке.

Государственный обвинитель Ковалихина В.М. оглашает:

Том 3:

Л.д. 232-234-копия дополнительного соглашения №1 от 31 декабря 1998 года к договору комиссии № Ю-4-01/1979 от 26 декабря 1997 года,

Л.д. 257-260-копия договора купли-продажи нефти №225/98 от 25 января 1998 года,

Л.д. 209-копия свидетельства о государственной регистрации юридического лица ЗАО «М-Реестр» №706,

Л.д. 210- копия постановления о производстве выемки от 07 февраля 2001 года,

Л.д. 211-копия протокола выемки от 01 марта 2001 года,

Государственный обвинитель Ковалихина В.М.: я, единственное, хочу обратить, что среди данных документов фигурируют договор комиссии №Ю-4-01/1979 от 26.12.1997 года, который как договор комиссии под указанным номером был оглашен моей коллегой Ибрагимовой, и дополнительное соглашение №1 к данному договору комиссии также было изъято в соответствии с постановлением и указанным протоколом выемки.

Л.д. 241-копия постановления о производстве выемки от 23 апреля 2001 года,

Государственный обвинитель Ковалихина В.М.: договор №225/98 от 25.01.1998 года был оглашен как раз также моей коллегой Ибрагимовой, поэтому я и оглашаю сейчас постановление о производстве выемки и протокол выемки за этим последует.

Л.д. 242-копия протокола выемки от 29 мая 2001 года,

Л.д. 275-284-копия устава ООО «Митра».

Подсудимый Ходорковский М.Б.: Ваша честь, я об этом уже говорил в ходатайстве, но я хотел бы, так сказать, повторить свои слова в виде возражений на действия председательствующего.

Подсудимый Ходорковский М.Б. оглашает возражения на действия председательствующего.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: Ваша честь, я внимательно изучил вчера вечером выступление уважаемого прокурора Шохина и, редкий случай, благодарен ему за справедливое замечание, сделанное в отношении исследования доказательств. В ст.ст.284,285 и 281 УПК РФ говорится об исследовании доказательств, это действительно так, ну, плюс есть статьи, которые относятся к допросам. Итак, это совершенно верное замечание. Ст.281 УПК РФ (оглашение допросов) к вчерашнему заседанию не относится, ст.285 УПК РФ требует предварительного определения или постановления суда, значит, вчерашнее действо описывается ст.284 УПК РФ. В соответствии со ст.284 п.1 УПК РФ хочу обратить внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Я тщательно выбросил все, что касается моего отношения, оценок и так далее. Я понял, что суд мне это делать запретил. Итак. Госпожа Ибрагимова предъявила и огласила письмо Грэма Хьюстона, где он говорит о торговле по трансфертным ценам внутри компании «ЮКОС». Хочу обратить внимание суда. Автор письма ссылается на консолидированную отчетность компании 1996-го года, то есть она ему известна и от него не скрывалась. Также автор письма говорит о событиях 1996 и 1997 года, то есть до момента создания организованной группы, во всяком случае, если читать обвинительное заключение. Далее. Автор письма утверждает, что практика применения трансфертных цен была такой же в эти годы, то есть не связана с моментом создания мифической организованной группы. Далее. В этом же документе автор письма утверждает, что не нефть, а чистая прибыль была передана на уровень холдинга, то есть компенсацию затрат из выручки автор письма не отрицает, а точнее, подтверждает. Второй документ. Уважаемая госпожа Ибрагимова предъявила вещественное доказательство – заключение антимонопольного органа, естественно, скрыв, что оно отменено судом. Прошу обратить внимание суда, что это заключение упоминает роль «ЮКОСа» как покупателя и одновременно холдинга материнской компании, а также роль «ЮКОСа-ЭП» как управляющей компании, причем именно в контексте того, что это подразделение «ЮКОСа», то есть они входят в одну группу. Далее, в этом же документе речь идет именно о сравнении цены нефти со средней ценой в ХМАО, а не Роттердама. Часть документа при оглашении пропущена, поэтому об остальном я буду говорить позже, когда дойдет наше время до исследования документов. Третье. Госпожа Ибрагимова предъявила вещественное доказательство – протокол общего собрания «Самаранефтегаз». Хочу обратить внимание суда на дату проведения общего собрания, обозначенную в этом документе: 23.03.1999 года; на то, что стоимость 250 рублей за тонну (я надеюсь все-таки, оговорилась уважаемая госпожа Ибрагимова) указана как оценка на дату проведения общего собрания, а не до и не после его проведения; на то, что в этом документе госпожа Бахмина заявила о коррекции цен, исходя из цен на рынке, а не установлении ее в размере средней цены Роттердама. Далее, что «за» (в этом документе обозначено) проголосовало большинство присутствующих, а присутствовало 53,98% голосующих акций, то есть пакет, принадлежащий «ЮКОСу» (51%) и 2,5% миноритариев. Четвертое. Госпожа Ибрагимова предъявила вещественное доказательство – протокол общего собрания «ЮНГ» («Юганскнефтегаза»). Хочу обратить внимание суда на дату общего собрания – 30.03.1999 года и, что стоимость 250 рублей за тонну обозначена как оценка на дату проведения общего собрания акционеров: не до и не после, и не в Роттердаме, а на внутреннем рынке; на то, что в собрании участвовало 59,33% голосующих акций, что «за» голосовало большинство; что в соответствии с обвинительным заключением контрольный пакет (51% голосующих акций) принадлежал «ЮКОСу». Помимо вышеизложенного обращаю внимание суда на упомянутое уважаемой госпожой Ибрагимовой обстоятельство, прозвучавшее как: срок давности по второму эпизоду истек, и они (то есть мы ждем), когда он истечет по первому. Полагаю, Ваша честь, что госпожа Ибрагимова хотела сказать наоборот: срок давности по первому эпизоду истек. Так, в общем, казалось бы мне, более логично. Я буду исходить из того, что она просто оговорилась. А значит, на мой взгляд, продолжением исследования доказательств по этому эпизоду не мы, а сторона обвинения затягивает время. Что касается второго эпизода, то если речь идет об отмывании акций, то без приговора по хищению он и так мертвый, даже не вдаваясь в суть бреда об отмывании именных бездокументарных акций. Акцент делаю на слове «именных». Это по закону. Ну, в беспределе какие сроки давности? Так сказать, и говорить не о чем. Если же речь идет о нефти, то слова уважаемой госпожи Ибрагимовой меня попросту пугают. Там срок давности (по этому эпизода) истекает в 2013 году. Я надеюсь, что они не хотят читать три года данный документ. В общем, за один день обвинение признало истечение сроков давности по одному эпизоду, отсутствие важнейшего признака присвоения – тайности, то есть «против воли собственника» по второму в отношении «Самаранефтегаз» и «Юганскнефтегаз». Осталась «Томскнефть», и уголовное дело можно завершать на базе уже оглашенных доказательств, признанных обвинением достоверными. Напомню, что сам факт изъятия нефти у собственника пока не установлен и не будет установлен, так как это каримовский бред.

Защитник Ривкин К.Е.: уважаемый суд, уважаемые участники процесса, уважаемые присутствующие. Защитой подготовлено заявление об отводе, которое мы бы хотели сейчас огласить. Сразу оговорюсь, что, исходя из требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, отсутствие отводимого лица не является препятствием для того, чтобы сделать соответствующее заявление. Могу только предположить, что госпожа Ибрагимова предвидела предстоящее действо и поэтому поспешила удалиться. Ну что ж, это ее право. Итак, заявление об отводе государственного обвинителя, старшего советника юстиции Ибрагимовой Гюльчехры Бахадыровны в порядке ст.9 УПК РФ. Закон, а именно ст.61 УПК РФ прямо предусматривает отвод прокурора в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе уголовного дела. Разъясняя данное положение, «Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ» под редакцией первого заместителя Генерального прокурора РФ, председателя Следственного комитета, профессора Бастрыкина Александра Ивановича указывает: «Прокурор обязан при решении входящих в его компетенцию вопросов быть объективным и беспристрастным». Указанным критериям прокурор Ибрагимова не соответствует, в связи с чем подлежит отводу. Первое. Как следует из постановления Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 года №13-П, прокурор, поддерживая обвинение от имени государства по уголовному делу, должен подчиняться предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства, следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным кодексом. Он обязан всеми имеющимися в его распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности, обеспечивать обвиняемому право на защиту, в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения. Каких-либо положений, допускающих освобождение прокурора от выполнения этих обязанностей УПК РФ не содержит. Между тем, официально провозглашенная и занятая прокурором Ибрагимовой позиция по настоящему делу входит в полное противоречие с предписаниями закона, поскольку демонстрирует предвзятость и обвинительный уклон. Так, на судебном заседании 21.04.2009 года после высказывания Михаила Борисовича Ходорковского своего мнения по существу изложенного обвинения она заявила, что его (имеется в виду, Ходорковского) мнение, цитирую, «никого не интересует». Все мы были участниками этого процесса, все, я надеюсь, это помнят. 27.04.2009 года прокурор Ибрагимова, грубо игнорируя свою прямую обязанность, предусмотренную ст.6 УПК РФ защищать личность от незаконного и необоснованного обвинения, сделала еще одно циничное заявление, цитирую: «Как бы Лебедев себя ни вел, это бесполезно». Таким образом, еще до вынесения приговора суда облеченный широкими процессуальными полномочиями и выступающий от имени государства прокурор уже вынес свой вердикт о виновности подсудимых и открыто продемонстрировал абсолютное безразличие к правам на защиту и презумпции невиновности. При таких обстоятельствах ни о какой объективности и беспристрастности не может идти речи. Второе. От поддерживающего обвинение прокурора требуется активность, профессионализм, принципиальность и объективность занятой позиции. Об этом прямо сказано в приказе от 20.11.2007 года №185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» (приказ Генеральной прокуратуры РФ). Помимо очевидного факта отсутствия у Ибрагимовой объективности вызывает большое сомнение ее профессионализм. Неоднократно выступая по различным вопросам, обсуждаемым сторонами, она, даже в отличие от своих коллег, явно не владеет материалами уголовного дела. С одной стороны, об этом свидетельствуют ее бессодержательные реплики по поводу заявлений и ходатайств защиты. Сделав два-три пассажа на тему «все законно» и «нарушений не имеется», Ибрагимова сразу же переходит к шельмованию адвокатов, подсудимых и присутствующих в зале совершенно безотносительно к рассматриваемому по существу вопросу. С другой стороны, о том же, то есть о незнании дела, прямо говорит предпринятая Ибрагимовой попытка озвучивать письменные материалы, в результате чего искажаются названия иностранных фирм, оглашаются неверные цифровые показатели, пропускаются слова и целые словосочетания. К примеру, явно не осознавая смысл содеянного, данный чтец вместо указанной в документе и активно используемой следствием цены в размере 250 рублей за тонну нефти несколько раз назвала цену в тысячу раз больше, тем самым порушив до основания позицию обвинения и сделав неоценимый подарок защите. Я поясню. Наших подзащитных обвиняют в том, что «ЮКОС» реализовывал нефть не по мировым ценам. «ЮКОСу» и не снилась такая цена - 250 тысяч рублей за тонну нефти. Спасибо большое госпоже Ибрагимовой, поскольку, как мы договорились в самом начале процесса, все, что было сказано прокурорами, это их официальная позиция. От защиты могу лишь добавить, что, если пользоваться излюбленной терминологией наших процессуальных противников «со всей прямотой и ясностью хотим сказать», так я хочу сказать следующее, что в подрывной деятельности госпожи Ибрагимовой мы не нуждаемся. Третье. Участие в процессе лица, имеющего статус государственного обвинителя, подразумевает наличие у него высоких морально-этических качеств. Это прямо указано в законе «О прокуратуре Российской Федерации», если мне не изменяет память, ст.40.1. Правильно, Валерий Алексеевич? Ну, вот видите, как хорошо. Поэтому необходимость устранения из дела прокурора Ибрагимовой обусловлена также систематическими проявлениями ею элементарного неуважения к участникам судебного разбирательства и присутствующим в зале лицам. Достаточно сказать, что богатый лексикон этого облеченного властными полномочиями советника юстиции явно пополняется за пределами публичных библиотек и интеллектуальных диспутов. Неужели для зала, в котором вершится правосудие, не находится иных выражений, кроме как «не знаю, с какого бока», «слушать бред», «выскакивать с возражениями»? Вот это как раз и есть откровенное неуважение к суду, от которого сторона обвинения неоднократно призывала воздерживаться присутствующих. Поэтому вовсе неудивительно, что поведение прокурора Ибрагимовой по отношению к себе известный адвокат Москаленко Каринна Акоповна охарактеризовала как «назидательность и оскорбительность». К слову сказать, не так давно, в очередной раз не имея аргументов возражать защитникам по существу обсуждавшейся темы, госпожа Ибрагимова призывала нас соответствовать, как она выразилась, признанным авторитетам юриспруденции. Доводим для ее сведения: Москаленко Каринна Акоповна – член Российского комитета адвокатов в защиту прав человека, Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, Московской Хельсинкской группы. Удостоена Почетного знака Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «За защиту прав человека», высшей юридической премии «Фемида-2000». Лауреат премии признания Международной Хельсинкской федерации за 2006 год. В наградной грамоте сказано, что Каринна Москаленко является одним из выдающихся адвокатов-правозащитников в мире, оказавшим помощь множеству российских жертв в борьбе за их права. Предлагаем прокурору Ибрагимовой попробовать посоответствовать, хотя уверены, что вряд ли это у нее получится: за вульгарность и невоспитанность почетные грамоты у нас еще пока не дают. Четвертое. Недопустимое для государственного обвинителя презрительное отношение к присутствующим в зале судебного заседания людям демонстрирует госпожа Ибрагимова постоянно. Регулярно принимая позу Наполеона, в которой специалисты-психологи усматривают признаки высокомерного отношения субъекта к окружающим (и от себя добавим, видимо, забыв, что этот завоеватель плохо закончил свои дни), старший советник юстиции называет присутствующих не иначе как «специфической публикой», «болельщиками» и «ангажированной общественностью». При этом ее особое негодование вызвали аплодисменты, которыми несколько раз сопровождались выступления адвокатов. Признавая, в отличие от прокурора Ибрагимовой, свою небеспристрастность в данном вопросе, приведем по этому поводу мнение, прозвучавшее в средствах массовой информации. Радиостанция «Эхо Москвы», 23.04.2009 года. Небольшая цитата: «А почему бы вам, уважаемые прокуроры, не покрасоваться точностью речей, блеском ума? Почему вы пренебрегаете такой возможностью? Всегда мы читаем о процессах, что прокурор с блеском выступил. Почитайте Чехова или Достоевского. Или адвокат с блеском выступил и защитил аж Веру Засулич, и все рыдали. Ну, давайте, выступите вы с блеском. Почему вы без блеска выступаете?» Конец цитаты. Пока же блеск прокурор Ибрагимова проявляет лишь в своих нападках на защитников и активных попытках воспрепятствования осуществлению полноценной защиты Ходорковским и Лебедевым. Осуждение прокурора в ее выступлении в суде 27.04.2009 года вызвали (цитата) «ходатайства, возражения, заявления по поводу и без повода». Неужели можно считать профессиональным и объективным гособвинителя, если он даже, по-видимому, просто не понимает, что такая работа «по поводу» и является прямой обязанностью защитника, проводимой в интересах его доверителя, а также средством защиты подсудимыми своих конституционных прав? Стоит ли тогда удивляться, что ходатайство квалифицируется данным стражем закона как «так называемое», возражение – как «выходка», а обращение к суду как «коллективный труд, называемый заявлением об отводе»? Учитывая изложенные выше факты необъективности и небеспристрастности, непрофессионализма и возмутительного поведения, неуважения к участникам процесса, руководствуясь ст.ст.61 и 66 УПК РФ, защита Ходорковского и Лебедева заявляет отвод государственному обвинителю Ибрагимовой. Отвод подписан защитниками, мы передаем его в распоряжение суда.

Защитник Липцер Е.Л.: если позволите, Ваша честь, я пару слов буквально. Я хотела бы обратить внимание суда, что это не только позиция защиты по отношению к поведению госпожи Ибрагимовой, а те люди, которые присутствуют в зале суда, которых она пренебрежительно называет вот так, как процитировал мой коллега. А именно, бывший депутат Государственной Думы от КПРФ Кандауров, который неоднократно посещал данные судебные заседания, он в своем комментарии, который дал в средства массовой информации, сказал, что «уже непримечательно, что уже стало обычным явлением, это поведение госпожи Ибрагимовой. Она теперь главный человек в процессе со стороны прокуратуры. Создается такое впечатление, что судья просто боится прокурорских работников. Раньше госпожа Ибрагимова, не вставая с места, давала указания судье или что-то требовала от суда, сейчас она приподнимается, но при скрещенных на мундире руках. Это манера просто неуважение к суду. И она назидательным тоном учит суд и адвокатов, как себя вести в процессе. Для меня все то, что она делает, это полная правовая вульгарность. Судья не просто на это никак не реагирует, он все возражения стороны обвинения удовлетворяет. Создается впечатление, что не судья, а госпожа Ибрагимова будет выносить приговор, что за ней последнее слово останется». Вот, на мой взгляд, такая реакция уважаемого человека, хоть он и представляет собой часть публики, находящейся в этом зале, она свидетельствует о том, что наше заявление об отводе, оно не может считаться каким-то не то что необоснованным, а предвзятым именно со стороны защиты, поскольку человек, который просто сидит в зале, наблюдает за процессом, делает точно такие же выводы, как и мы. Я случайно просто сейчас прочитала в Интернете его комментарий. Поэтому, Ваша честь, полагаем, что поведение госпожи Ибрагимовой на Вас также бросает тень, и она выражает явное неуважение к суду, поэтому просим рассмотреть наше заявление об отводе и удовлетворить его.

Защитник Клювгант В.В.: поддерживаю.

Защитник Левина Е.Л.: поддерживаю.

Защитник Терехова Н.Ю.: поддерживаю.

Защитник Купрейченко С.В.: поддерживаю.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: во-первых, Ваша честь, хотел попросить прощения, что невольно ввел суд в заблуждение. Меня Платон Леонидович сейчас поправил, ну, это вот причина, что не смотрел документ. Я ссылался на документ Грэма Хьюстона, говоря, что он за подписью. Нет там, на самом деле, подписи. Это русский перевод некоего текста, там подписи нет, я прошу прощения. Я со слуха понял, что он подписан. Теперь по сути ходатайства. Я поддерживаю его. Мне лично, Ваша честь, Гульчехра Бахадыровна, как оппонент, нравится. Она вносит, на мой взгляд, разнообразие в процесс. Хотя, и здесь я вынужден согласиться с уважаемым адвокатом, в документах она, очевидно, ничего не понимает, и если бы, так сказать, мне была бы предоставлена возможность комментировать документы, я бы, естественно, это суду продемонстрировал. К сожалению, Ваша честь, небеспристрастность уважаемой госпожи Ибрагимовой очевидна, поэтому я вынужден в процессуальной форме отвода заявить об этом. Хотя, еще раз подчеркиваю, как оппонент, она мне нравится.

Подсудимый Лебедев П.Л.
1   2   3   4

Падобныя:

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
Судом ставится вопрос о замене секретаря судебного заседания Астафьевой А. Ю. на секретаря судебного заседания Мышелову О. И

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
Судом ставится вопрос о замене секретаря судебного заседания Капусткиной М. И. на секретаря судебного заседания Мышелову О. И

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconНа решение Арбитражного суда Красноярского края
Протокол настоящего судебного заседания велся секретарем судебного заседания Шкреба К. В

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconО возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств
Федерации Лебедева В. М. о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Алехина

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 icon3-434-04-410/11 постановлени е по делу об административном правонарушении
Мировой судья судебного участка №6 города Буденновска и Буденновского района Ставропольского края Колесников Д. В., при секретаре...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 icon3-394-04-410/11 постановлени е по делу об административном правонарушении
Мировой судья судебного участка №6 города Буденновска и Буденновского района Ставропольского края Колесников Д. В., при секретаре...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconСудья Магаданского городского суда Магаданской области Диденко Н. Н., рассмотрев замечания на протокол судебного заседания защитника Жукова О. В

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconНа решение Арбитражного суда Саратовской области от 18 ноября 2009 года по делу n а57
В ходе судебного заседания истец уменьшил исковые требования в части взыскания арендной

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconРешение от имени латвийской республики
Конституционный суд Латвийской Республики в следующем составе: председатель судебного заседания Айварс Эндзиньш, судьи Илма Чепане,...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка