Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма




НазваЛ. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма
Дата канвертавання24.12.2012
Памер114.52 Kb.
ТыпСтатья
УДК 130.2:572.028

Л.М. Кондратьева

К ПРОБЛЕМЕ ИДЕНТИЧНОСТИ В ФИЛОСОФИИ ПОСТМОДЕРНИЗМА


Стаття присвячена розгляду проблеми ідентичності мислителями постмодернізму. Були проаналізовані концепції ідентичності П.Рикера, Ж.Лакана, Ж.-Ф.Ліотара. На основі аналізу була з’ясована значна структуруюча роль мови в процесі формування ідентичності, фрагментарність оточуючої особистість дійсності.

Ключові слова: ідентичність, криза ідентичності, оповідана ідентичність, постмодернізм

Статья посвящена рассмотрению проблемы идентичности мыслителями постмодернизма. Были проанализированы концепции идентичности П. Рикера, Ж. Лакана, Ж.Ф. Лиотара. На основании анализа была выявлена значительная структурирующая роль языка при формировании идентичности, фрагментарность окружающей личность действительности.

Ключевые слова: идентичность, кризис идентичности, повествовательная идентичность, постмодернизм

The paper is dedicated to the examination of the problem of identity by the thinkers of postmodernism. The concepts of identity after P. Ricoeur, J. Lacan, J.-F. Lyotard have been considered. Based on the analysis significant structure-forming role of the language in identity formation has been discovered, as well as fragmentariness of the person’s surrounding.

Keywords: identity, crisis of identity, narrative identity, postmodernism

Глобальные изменения социально-экономического и культурного характера, открытый и практически не ограниченный доступ к различной информации, эмоциональная насыщенность информации, рост объема и значимости коммуникации, развитие медиа-ресурсов и технологий, отсутствие строгих ориентиров и опоры на авторитеты являются основными характеристиками времени. Они в значительной мере способствуют развитию кризиса идентичности, который может выражаться в негативной автономии личности, депрессии, дезинтеграции и отсутствии жизненных планов.

Личность, в попытке отыскать ответы на вопросы о своем месте в мире и отношениях взаимосвязи и взаимозависимости с миром, неизменно наталкивается на необходимость вначале определиться с пониманием себя, «определением» себя, своей идентичности, уникальности, определением своих ценностей и смыслов. Подобное понимание в дальнейшем, как считают многие исследователи, поможет личности включиться в общество, в различные социальные группы, сохраняя, тем не менее, свою индивидуальность [1].

По мнению польского социолога З. Баумана «впечатляющее возрастание интереса к «обсуждению идентичности» может сказать больше о нынешнем состоянии человеческого общества, чем известные концептуальные и аналитические результаты его осмысления» [2, с.176-177].

Термин «идентичность» получил широкое распространение в психологии, социологии, философии после выхода в свет работ австрийского психолога, последователя З. Фрейда, Эрика Эриксона. Он развил идею о цикличности развития Я, сказав, что «одной из основных координат идентичности является жизненный цикл» [3, c. 100], много внимания уделил в своих работах рассмотрению кризиса идентичности на различных стадиях развития личности [3]. Становление проблемы идентичности происходило прежде всего в рамках общепсихологических и социально-психологических исследований. Достаточно широко эта проблема была изучена в рамках психологии сознания (У. Джеймс), психоаналитической концепции (З. Фрейд, К.Г. Юнг), неофрейдизме, гуманистическом психоанализе (Э. Фромм) и др. [см. 4]. Среди философов, исследовавших проблему идентичности, следует выделить К. Поппера, Ю. Хабермаса, Р. Баумайстера [4, с. 89], В.Хесле [4, с. 113; 5].

Большинство исследований и публикаций по проблеме идентичности скорее можно отнести к модерному ее определению и пониманию. Модерн поместил личность в эпицентр смыслов. Считалось, что личность наделена властью контролировать собственные мысли, влиять на отношения с внешними объектами.

Однако переход к эпохе постмодерна внес свои коррективы в картину мира «западного» человека, стиль жизни, систему ценностей, осмысление себя и своего места в мире. В связи с этим особый интерес представляет рассмотрение концепции идентичности с позиции философии постмодернизма, которая наиболее полно отражает окружающий мир современного человека с его многообразием, отсутствием догм и жестких правил, динамичностью, «текучестью», изменчивостью социальных, экономических, культурных структур.

Целью предполагаемой статьи является анализ взглядов на проблему идентичности наиболее авторитетных представителей философии постмодернизма – Поля Рикера, Жан-Франсуа Лиотара, Жака Лакана.

Ключевой идеей П. Рикера при анализе проблемы идентичности является рассмотрение идентичности через литературные категории повествования, интриги повествования, хронологии событий, конфигурации повествования. Он, с одной стороны, анализирует личность в потоке внешних событий и обстоятельств как литературного персонажа, вводит в связи с такой аналогией понятие «повествовательной идентичности». С другой, выделяет важную роль повествования для «проигрывания» обыденных, но вымышленных, ситуаций реальной личностью.

В своей работе «Time and Narrative» П. Рикер определяет повествовательную идентичность, как форму идентичности, к которой человек может прийти через повествование [6]. Рассматривая вопросы завязывания интриги повествования, идентичности персонажей и идентичности самости, которая читает повествование, Рикер опирается на работу Аристотеля «Поэтика».

То, что Аристотель определяет как трагическое сказание (muthos tragique), Рикер называет динамической идентичностью завязывания интриги, которая сочетает требования согласованности и допущения несогласованности. Согласованность – действие принципа упорядочения, который проявляется в таких свойствах повествования, как полнота (композиционное единство сочинения, где интерпретация частей подчинена интерпретации целого), целостность и объем (достаточным можно считать такой объем, который позволяет развиться интриге перехода от несчастья к счастью и обратно) [6, с. 121].

Крайняя несогласованность трагической модели, по мнению Рикера, проявляется в виде «перелома» или поворота судьбы. Случайность, то есть возможность для определенного события развиваться иным образом, обретает в дальнейшем гармонию с необходимостью и вероятностью появления того или иного события.

Несогласующаяся согласованность изложения может также проявляться в следующих чертах: многообразие событий объединены временным единством истории, нарушение или даже уничтожение хронологии событий и сохранение единства временной формы [6, с. 43-44]. Таким образом, Рикер описывает такую черту эпохи постмодерна, как необязательность хронологии в понимании общей картины, состоящей из множества событий. Они составляют отдельные повествования в истории жизни человека, смена их хронологии может не вести к смене понимания общей картины жизни и опыта личности.

П. Рикер, кроме анализа повествования и его трансформаций под влиянием философии постмодернизма, исследовал и проблематику персонажей, их функций и ролей в повествовании, идентичностей персонажей и идентификации с ними личности.

Классифицировав персонажей русских сказок, Рикер, однако не установил строгие отношения между персонажем и фрагментом действия. Персонаж имеет свою сферу деятельности, а, следовательно, несколько функций. Несколько персонажей могут действовать в одной и той же сфере. Взаимосвязь персонажей и набора функций представляет собой сложную конфигурацию. Она еще более усложняется, когда персонажи перестают ограничиваться установленными ролями, а меняют их, исходя из развития интриги и других факторов [6]. Таким образом, завязывание интриги развивает персонажа, позволяет «примерить» и отыграть другие роли. Если принять, что набор возможных функций, присущих персонажу в начале повествования, коррелирует с его идентичностью, значит, испытанию подвергается и идентичность персонажа в процессе развития интриги.

Утрата идентичности персонажей, по мнению Рикера, влечет за собой и утрату конфигурации повествования, его композиционной целостности, которая позволяет соединить согласованное и несогласованное [6]. Т.е. уже персонаж начинает влиять на завязывание интриги. Таким образом, «лоскутный» мир постмодерна позволяет рассматривать его как повествование, героями которого являются личности, переживающие тот или иной опыт, меняющие свои идентичности под влиянием не связных событий. Разнообразие житейских ситуаций позволяет личности проявить различные грани своего «я», осознать потребность в развитии тех черт характера, взглядов, которые позволили бы более успешно преодолеть аналогичные испытания в будущем.

В познании человека П. Рикер выделят ведущую роль третьего лица. О человеческом бытии можно гораздо больше узнать, считает он, благодаря повествованию от третьего лица, нежели из рассказа о себе самом. Описание обычно опирается на телесное и психическое «я», т.к. именно эти составляющие личности отвечают за физическое вмешательство в ход вещей, поведение, характер, формирование намерений, определение мотивации поведения персонажа [6]. Физические события, происходящие с персонажем, и его состояния могут выражаться в форме само-описания или описания-другим.

В романах герои, описанные от третьего лица, произносят слова от первого лица. Прямая речь в тексте выделяется кавычками. Однако она является лишь словами рассказчика, хотя и представлена диалогом от первого лица персонажей. Сценическая постановка – это утрата кавычек, зрителю кажется, что он слышит реальных людей, однако это лишь изложенный вымысел автора произведения.

Не смотря на то, что в литературных произведениях действия и персонажи являются вымышленными, они, однако, подражают реальности, по-другому ее интерпретируют и осуществляют рефигурацию.

Читатель, знакомясь с повествованием, идентифицирует себя с персонажем, познает себя через образ персонажа, достигает самопознания через интерпретацию самости. Персонаж носит иносказательный символический характер. Это значит, что «я», интерпретируемое в рамках повествования, становится «я» иносказательным, символическим, «я», изображающим себя в качестве другого лица.

Идентификация читателя с персонажем открывает обширное поле для игры воображения, которая порождает вымышленные изменения, которые становятся вымышленными изменениями самости. Подобная идентификация помогает личности поместить себя в вымышленные ситуации, примерить роль персонажа, привнеся в нее, однако, свои черты и особенности мировоззрения, понять и осознать, какие решения данная личность приняла бы в этой ситуации.

С одной стороны, вымышленное изображение себя может превратиться в конструкцию «я», однако оно может служить источником иллюзий, так как жизнь воображаемая есть жизнь ложная, скрытая. И идентификация здесь может выступать как средство самообмана или бегства от себя. Именно на этом аспекте сконцентрированы многие исследования проблем идентичности.

С другой стороны, изображения себя через другого может стать средством самораскрытия, и тогда конструирование «я» будет означать стать тем, кем являешься. Именно это является рефигурацией [6, с. 160]. Однако использование воображаемых ситуаций для рефигурации самости, по мнению Рикера, может быть небезопасным из-за опасности конфликта между соперничающими идентификациями.

Другой представитель философии постмодернизма французский философ и психоаналитик Жак Лакан предложил теорию, согласно которой личность проходит несколько стадий на пути становления идентичности. При этом она помещена в символическую внешнюю сеть, включающую в себя язык и культурные нормы, создавая отчужденный рассказ, который никогда не бывает полным, и почти всегда зависим от других.

Центральной при рассмотрении Лаканом идентичности является структурирующая роль языка. При этом он основывается на семиотических теориях Ф. де Соссюра и К. Леви-Стросса. Последний указал на то, что родственная структура существует только в человеческом сознании и является случайной системой образов. Соссюр более детально проработал эту точку зрения, выдвигая предположение, что отношение между лингвистическим знаком (означающим) и соответствующей концепцией (означаемым) также является случайным. Следовательно, внутри закрытой системы значение восходит от отношения между означающим и означаемым и определяется различием между знаками. Это различие является существенным для Лакана, показывая неправильное распознавание и последующую идентификацию с другим, где базисом для этого процесса является язык. Эта концепция является центральной для субъектного подхода к идентичности, поскольку субъект, идентичный самому себе, вписан в язык и является «функцией» языка. Он становится «говорящим» субъектом, только подчиняясь общему закону различия [7].

Лакан, объединив структуралистские лингвистические теории Соссюра и антропологические теории Леви-Стросса с психоаналитическими воззрениями, поместил личность относительно некой символической функции, применяя упомянутые теории к этапу раннего формирования идентичности. Личности рассматриваются как помещенные в положение субъектов, синтезированные в уже существующем языке, который, следовательно, высказывает, или отыгрывает идентичность [7, с. 71].

Опираясь на идеи Лакана о заключении личности в символический порядок, Луи Альтуссер разработал представление о центральном механизме, по которому личность занимает позицию субъекта. Он показал, что личность попадает в положение субъекта через идентификацию с другим, перенимая перспективу, точку зрения другого, и потом признает себя занимающим это положение. Идентичности, которые появляются в итоге, считаются нестабильными, потому что они опираются на других (отношения различия) в вопросах дифференциации.

Об идентичности, как об одном из «наших запросов», наряду с безопасностью и счастьем говорил Жан-Франсуа Лиотар [9]. В современных условиях, считает он, потеряли свое былое влияние существовавшие ранее полюса напряженности, созданные государствами, партиями, институтами, культурными традициями, и цели, определенные авторитетными личностями. Он называл такие свойства новой эпохи, касающиеся проблемы личности и ее идентичности, как «предоставленность» индивида самому себе, собственное определение им своих жизненных целей [10, c. 44]. Подчеркивая тенденцию к индивидуализации, характерную для современной эпохи, он пишет о разрыве социальных связей и переходе общества к состоянию некой массы, которая состоит из индивидуальных атомов. Поддерживая системный подход к рассмотрению общества в целом, Лиотар говорит о стремлении общества, как системы, к увеличению своей эффективности, а удовлетворение потребностей элементов системы (личностей) хоть и возможно при одновременном росте эффективности, все же не является основной целью системы.

Личность, в то же время, не изолирована, а «встраивается в сложную и мобильную, как никогда, ткань отношений», представляя собой «узловые» точки, через которые проходят сообщения и опыт, утверждает Лиотар [10, c. 44]. Так, личность становится децентрированной, лишенной свойства цельности своего «я», существующей только как изменчивая сумма этих сообщений. Тем не менее, личность может влиять на те сообщения, которые проходят через нее, независимо от того, какую позицию она занимает: отправителя, получателя или референта. Подобное влияние, по мнению Лиотара, происходит посредством «языковых игр». И хотя видоизменение сообщения таким способом допустимо в определенных пределах, пределы эти не имеют четких границ

Выступая с критикой основных концептов классической западной философии, к которым относился и концепт «идентичности», он писал о разрушении “большого нарратива”, т.е. единой языковой игры модернити, и переходе к множеству языковых игр. Именно языковые игры образуют социальную связь и задают множественность идентичностей. 

Говоря о том, что «языковые игры есть необходимый для существования общества минимум связи» [10, с. 46], Лиотар делает вывод о соотнесении личности с историей через свое окружение и о дальнейшем перемещении ее относительно этой истории. При этом он выделил особое место языковых игр в системе новых социальных отношений, установил особую роль информации и знания в формировании нового типа социальных связей.

Таким образом, мыслители постмодерна П. Рикер, Ж. Лакан и Ж.-Ф. Лиотар определяют идентичность, как нечто нестабильное, постоянно меняющееся под влиянием окружающих событий, социальных и культурных феноменов. Личность конструируется с помощью языка, находит свое выражение в повествовании жизни, которое часто представляет собой череду многочисленных не связанных между собой событий. Невозможность систематизировать окружающий мир, усмотреть структуру в его многообразии, по их мнению, отражается на чувстве личной идентичности, к которой подсознательно стремится индивид. Индивидуальное сознание в эпоху постмодерна представляет собой смутный, децентрализованный набор несознательных и сознательных верований, знаний, интуитивных прозрений о самом себе и мире. Перед личностью стоит задача конструирования себя, своей личности, как на глубоко персональном, так и на социальном уровне, создание собственной системы ценностей и т.д. Окружающая человека социальная и культурная среда постоянно изменяется, требую постоянного «переписывания» того, что уже сконструировано. Идентичность, согласно философии постмодернизма, не является чем-то цельным. Напротив, она представляет собой «мозаику» различных контекстов, ролей, опыта, который переживает индивидуум, оказанного на него влияния.

Понимание проблемы идентичности мыслителями постмодернизма, на наш взгляд, представляет достаточно адекватную методологическую основу для анализа проблемы конструирования идентичности в виртуальной реальности, которая стала чрезвычайно актуальной в современную эпоху.


Перечень ссылок

  1. Н.Н. Федотова. Кризис идентичности в условиях глобализации // «Человек». – 2003. – №6.

  2. Зигмунт Бауман. Индивидуализированное общество / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. – М.: Логос, 2005. – 390 с.

  3. Э.Эриксон. Идентичность: юность и кризис / Пер. с англ.; общ. ред. и предисл. А.В. Толстых. – М.: Прогресс, 1996. – 344 с.

  4. М.В.Заковоротная. Идентичность человека. Социально-философские аспекты. Ростов-на-Дону.: Издательство Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 1999.

  5. В.Хесле. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности. // Вопросы философии. – 1994. – №10. – С. 113-123.

  6. Paul Ricoeur. Time and Narrative. – University of Chicago Press, 1984. – 195p.

  7. Alexandre Leupin. Lacan and the Human Sciences. – U of Nebraska Press, 1991. – 191p.

  8. The Routledge Companion to Postmodernism / Edited by Stuart Sim. – London.: Routledge, 2001. – 401 p.

  9. Джессамин Блау. Жан-Франсуа Лиотар. Заметка о смыслах "пост".

  10. Ж.-Ф. Лиотар. Состояние постмодерна. – СПб.: Алетейя, 1998.


Рецензент: д. філос. н. Штанько В.І.

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма icon"париж со змеями" (Введение в эстетику постмодернизма)
Исследуются теоретические основы эстетики постмодернизма постфрейдизм, постструктурализм, теория

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма iconПрограмма подраздела «История философии»
В программе нашли отражение основные историко-философские эпохи и регионы, выдающиеся философы и их произведения. Программа разработана...

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма icon12. Основные направления философии 20 века
Вопрос о классификации направлений философии 20 века разработан пока не очень подробно и глубоко. Предлагается следующее разграничение...

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма iconМихаил уланов «Спор факультетов» И. канта (богословского с философским). историко-богословский анализ
Судаков Андрей Константинович, доктор философских наук, профессор кафедры истории философии вшэ, ведущий научный сотрудник сектора...

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма iconПояснительная записка учебная программа по дисциплине «Основные направления современной философии»
...

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма iconТезисы о политической философии 1
Еще в середине 1990-х годов я сделал набросок программы формирования политической философии, которые затем реализовывалась в монографиях,...

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма iconВопросы к зачёту по курсу
Предмет философии и его историческая динамика. Статус и роль философии в современной культуре

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма icon2-ая половина VII в до н э.: Возникновение милетской школы философии
Ок. 624-547 гг до н э.: Фалес Милетский, основоположник греческой философии и науки

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма iconПриблизительные вопросы к вступительным экзаменам в аспирантуру по философии
Критический пересмотр принципов и традиций европейской классической философии конца Х1Х – начала ХХ вв

Л. М. Кондратьева к проблеме идентичности в философии постмодернизма iconЛега В. П. Лекции по истории западной философии История античной философии
Предмет философии. Первая лекция, как вы сами понимаете, должна быть вводная. Однако она может быть весьма важной и даже определяющей...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка