Книга Вторая. Жертва




НазваКнига Вторая. Жертва
старонка1/12
Алекс Блейд
Дата канвертавання02.01.2013
Памер1.71 Mb.
ТыпКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Данное произведение является неофициальной альтернативной фан версией серии книг «Революция» и никакого отношения к оригинальным произведениям не имеет.

Не предназначено для коммерческого использования.


Автор: Алекс Блейд

Революция

Книга Вторая. Жертва





Аннотация:


Человечество никогда ещё не было в таком положении. Не достигнув значительно более высокого уровня добродетели и не пользуясь значительно более мудрым руководством, люди впервые получили в руки такие орудия, при помощи которых они без промаха могут уничтожить все человечество. Таково достижение всей их славной истории, всех славных трудов предшествовавших поколений. И люди хорошо сделают, если остановятся и задумаются над этой своей новой ответственностью. Смерть стоит начеку, послушная, выжидающая, готовая служить, готовая смести все народы «en masse», готовая, если это потребуется, обратить в порошок, без всякой надежды на возрождение, все, что осталось от цивилизации. Она ждет только слова команды. Она ждёт этого слова от хрупкого перепуганного существа, которое уже давно служит ей жертвой и которое теперь один единственный раз стало её повелителем.


Глава первая.

Дьявольская четверка.


Начало мая 1914 г.

Где-то на границе Бельгии.


Липкая, пронизывающая мгла медленно расползалась в воздухе, поднимаясь с земли слой за слоем, словно волны какого-то тлетворного моря. Туман начинал понемногу рассеиваться, обнажая безлюдный простор, простирающийся на многие мили. Человеческая фигура, скрытая до этого в туманной дымке, постепенно обретала все более отчетливые формы, выступая из мглы. Идя неторопливыми медленными шагами по едва видимой тропинке, фигура, словно опасаясь чего-либо или же ища что-либо, всматривалась в наступающую тьму ночи. Видно было, что добраться до этого отдаленного и заброшенного уголка человеческой цивилизации не так-то легко, и цель, а главное безопасность, этого странствия важна для него.

По мере того, как фигура прояснялась, можно было узнать в ней человека небольшого роста, и лет около пятидесяти. Это был старик, одетый явно не для прогулок в такую прохладную ночь. На нем был странный залатанный костюм, черного цвета, как сама ночь, что еще больше сливало его с темнотой. На ногах были совсем стоптанные туфли, словно не один месяц он странствовал в них без передышки. Голова его была повязана запачканным стареньким платком, потерявшим уже какой-либо цвет, а борода, скрывавшая половину лица, дрожала от ночного холода, как и он сам. Его азиатское лицо и внешность не позволяли точно определить, откуда он был родом. Был ли это Китай, Япония или же Монголия, сказать однозначно не представлялось возможным. Лицо было усеяно морщинами, и отражало всю усталость и изнеможение старика.

Продолжая идти, старик продолжал размышлять о грядущих событиях. Солнце уже окончательно скрылось, уступая ночной мгле, и позволяя ей вступить в свои полноправные владения. Эта ночь должна стать последней для меня. И не только для меня, но и для всех остальных. Пришло время покинуть это место. Мы итак уже задержались здесь дольше планируемого. Намного дольше, и это явно не входило в план. Хотя что есть план, в этом непредсказуемо переменчивом мире, не так ли? Все ошибаются, и даже боги, если они есть. Но не все могут эти ошибки исправить. Что уж говорить о последствиях. Нас бы уже не было, начнись тогда в Европе война. Столько усилий было заложено, а он … Сегодня, в эту безмолвную ночь, все решится. Песочные часы будут перевернуты, и начнется отсчет конца этих мучений. Песчинки не вернутся назад, и время не обратится вспять. Впрочем, не мне решать. Интересно, прибыли ли уже остальные. Если так, то стоит все же поторопиться.

Вскоре, наконец-то показался старый заброшенный особняк – место сегодняшней встречи. В такой глуши, вдалеке от посторонних людских глаз и ушей, этот дом был лучшим вариантом, чтобы стать на одну, ту самую, ночь, чем-то большим, чем просто местом для тайного собрания, а самим центром мира для решения судеб человеческих. Хотя и было, если не все, то многое, уже решено. Но именно сегодня цепочка событий будет запущена, и домино придет в движение, круша на свое пути все.

Старик неспешно подошел к двери, с виду старой и уже прогнившей, и не представляющей уже собой серьезной преграды. Но безопасность сегодняшней встречи превыше всего, и дверь на самом деле постороннему человеку было не открыть обычным способом, как впрочем и окна. На двери был установлен замок с четырьмя отверстиями. Для каждого из них был свой ключ, который открывал дверь только для него. Открыв дверь единожды, ключ оставался в замке, не позволяя уже никому, даже своему хозяину войти вновь. Войдя сегодня в этот особняк через проход, покинут они его уже иначе. Доставая свой ключ, старик заметил что три других уже были вставлены, а значит все уже собрались. Старик, вставив свой ключ в третье по счету, и единственное свободное, отверстие в замке, провернул его один раз. И старая деревянная дверь принялась менять свой облик, преобразовываясь в проход, в который немедля и вступил старик, погружаясь в кромешную тьму. Он никогда не понимал пристрастие к полному мраку, и уж явно не разделял его. Аккуратно ступая, нащупывая впереди себя пространство, старик продвигался к едва заметно мерцающему свету в конце коридора, по которому шел. Свет исходил снизу, от спиральной лестницы, ведущей в подвальное помещение. Сама лестница буквально светилась, озаряя ему дорогу вниз.

Достигнув наконец комнаты, старик зашел в нее, кивком поприветствовав, сидящих за круглым столом трех странников, показывая свое пренебрежение и к ним, и к организации сегодняшней встречи. Заняв свое место за столом, старик выжидающе посмотрел на сидящего прямо напротив него седовласого человека, словно несмотря на круглый стол, подразумевающий равенство, именно он являлся здесь полноправным хозяином. Седовласый выглядел старшим из них, хотя и не намного. Все они здесь были в достаточно в преклонном возрасте, испещренном морщинами, выглядевшие изможденными и усталыми, имея за собой огромный опыт, и цель. Но глаза их были полны жизни, и в тоже время страданий. Но только один из них был абсолютно седым. И именно он первым заговорил в эту ночь.

– Наконец-то все в сборе. Можем ли мы позволить себе опаздывать и тратить свое и чужое время впустую. Но не будем на этом останавливаться. Надеюсь, мы можем наконец начинать. Время идет, а наш бушующий шторм, призванный пустить на дно, на несколько десятилетий человечество, все еще не начался. Несколько лет, потраченных нами впустую, и отклонение от плана не может не …

– И мы прекрасно знаем, кто виновен в провале той операции, – опоздавший старик азиатской внешности, не удержался от реплики, мельком бросив взгляд на сидящего слева от него человека, в дорогом костюме, и похожего немного на француза. – И затяжке подготовки в …

– Разве я спрашивал тебя, или разрешал говорить, Фамес? – обратился к нему седовласый, выжигающим взглядом останавливая его. – Когда дойдет очередь, ты выскажешься, и мы поговорим о нашем провале здесь, и о твоем опоздании, и о многом другом. Но сейчас слово за мной. Так что, изволь выслушать до конца, не прерывая в дальнейшем. Это касается и остальных. И возражения не принимаются. Правила Вам известны.

Старик, которого звали Фамес, не стал перечить седовласому. Всегда зная где можно остановиться. Время придет и Фамес ответит. Мне не в чем оправдываться. Ни перед тобой, ни перед другими. Я-то со своей стороны все организовал и подготовил. Ко мне нет и не может быть претензии, в отличии от некоторых.

– Итак, продолжим наше подведение итогов. Зацикливаться на провале Мировой войны в 1904 году не стану. Это прошлое, и мы возвращаться не собираемся. У Вас было 10 лет на анализ и подготовку к развязыванию сегодня всеобщего конфликта, которого тогда, в 1904, к сожалению не удалось разжечь. Переизбыток сил и нехватка ресурсов для всех мировых стран – помогают нам. Но что мы видим? Страх. Никто не хочет начать первым. Все смотрят и выжидают. Нам нужно их подтолкнуть. Все мы понимаем, что сильные державы, способные подчинить под себя остальные страны, нам совершенно ни к чему. Сейчас как никогда, назрел тот момент, когда они готовы выплеснуть всю свою мощь друг на друга, погрузив весь мир в хаос на несколько десятилетий, а может и больше. И это зависит напрямую от нас, от наших действий. Многие достигают предела развития, идя семимильными шагами прогресса, и им становиться тесно. Передел мира неизменно грядет, и я хочу знать, что Вы сделали, для того чтобы уничтожить в ближайшее время всю их мощь, столкнув лбами. Ничего, не так ли? Разрозненность и разобщенность должны стать неотъемлемыми чертами большинства стран к концу этого века, что не позволит никому объединить их в единое мощное сверхгосударство еще на долгое время. Сейчас я попрошу Вас рассказать о ситуации в мире на сегодняшний день, и дать прогноз на исход. Начнем с отдаленного, но потенциально опасного, который может взять на себя слишком много, особенно после грядущего европейского конфликта. Не хочешь поделиться, что у нас с Америкой, Морбус? Тебе удается втянуть их в назревающий конфликт?

– Если говорить о Южной, то это практически дикари, не представляющие угрозы. Марионетки, которых нельзя назвать угрозой, – старик, которого седовласый назвал Морбусом, говорил с нескрываемой ухмылкой, едва растягивая уголки губ. – Даже если они и не примут участие в войне, внутренне они все равно нестабильны, и вполне вероятно, что сами начнут разрушать себя во внутренних конфликтах и междоусобицах. Европа не поможет, как мы знаем. И даже скорей всего эти дикари сами похоронят старушку Европу. Но пока что это всего-навсего мелюзга в чужих руках.

– Но ведь Нас больше интересуют Штаты, и их растущая мощь, и ты это знаешь Морбус. Сосредоточимся на этом.

– Да, и здесь я пока что не могу похвастаться своими достижениями, Мортем. По крайней мере теми, которых вы от меня ожидаете. Извини, но отдаленность от Европы и предстоящего конфликта крупнейших держав, а также мнение большинства граждан, позволяет предположить, что Штаты останутся безучастными к войне. Зачем им себя утруждать и ввязываться в затяжной конфликт за океаном, когда на этом можно будет разжиреться неплохо, и при этом не прилагая никаких особых усилий. Независимости они уже добились. Им не за что сражается. Деньги сами приплывут к ним в руки. Хотя, не исключаю, что под конец они, все таки, слетятся на падаль, как стервятники. Влияние масс слишком сильно у них, и они явно не жаждут подыхать на войне за других. Пассивная нация, ставящая высокие цели, но ничего не представляющая из себя.

– Их необходимо вынудить вступить в войну. Иначе мы рискуем получить сверхдержаву, которая подомнет под себя разрушенную Европу и отсталые африканские и азиатские страны, сплотив их вокруг себя, – седовласый Мортем был явно недоволен ситуацией, и обратился к сидевшему справа от него французу. – Проэльё, ты должен будешь втянуть их. Необходимо будет позаботится о том, чтобы Германия напала на них, вынудив защищаться. Любая причина, фальсификация.

– Трудно будет это сделать, – француз со странным именем, Проэльё, не горел желанием еще и этим заниматься, но после фиаско в 1904 году, видимо придется отрабатывать. – У немцев итак скорей всего будет война на два фронта. Если наш дорогой Фамес не позаботится о русских.

– Слишком много времени итак уже было потрачено, – объявил Мортем. – Мы не можем больше оставаться здесь.

– Я еще не закончил, между прочим, – Морбус продолжал говорить, немного недовольный что от него внимание было отвлечено. – Все же не зря я провел в Штатах эти чертовы годы. И кое-чего мне все же удалось достичь. Так что не надо списывать меня со счетов. В долгосрочной перспективе, я не думаю что стоит их опасаться. Да, мне может не удалось их втянуть ни во внутренний, ни во внешний конфликт. Но подготовить почву к последующему разложению их общества я сумел. Становление и усиление влияния капиталистов породит не просто разжирение и неравенство отдельных слоев, а новую для Штатов систему коррупционной и организованной преступности, которая поглотит все общество. Их погубит собственная неустойчивая экономическая система. Они просто не смогут переварить то, что хлынет на них после войны в Европе. Фактически Соединенные Штаты Америки пожрут сами себя. Участь как раз для них, червей. Я помог некоторым нужным людям подняться, и направил их в нужное русло. Дал им, так сказать, наставления. Верные псы, мнящие себя богами. Моё присутствие и контроль в этом гнилье более не обязателен. Так что, даже не вздумайте настаивать на моем дальнейшем пребывании. Я ухожу вместе со остальными. Все было уже подготовлено для финансового краха, и по моим подсчетам лет через пять, максимум десять, после войны, Штаты окажутся в финансовой дыре нестабильности. Сплошное преступное тоталитарное государство. Если за эти десять лет они не смогут объединить вокруг себя другие страны, или подавить коррупционные зачатки разложения всей верхушки, то после тридцатого года они будут уже не в состоянии, и рухнут в такое же болото, как и вся Европа. И никакой угрозы.

– Слишком большой срок, – сказал Мортем. – Я все же настаиваю на их непосредственном участии в грядущей войне. Это подстегнет и оппозицию в их стране, и преступность, что приведет к нестабильности намного раньше твоего условного финансового кризиса 1930 года. Но как запасной вариант вполне подходит. Будем считать, что ты, Морбус, выполнил кое-как свою задачу по нейтрализации угрозы со стороны Американского континента. Конечно, если только твои люди действительно окажутся такими управляемыми и безрассудными, чтобы сгноить самих себя. Теперь и твоя очередь оправданий наступила, Фамес.

– Благодарю, что соизволили мне наконец-то говорить. И раз уж мне дано слово, я начну не с сегодняшних проблем. Вернемся к причинам почему мы все еще здесь, – Фамес говорил резко и пламенно, глядя прямо на Проэльё. – Кто-то должен ответить.

– Не моя вина в произошедшем, – Проэльё пытался говорить спокойно, словно ему и не приходилось оправдываться. Впрочем он всегда был спокоен. – Будь хоть ты на моем месте со своим сверчком, также ничего не …

– У меня была своя задача, и я с ней справился, – Фамес продолжал негодовать. – После того как мы потеряли наших безымянных, мне пришлось самому все организовывать, бегать и договариваться. Я сделал все. Абсолютно все. Раскачал народные массы в России и вынудил Японию напасть на нее в 1904 году. Практически все уже было завершено, и если бы Германия напала, как тогда и планировалось на союзников, Россия была бы уже погребена к сегодняшнему дню вместе со всей Европой. Война на два фронта неподготовленной русской армии, только начавшей свою модернизацию и обновление, только поднимающую свои производственные мощности, вывела бы ее из строя. Начавшиеся волнения и грядущая революция в 1905 году должны была перерасти, благодаря пораженческим подвигам своего монархического правительства и бездарному управлению, в массовое восстание. Я отвечал за развал Российской империи, и сделал все …

– Хватит, Фамес, со своим «я сделал все, а вы…», – Проэльё попытался остановить нескончаемую тираду Фамеса, в то время как Мортем спокойно сидел, словно думаю о чем своем, а Морбус с явно скучающим видом полусидел-полулежал на своем стуле – Наш старый знакомый тогда помешал нашим планам в Германии. И тебе это известно. Я не смог развязать войну. Причин не было для начала наступлении Германии …

– Твоя задача была их организовать, Проэльё, – Фамес говорил уже спокойнее. – Кто у нас тут мастер по организации войн? Ты просто не хотел найти причины. Это предательство. Я говорю это открыто перед всеми.

– Пока что я вижу и слышу предательские речи только с твоей стороны, Фамес, – Мортем был непоколебим. – Мы итак лишились всех людей, и вынуждены сами участвовать в поддержании разрозненности и разобщенности в мире. Они не должны были сами использовать предметы. Теперь они потеряны для нас. А ты объявляешь, что требуешь лишить одного из нас своих законных прав. У нас есть задача, и я верю, что любой из нас сделать все для ее выполнения. Мы не допустим, чтобы человечество было объединено. Теперь, когда уже простых локальных конфликтов недостаточно, необходима Великая война с участием большинства стран. И все МЫ сосредоточимся на этом. Неудача 1904 года закрыта. Больше не возвращаемся к этой теме. Я хотел бы узнать, Фамес, что с твоим сверчком?

– Японец, которому я вручил сверчка, обладал достаточной волей, чтобы сдержать его, но не управлять им, а также питал определенную ненависть к русским. Благодаря этому сверчок и был направлен против разрушения Российской империи, подавляя любое сопротивление, и рождая смуту вокруг. Даже после провальной революции в 1905-1907 годах сверчок был направлен против русских. Разложение общества. У этого японца была твердая цель и вера в нее, и сверчок конечно же вел его, а заодно и нас, к ней. Вот только цель-то нашего япончика похоже вскоре изменилась. Сверчок стал нестабильным. Его сомнения были тому причиной. И похоже было, что со временем японец смог подчинить предмет полностью своей воле. Его мнение, о сложившейся ситуации в мире, менялось. Я почувствовал перемены в нем. Чем дальше, тем все больше и больше японец уже сочувствовал России и русским. Похоже он и сам не знает чью сторону выбирает. Неосознанно, но, тем не менее, сверчок отвернулся от своей предыдущей мишени. Я больше его не контролирую. Как итог, Россия стала возрождаться, и представляет, на данный момент, наибольшую угрозу.

– Верни сверчка, или ты боишься, что предмет больше не послушается тебя. Теперь у него новый хозяин, а Фамес? – насмешливо заметил Морбус, смотря на него с ехидством. – Боишься, что сверчок будет направлен против тебя самого?

– Японец мертв. Сверчок его не спас, – небрежно, и с вызовом бросил Фамес, словно это была его заслуга. – Связь немного восстановилась, но мы слишком далеки от России, и я практически не чувствую его. Все зависит от того, кто теперь будет его новым хозяином. Сможет ли он подчинить себе сверчка, или же это сверчок подчинит его себе.

– Но связь есть, не так ли? – Мортем вновь обратил на него свое внимание – Насколько нам было известно, после своей выходки в Германии в 1904 году, наш старый друг, пропал. Исчез, так сказать, из нашего поля зрения, также внезапно, как и объявился. Какая интересная случайность, не так ли? Стоило нам здесь появится, как тут же он, своей собственной персоной. И, тем не менее, недавно удалось его обнаружить. Он не ушел, как мы предполагали, а остался здесь. И это меня больше всего настораживает. Зачем он все еще продолжает находится здесь, если все закончилось по его мнению, тогда, в 1904 году. В этом-то и проблема. Как выяснилось он уже давно действует в России. Правда «действует» слишком сильно сказано. В основном наблюдает и скрывается, как он любит, под своими иллюзиями. Проблема в том, где он скрывается. А забрался он слишком близко к правительству и императору. Чтобы больше не повторилось подобного кризиса, как в 1904 году, а у нас похоже без этого никак, необходимо уже наконец-то покончить с этим. Слишком часто мы с ним пересекаемся. Но задерживаться, здесь, всем нам, более считаю неразумным. Слишком опасно. Мы уже подошли к пределу. Направь сверчка против него, Фамес. Если предмет после смерти твоего японца еще подчиняется тебе, а не своему новому хозяину, этого будет достаточно. Понимаю что между вами слишком большое расстояние и связь так тонка и нестабильна, но ведь ты его истинный хранитель. Он твой. Возможно, именно это решит все. Сегодня перед уходом отдашь ему последний приказ.

– Полностью с этим согласен, Мортем. Мы играем не с тем человеком, которого можно игнорировать, как думали.

– Итак, у нас остался только ты, Проэльё, – взор Мортема обратился к французу. – Порадуй нас. Война непременно должна начаться в этом году. Что у нас с этим?

– Не просто в этом году, а уже через месяц, может чуть больше, грянет гром, – проэльё был явно доволен. – Все случится 15 июня. Договоренность с сербами уже есть. Террор во имя справедливости. А как же иначе. И на этот раз никаких осечек. Все уже было спланировано, с запасными вариантами развития событий. Вторжения не избежать. Часы отсчитывают смерть. У них просто не будет выбора. И все же сверчок не помешал бы здесь, а не в России. Для подстраховки, разумеется. Может, мы все же направим его именно на это дело. Это гарантирует раскол Европы. Начнется Великая война, и ваш «друг» уже не сможет ничего сделать для спасения, где бы он ни был. Это будет не в его власти.

– Нет, он в России и сверчок там же. Пусть и остается там. Я тебя не узнаю, не ты ли наш мастер по организации войн даже между лучшими друзьями и союзниками, как недавно заметил Фамес. Ты даешь слабину. Откуда такая неуверенность?

– Хорошо, я конечно же обойдусь своими силами. Так или иначе, Австро-Венгрия объявит войну, как я и сказал, все это уже неизбежно. Германия неизменно подаст руку «помощи» своему союзнику. Наши друзья в Германии спят и видят себя в Лондоне и Париже. Им бы лишь поиграться в войнушку, маленькую и победоносную, как они думают. Все они начинают войны, планируя пройтись в считанные дни победоносным маршем по землям противника. Но попадают в болота многолетнего противостояния. Также у Германии существуют определенные договора о сотрудничестве с Италией и Японией. Хотя эти бумажки и не обязуют их тут же ринутся на фронт, вполне возможно ожидать от них скорейшего вступления для поддержания наступления. Необходимые технологии, как вы знаете, уже переданы различным сторонам. Новые игрушки для новой войны. Силы немецкой армии на данный момент таковы, что она в кратчайшие сроки победоносно легко расправится с Францией, а затем и Англией. Австро-Венгрия и Япония займутся Россией, оттянув часть сил русских от немцев. А затем будут втянуты и остальные. Мухи слетятся на мед, а обнаружат совсем другое. И вскоре война примет затяжной характер, вытягивая все силы по всему миру. Они ожидают маленькую молниеносную войну, но благодаря нам, тактика войн уже поменялась с введением новых орудий и видов оружия, которые мы передали. Это будет очень долгая и оборонительная война, губительная для всех. И чем дольше она продлится, тем больше будет выкачено сил из крупнейших держав. Они не смогут еще долго восстановиться от потерь этих лет. Я выступал в роли связующего звена между генералом военной разведки Сербии Димитриевичем и президентом Франции Пуанкаре, жаждущим развязать войну, но не желающим выступать в роли агрессора. Небольшие трудности. И мы не можем не оказать им помощи в организации этого дела. Указания для всех людей были уже даны. Стоит их мотивировать, пообещав золотые горы, и они порвут всех не щадя ни своих, ни чужих жизней. Еще месяц мира, а затем первая и последняя Всемирная война. Так что и я планировал уйти сегодня вместе со всеми.

– Нет, – коротко бросил Мортем. – Ты проконтролируешь все до конца. И возражения здесь не принимаются. Ты в последнее время даешь слабину. Это слишком заметно становится. А мы должны быть уверены в грядущем. Тебе бы лучше перебраться в ближайшее время в Англию. Оттуда для тебя будет больше возможностей контролировать и наблюдать за развитием событий. Хоть немцы и планируют к концу года громить Лондон, как ты заметил, война затянется, захлебнувшись в оборонительных редутах. Так что Лондон будет безопасен какое-то время. А здесь, в Бельгии, скоро станет жарковато, несмотря на нейтралитет который ей обещали. Те планы военных наступлений, с которыми я был ознакомлен, подтверждают твои слова о желании в кратчайшие сроки разбить противника. Как с той, так и с другой стороны. Вот только наши новые игрушки не усилят наступательные возможности армии, а изменят в корне тактику боев. К концу года, силы, брошенные на фронт, будут исчерпаны в кровавой летней бойне. И страны будут перестроены под нужды военной машины, вытягивая все соки из народа и экономики. Война ресурсов и мощностей. Твоя задача как можно дольше поддерживать этот конфликт, и втянуть в него как можно больше народу, особенно Америку. Параллельно необходимо будет раскачать также и внутренние противоречия в европейских странах, породив масштабные протесты против войны и революции. Патриотизм вмиг закончится, как только они увидят истинное лицо разрухи, которую принесет война. И разгорится пожар по всему миру, и останется лишь пепел. Осталось решить последнее. Когда будет наша четвертая встреча. Если Проэльё выполнит свою роль, не думаю, что угроза объединения человечества вновь проявится ранее конца века. Все зависит от дальнейшего развития событий и отношений. Но думаю, к 2000 году, мы вновь соберемся для оценки ситуации и угроз в мире.

Первым встал из-за стола Мортем, за ним поднялись Морбус и Фамес. Протянув руку во внутренний карман своего пиджака, Мортем достал серебристый плоский диск. С одной стороны у него были два отверстия, куда и вставил пальцы Мортем, и сжал диск в своей руке. В стене, позади него, расширяясь, возникла мерцающая линза. Мортем продолжал сжимать диск, пока линза не достигла достаточного размера, чтобы человек спокойно мог пройти через нее, не сгибаясь.

– Проход стабилизирован, – Мортем убрал диск обратно в карман и сделал шаг по направлению к линзе. – Проэльё, после завершения войны, вернешься в Иерусалим. Оттуда присоединишься к нам, через наш старый переход.

Не прощаясь, Мортем перешел в линзу, и сразу же за ним метнулся Морбус, со своей неизменной, едва заметной, насмешливой улыбкой. Фамес задержался немного, закрыв глаза, сосредоточившись на сверчке. Предмет слабо, но все же отзывался на его призыв.

– Я мог бы вернуть твой предмет, – Проэльё встал из-за стол направляясь к Фамесу. – Такие вещи не должны оставаться у людей.

– Ты же знаешь, сверчок не всем подчинится. Людей со слабой волей, получив сверчка, не ждет ничего кроме смерти или сумасшествия.

– Но если он попадет …

– Оставь сверчка. Теперь у него своя судьба. Лучше бы тебе заботится о своих собственных предметах.

– Как хочешь, но я все же изъял бы его. Согласно правилам опасные предметы не …

– Не более чем ядерная боеголовка в руках дикарей. Нам это не угрожает, а вот для людей это только усугубит положение. Повторяю, оставь сверчка. Мы уже не охотимся за предметами. Они свою задачу выполнили.

Старик Фамес отвернулся от него, показывая что разговор на этом окончен. Он чувствовал что связь с предметом слаба и сверчок не на той стороне, но приказ должен выполнить. Линза стала тускнеть, и старик поторопился перейти, пока она не стала нестабильной. Время сажать прошло. Теперь мы будем пожинать плоды наших трудов.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Книга Вторая. Жертва iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990

Книга Вторая. Жертва iconКнига первая Книга вторая

Книга Вторая. Жертва iconМайкл джексон жертва вуду
Начало было феерическим: с 4-х лет на эстраде, в 11 звезда национального масштаба, в 20 – мирового. Но вторая половина жизни стала...

Книга Вторая. Жертва iconКнига вторая

Книга Вторая. Жертва iconКнига первая книга вторая
Иероним называет св. Феофила «седьмым (septimus) антиохийским епископом, но здесь первым епископом данного града Иероним считает...

Книга Вторая. Жертва iconСтратегия. Книга Вторая. Изумительная Явь
Голливуд готовит сознание людей к сдвигу публицистика, 21. 11. 2008 00: 05

Книга Вторая. Жертва iconКэйго Хигасино Жертва подозреваемого X кэйго Хигасино Жертва подозреваемого X 1
В семь тридцать пять, как обычно, Исигами вышел из дома. Уже наступил март, но по прежнему дул холодный, пронизывающий ветер. На...

Книга Вторая. Жертва iconАннотация Уильям Берроуз (1914 1997) один из основоположников битничества. Запрещенная в сша, его вторая книга была впервые издана в Париже в 1959 году и

Книга Вторая. Жертва iconНо осуждены (книга вторая)
При внешней разнице и разнице во времени, все представители его объединялись тем, что носили клички

Книга Вторая. Жертва iconГлавы Апокалипсиса :: Книга вторая Предисловие
Надоели мне эти города, наполненные смрадом, мусором и отбросами, полные грязными, никчемными безвольными лицемерами-людишками, напоминающими...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка