Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и




НазваТихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и
старонка1/5
Дата канвертавання29.12.2012
Памер432.4 Kb.
ТыпДокументы
  1   2   3   4   5
Константин Брансвик


Потерянный запах


Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и его натура наслаждалась настоящим моментом. Сейчас жизнь казалась гармоничной – и работа и достижения и уважение коллег. Все было как нельзя лучше. Возможно, это и было счастье.

- Месье Дюжон, можно нескромный вопрос? Какая у вас машина? – спросила сидящая напротив очаровательная брюнетка с блестками на веках.

- У меня Ягуар XJ. Недавно купил.

- Умм, а что лучше Ягуар или BMW? У нас вот с Кристианом BMW.

- Я думаю дело вкуса. Кому что больше нравится, - ответил Дюжон и поднял бокал. – Предлагаю выпить за этот чудесный вечер. За то, что мы все сегодня, наконец, говорим не о делах.

- Очень хороший тост! – воскликнула брюнетка и подняла бокал.

Все четверо сидящих за столом людей звонко чокнулись бокалами и пригубили вино.

- Знаете месье Дюжон, я очень рада, что нас с вами познакомили, - сказала брюнетка и игриво взяла под руку своего молодого человека. – Вы такой талант. Вы вообще уникум и таких в мире мало. А уж во Франции! Во Франции эта профессия более престижная, чем в любой другой стране. Максенций Дюжон… Мне так интересно как вы все это делаете.

- Спасибо Амелина. Мне, признаться и самому это очень нравится. Делаю обычно - работа как работа, как и у других.

- Мне кажется, вам, Вивьен очень повезло, - сказала брюнетка, обращаясь к его спутнице.


Приятная мелодия будильника коснулась сна и сразу сделала его воспоминанием. Максанс не был любителем понежиться в кровати и спустил ноги на мягкий с высоким ворсом палас. В ванной, глядя в большое с подсветкой зеркало, он посмотрел на себя. Да, он себе нравился. Он не был красавцем, но в его внешности и глазах была какая-то загадка, недосказанность. Ему казалось, это очень притягивает людей.

Выходя из подъезда он поздоровался с консьержем и пройдя через арку к стоянке, подошел к своему новому Ягуару. Несколько секунд он смотрел на него, потом, открыв дверь, немного небрежно бросил портфель на пассажирское сиденье и сел за руль. Максанс нравился себе в своей успешной жизни. Посидев с минуту и глядя на просыпающиеся окна, он протянул руку и достал из бардачка последний номер Paris Capitale. Открыв на нужной странице, он полюбовался, уже в который раз, на разворот где разместили о нем статью. «Композитор запахов Максенций Дюжон создал новую невероятную линию духов» - смотрела на него надпись крупным элегантным шрифтом. Фотография собственного лица с модной, едва наметившейся щетиной и загаром, излучала уверенность и призывала вести гламурный и дорогой образ жизни. Убрав журнал обратно, Максанс улыбнулся и включил зажигание. Автомобиль, приятно взвыв, плавно повез владельца в офис.

Фирма Le contact facile, занимающаяся поиском новых ароматов и ингредиентов для духов, была совсем молодой, но уже хорошо зарекомендовала себя и вошла в обойму перспективных и известных предприятий в этой отрасли. Не было секретом, что своим успехом фирма была обязана Дюжону. Именно он вывел новую малоизвестную фирму на этот уровень.

Хоть он был и достаточно молод, но занимался этим делом много лет. Он не представлял себя в другой профессии. Он ничего больше не умел, да и не хотел уметь. Духи, запахи, ингредиенты были его миром и он жил в нем, открывая его лишь для ценителей. Людей с таким тонким обонянием как у него было в мире чуть более сотни и он, конечно, чувствовал себя избранным. Помимо обоняния у него были и идеи — идеи будущих ароматов и духов, которые он уже почти придумал. Он сочетал иногда не очень совместимые компоненты, получая невероятный результат и это было его отличием.

- Доброе утро Мари, мне кто-нибудь звонил? - спросил у своей секретарши Дюжон, подходя к своему кабинету.

- Да, звонил месье Жемак, просил перезвонить, как только придете. Еще звонил месье Манези.

- Манези? Юбер Манези? Неужели! Чего же он хотел? - удивился Дюжон.

- Он мне не сказал месье Дюжон, но сказал, что обязательно перезвонит, - улыбнулась секретарша.

- Очень интересно. Это может быть очень интересно. Хм, - улыбнулся, в свою очередь Дюжон предвкушая солидный контракт. - Сделай мне пожалуйста чашечку кофе. Как обычно.

Он припевая открыл дверь своего кабинета и задержавшись на секунду добавил:

- Нет, не как обычно - капни немного коньяка.

Максанс, порхая подбежал к своему креслу и снова бросив небрежно портфель, плюхнулся, закинув ноги на стол. Потом наморщил лоб и скрестив пальцы начал о чем-то напряженно думать. Так он просидел минут пять, потом вскочил и подошел к огромному шкафу, занимающему всю стену кабинета. Откатив массивную дверь, он отошел на шаг. В светонепроницаемом шкафу, в котором датчики поддерживали прохладу, стояло бесчисленное количество пузырьков, пробирочек и крохотных скляночек. В большинстве из них были совсем бесцветные жидкости, в некоторых желтоватые и совсем немного пузырьков содержали жидкости ярких цветов. Также в некоторых баночках были и кусочки твердых веществ. Все это было его богатством, его капиталом.

Он бережно взял три пузырька и закрыв шкаф перенес их на стол. Потом, положив голову на руки долго смотрел на них, после чего, достав из ящика стола длинную тонкую палочку с бумажкой на конце, осторожно дотронулся до бесценного содержимого.

Мари принесла чашечку душистого кофе с волнующей бежевой пенкой, из которой он немедленно отхлебнул. Потом он долго менял палочки дотрагиваясь ими до пузырьков, нюхая и затем бросая их в урну. Встав и побарабанив пальцами по столу, он сказал вслух:

- Нет, все не то! Это не удивление, это просто товар. Не то, не то... - продолжал бубнить Максанс, расхаживая по кабинету взад-вперед.

Раздался телефонный звонок. Дюжон взял трубку.

- Ты вспомнишь обо мне, наконец? - злясь понарошку проворчал Морен.

- Да Морен, я к твоим услугам. Замотался, извини.

- Будь добр, зайди ко мне, - попросил его директор.

Максанс вошел в кабинет директора. Это был очень красивый и со вкусом обставленный кабинет.

Стены в стиле модерн разбавлялись вставками из красивого темного дерева. Мебель тоже была изготовлена в этом же стиле и полностью дополняла современность и в тоже время уют кабинета. Морен встал и поздоровался с Дюжоном. С его лица не сходила улыбка.

- Знаешь Макс, я в последнее время практически счастлив. Да, скажу, пожалуй без особого преувеличения — счастлив. Я очень рад, что ты работаешь на меня. Рад, что мы познакомились когда-то и это вылилось в такое плодотворное сотрудничество. Нет, не подумай, что я воспринимаю тебя только как золотую курицу. Как ты помнишь, я восхищался тобой еще до нашей совместной работы. Хочешь выпить?

- Мне уже Мари капнула в кофе коньяка, - улыбаясь и садясь в кресло, честно признался Дюжон.

- Не страшно, тебе можно. Ты победитель! У меня есть прекрасный Camus, - сказал Морен, доставая из серванта красивую, затемненную цветом стекла, бутылку коньяка.

- Ничего против не имею. Мне кстати звонил Манези, - сказал Максанс.

- Манези?! Что он хотел? - удивился директор.

- Он меня не застал на месте и обещал Мари перезвонить. Я так полагаю, хочет предложить совместный проект. Совместную линию духов, например. Как ты относишься к Манези? Я его лично не знаю, - спросил Дюжон, беря бокал коньяка.

- Отличный профессионал. Занимается этим дольше меня. Неплохой человек. Конечно, в экстремальные ситуации я ним не попадал, но насколько его знаю - вполне порядочный. Его Odeur никогда звезды с неба не хватала и сейчас у них дела вроде не очень, но в недавнем прошлом были контракты с очень крупными производителями парфюма. В общем, если он нам предложит совместную линию, я ничего против иметь не буду, - пожал плечами Морен.

- Хорошо, я буду ждать его звонка. Он итальянец? Откуда такая фамилия?

- Не знаю. Не настолько хорошо с ним знаком, - еще раз пожал плечами Жемак. - Давай лучше обсудим наши дела.

Ягуар Дюжона проехав сквозь арку, остановился на краю стоянки, на которой по вечерам было не так много места — все жильцы в это время обычно были уже дома. Выйдя из машины, Максанс направился к подъезду. Около красивой, деревянной, с вставками из желтого стекла двери, стоял человек.

- Месье Максенций Дюжон? - спросил человек, когда Дюжон проходил мимо него.

- Да, это я. С кем имею честь?

- Меня зовут Юбер Манези. Вы наверняка не раз слышали мое имя, но удовольствия от личной встречи нам с вами испытывать еще не доводилось, - не совсем обычно изъяснился Манези. - Я вам звонил сегодня утром и не застал, пообещав секретарше перезвонить, но решил встретиться лично. Слишком важный вопрос привел меня к вам и по телефону я не хочу его обсуждать. Да и вам, безусловно, удобнее будет об этом говорить воочию, - интригующе сказал Манези.

Максанс без лишних слов вытянул руку вперед, приглашая его пройти к лифту. Когда двери лифта за ними закрылись, Дюжон сказал:

- Возможно, не совсем учтиво с моей стороны приглашать вас ко мне домой. Возможно, нам удобнее было бы обсудить все в кафе?

- Нет, нет! Если вас не смущает мой визит, я предпочел бы беседу именно наедине без посторонних ушей, - учтиво ответил Манези.

Открыв дверь в просторную квартиру, Дюжон вежливо пропустил гостя. Быстро скинув обувь и легкое пальто, Максанс спросил:

- Вино с сыром вас устроит? У меня больше ничего нет.

- Я бы предпочел что-то покрепче. Например, водку или абсент, если есть, конечно, - сказал Манези.

Максанс на секунду растерялся. Просьба угостить водкой или семидесяти градусным абсентом не могла быть просто так. Они не были знакомы, чтобы просто так пить такие напитки, а значит это могло быть только в том случае, если человек в отчаянии. А может... может он гей и это такой эпатажный нестандартный ход знакомства? Нет... Не тот случай. Да и по его лицу было видно, что на душе у него что-то не так и это что-то очень серьезное.

- Водки, увы нет. Я ее не пью. Если бы знал...

- Не важно, давайте вино. Я сейчас и ему буду рад. Вы читаете Кундеру - «Невыносимая легкость бытия»? Нравится? - внезапно спросил Манези, заметив на столе книгу.

- Да, но скорее мысли и рассуждения, нежели сюжет, - ответил Дюжон.

- И какие же там мысли?

- Кундера неплохой психолог. Он очень точно описывает человеческие желания. Можно сказать, препарирует душу. Например, вот, что он пишет о том, почему мужчина не может насытиться одной женщиной, - Максанс взял книгу и пролистав несколько страниц, прочитал вслух:

«Что он искал в них? Что его влекло к ним? Разве любовный акт — не вечное повторение одного и того же?

Отнюдь нет. Всегда остается маленькая доля невообразимого. Когда он видел женщину в платье, он, конечно, умел приблизительно вообразить себе, как она будет выглядеть обнаженной, но между приблизительностью воображения и точностью реальности всегда оставался маленький зазор невообразимого, не дававшего ему покоя. Погоня за невообразимым не кончается открытием наготы, а продолжается дальше: как женщина будет вести себя, когда он разденет ее? Что будет говорить, когда он будет обладать ею? В какой тональности будут звучать ее вздохи? Какой гримасой исказятся ее черты в минуту экстаза?

Своеобразие «я» скрыто как раз в том, что есть в человеке невообразимого. Представить себе мы можем лишь то, что у всех людей одинаково, что общее. Индивидуальное «я» — лишь то, что отличается от общего, иначе говоря, то, что нельзя предугадать и вычислить, что необходимо лишь обнажить, открыть, завоевать.

Несомненно, доля непохожести присутствует во всех сферах человеческой жизни, однако в любой из них она общедоступна, ее не нужно открывать, она не требует скальпеля. Одна женщина на десерт предпочитает сыр пирожному, другая не выносит цветной капусты, и хоть каждая из них тем самым демонстрирует свою оригинальность, эта оригинальность тотчас обнаруживает свою полную пустоту и никчемность и убеждает нас в том, что нет никакого смысла примечать ее и искать в ней какую-то ценность.

Только в сексуальности доля несхожести являет собой нечто редкостное, ибо недоступна публике и должна быть завоевана. Еще полвека назад для такого завоевания требовалась уйма времени - недели, а то и месяцы! И стоимость завоеванного была пропорциональна времени, затраченного на это завоевание. Однако и сейчас, хотя время, необходимое для завоевания, неизмеримо сократилось, сексуальность все еще продолжает оставаться металлической шкатулкой, в которой сокрыто таинство женского «я».»

Дюжон закрыл книгу и положил на стол.

- Каково? Ведь все мы это знаем, но вот так вынуть наружу и точно сформулировать не можем, - восторженно сказал он.

- Пожалуй, - Манези отпил вино и сел в кресло. - А теперь с вашего позволения я бы хотел перейти к моему больному вопросу.

- Конечно, - Максанс сел напротив. Он понял, что выбрал неподходящий момент для того, чтобы обсудить психологические изыскания любимого писателя. - Я вас слушаю.

Видно было, что Манези чувствовал себя не в своей тарелке. Он мялся и боролся с собой, но в конце концов сказал:

- Вы месье Дюжон несомненно слышали о моей фирме Odeur, хотя бы в общих чертах. Вы скорее всего имеете представление о ее рейтинге среди себе подобных и у вас есть картина о ее перспективах.

- Ну, разве что в очень общих чертах, - ответил Максанс.

- Так вот - все то, что вы знаете, забудьте. Дела в фирме идут из рук вон плохо. Мы потеряли два больших контракта. На оставшихся не выплывем, а новые нам не светят. Причина в отсутствии хорошего композитора. Это не только вопрос бизнеса, это без преувеличения вопрос моей жизни. Вы месье Дюжон даже не представляете, насколько это важно для меня. Найти стоящего нюхача - единственный выход для фирмы и это решило бы все проблемы. И не просто хорошего нюхача, а такого... как вы. Вы уже догадались, зачем я пришел. Что скажите? - Манези с надеждой посмотрел на Дюжона.

- Вы предлагаете мне работу? Вы хотите меня переманить? - уточнил Максанс.

- Можно сказать и так.

- Нет, это совершенно невозможно. Я могу предложить совместную линию духов или что-то в этом роде, но идти к вам работать я не могу и не хочу. Я полностью предан Le contact facile. Я не могу подвести или предать Морена, - уверенным голосом сказал Максанс.


- Я дам вам зарплату в два раза больше, чем Жемак! Вы спасете мою фирму! Вы спасете мою жизнь! Я сейчас нисколько не преувеличиваю! - умоляюще просил Манези.

- Не могу! Поймите же меня!

- Ну тогда давайте сделаем так — не уходите от Жемака, создайте мне несколько ароматов и никто об этом не узнает, даю слово! Я вам заплачу сколько скажете! Ведь рост вашей компании очень мне мешает. Вы стянули на себя всех серьезных производителей! Я, не побоюсь преувеличить, если скажу, что конкретно ваш успех месье Дюжон, нанес сильный урон моему предприятию. Протяните же мне руку помощи!

Максанс встал и одернул пиджак, дав понять, что это последнее его слово.

- Месье Манези, я не буду работать за спиной Морена Жемака. Все подобные предложения решайте с ним официально. Я понимаю ваше положение. Я искренне сочувствую и желаю вам выйти из этого затруднительного положения. Но это все, чем я могу вам помочь.

Манези что-то хотел сказать, но сдержался и вышел из квартиры.

- С ума сойти! - сказал громко Максанс и выпил залпом свой бокал вина. - Жалко его конечно, но это уже чересчур...

Зазвонил мобильный. Он растерянно вынул его и посмотрел — звонила Вивьен.

С Вивьен они вместе не жили, а лишь встречались. У каждого были свои причины для этого союза и эти причины были совершенно банальные, но они устраивали друг друга. Совместные выходы в свет, великолепный страстный секс и приятное времяпрепровождение — этих причин было вполне достаточно, чтобы быть вместе и иметь какие-никакие отношения.
  1   2   3   4   5

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconЛекция 5 Гераклит Эфесский для комментариев
Уже у древних бытовало мнение, что он темно излагал мысли, за что и получил прозвище Темный. На самом деле его мысль глубока. Вода...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconСуществует легенда, что, когда Бог изгнал Адама из райских кущ, тот, опускаясь на землю, ступил на вершину горы посреди острова Шри Ланка. Это был прощальный
Кажется, всего пару гребков и ты на небе. Но песок такой теплый, шорох листьев такой безмятежный, так приятно холодит кожу морской...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconЖан Кристоф Гранже Мизерере Лекарство от скуки
Он свистел в его трубах. Разносился по церкви. Приглушенный. Отрешенный. Бесплотный. Сделав три шага, Лионель Касдан остановился...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconВещества
Предлагаем Вам приобрести химическую продукцию, имеющуюся у нас в наличии. Цены и количество продукции находящейся у нас на складе...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconДорогие партнеры!
Всегда приятно сообщать хорошие новости. Поэтому с особым мы чувством спешим рассказать вам об ошеломительном успехе первого в истории...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconВэйн! Машина ждет. У вас все в порядке?
Этот вопрос пока не было ответа да и не нужен он ей сейчас, слишком приятно было это состояние. И так хотелось подольше прибывать...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconСценарий новогоднего спектакля. Сцена в доме у сказочника Занавес закрыт. Посередине сцены экран. Свет гаснет, камерная музыка, на экране небольшой текст об истории пушкинского автографа,
Занавес закрыт. Посередине сцены – экран. Свет гаснет, камерная музыка, на экране – небольшой текст об истории пушкинского автографа,...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconТолько факты и события
Закончился этот праздник замечательным фейерверком, который поразил меня своей красотой и масштабностью. Было приятно отмечать этот...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconИскусство и логика : Очерки из истории философско-эстетической мысли
Книга состоит из двух частей. Первая от античности до Гегеля, вторая ХХ век. Комплексное освещение логико-коммуникативных проблем...

Тихая музыка приятно разливалась по залу ресторана. Приглушенный, почти интимный свет, преломлялся в темно-красной глубине бокала. Мысли приятно успокоились, и iconВсё началось с похода в Гринготтс Глава 24. Общение с друзьями
Когда следующим утром Гарри и Северус покинули подземелья, они были приятно удивлены неожиданной встречей с Помоной Спраут, профессором...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка