При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной




НазваПри создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной
старонка1/5
Дата канвертавання26.11.2012
Памер0.57 Mb.
ТыпДокументы
  1   2   3   4   5
ПРЕДИСЛОВИЕ


При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной конституции гражданину. Статьи любой кон­ституции неравнозначны и неравно существенны: многие из них кажутся тривиальными, само собою разумеющимися, многие декларируются, но никогда не реализуются, многие просто непонятны, но как бомбы замед­ленного действия срабатывают в самый неподходящий момент, некото­рые весьма существенны, как, например, Статья б Конституции СССР, устранение которой фактически развалило КПСС и разрушило совет­ский строй. Не претендуя на исчерпывающую полноту, отметим фунда­ментальные трудности во всех этих проектах, чтобы подчеркнуть осо­бую значимость ильинского подхода. * * *

Первая трудность заключается в том, что в нашей стране отсутствует правовая грамотность, нет популярных курсов (должны бы читаться в школах и всех вузах России) с объяснением основных вопросов правове­дения. Поэтому такие понятия как “право”, “суверенитет”, “государст­во”, “гражданское общество”, “власть”и.т.п. Понимаются многими весьма туманно и неопределенно. Это о читателях. Но в отличие от дорево­люционной России многие годы у нас не было серьезных юридических школ, с авторитетными именами, глубокими юридическими и правовы­ми теориями, поэтому эти понятия расплывчаты и для законодателей.

1. Проблема суверенитета.

Рассмотрим одну из первых статей всех конституций постреволюци­онной России: “Носителем суверенитета и единственным источником вла­сти в Российской Федерации является ее многонациональный народ” (Ст.3,п.1 КРФ), “Вся властъ в СССР принадлежи тнароду”(Ст.2 КСССР и К РСФСР). “Суверенитет” от фр. зоиуегат - высочайший, высший, верховный, самодержавный (в средние века суверен - тот, кто не платил налогов) означает верховную власть, верховенство. Идея народного суве­ренитета принадлежит французскому мыслителю Ж.-Ж. Руссо и разви­та им в теории так называемого общественного договора. Согласно Рус­со, в основе правильного государственного устройства должен лежать общественный договор, т.е. взаимное согласие членов общества относи­тельно формы этого устройства. Идея народного суверенитета совмеща­ет принцип индивидуальной свободы с началом общежития при усло­вии, что все одинаково подчиняют свою личную волю воле общей и вме­сте с тем становятся равноправными участниками этой общей воли.

Однако здесь возникают проблемы, заключающиеся в принципиаль­ной трудности определения общей воли и в абсолютности народного суверенитета как верховной власти народа (на самом деле это фундамен­тальные трудности демократии, ее безрелигиозного основания в отли­чие от монархии), что хорошо понимал и сам Руссо. “Поэтому, - пишет он, - дабы это общественное соглашение не оказалось пустой формальностью, оно молчаливо заключает в себе следующее обязательство, ко­торое одно только может придать силу другим обязательствам, а имен­но: если кто-нибудь откажется повиноваться общей воле, то он будет при­нужден к повиновению всем политическим организмом; а это означает лишь то, что его силой заставят быть свободным, так как соглашение в томи заключается, что, предоставляя каждого гражданина в распоряже­ние отечества, оно гарантирует его от всякой личной зависимости. Это условие составляет секрет и двигательную силу политической машины, и только оно одно делает законными гражданские обязательства, которые без этого были бы нелепыми, тираническими и давали бы лишь повод к огромным злоупотреблениям”14. Простыми словами, народный сувере­нитет означает известное в логике противоречие - “верховенство над вер­ховенством”, “парадокс лжеца” или в математике - “множество всех мно­жеств”. Поэтому, чтобы избежать этого противоречия, Руссо тайно “раз­дваивает” народ на государственное и общественное объединение, внося в них дуализм, а это прямой источник анархического мировоззрения вплоть до современных положений - “суверенитет личности выше суве­ренитета государства”. Проект сахаровской конституции в этом отно­шении - самое крайнее проявление этого рафинированого анархизма: ре­акция на тоталитарный строй привела к перенесению центра тяжести на права человека, на гражданское общество, к “идее суверенитета незави­симых государств”, к сведению государственных функций до минимума. Остроумное замечание, хотя и не по этому поводу, но по существу об этом, сделал С.Аверинцев, когда в общении с Сахаровым он видел в его мыслях, мироощущении, словах человека XVIII века -таковым Сахаров и был.

2. Проблема двойственности.

Выходом из этого тупика является правильное понимание двойствен­ных понятий, или так называемой теории двойственности, получившей свое признание в современной науке (математике, физике) и в филосо-

14 Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. - М., 1938. - С. 16. Смысл этой цитаты заключается еще и в том, что французы периода их Великой революции понимали свободу так: ''не хочешь быть свободным, так мы тебя заставим таковым быть". См. в этом смысле замечательный роман Александра Дюма "Луиза Сан-Феличе" (Дюма А. Собрание сочинений в 12 томах.-М., 1980. - Т. 11 и Т. 12).

фии как “принцип дополнительности”. Суть двойственности состоит в наличии пар сопряженных теорий, понятий, в частности: бесконечное и конечное, внутреннее и внешнее, непрерывное и дискретное, интеграль­ное и дифференциальное, центробежное и центростремительное, ирра­циональное и рациональное и т. д. Отметим, что эта двойственность объ­ективна, присуща всем тварным вещам, не зависит от нашего психологи­ческого восприятия и тем более от нашего произвола. Она составляет основную структуру бытия, восходя к Тайне Творения мира,

Характерная черта упомянутых пар - равнозначностъ и сопряжен­ность составляющих их начал, которые обретают смысл и бытийственную полноту только в совместном их существовании (в этом принцип их дополнительности). Основная ошибка (часто) заключается в том, что куль­тивируется один из этих компонентов и занижается и пренебрегается дру­гой. Вторая ошибка заключается в отождествлении двойственности с дуа­лизмом - парами другой природы (такими как добро и зло, истина и ложь и т. п.), вызывая в этом путаницу и вражду, например, между государст­вом и гражданским обществом, между монархическими и республикан­скими предпочтениями, между властью и народом и т. п. Дуалистиче­ским парам действительно присуще противоборство как стремление к рав­ноправию и абсолютной независимости (с христианской точки зрения эти начала неравноправны, не равно бытийственны, с юридической точки зрения - не одинаково правомочны). Путают их и с диалектическими парами (такими как бытие и ничто, жизнь и смерть, война и мир, тезис и антите­зис и т, п.), диаметрально противоположными парами, где компоненты переходят один в другой и их становление (новое качество) составляет истину (принцип развития).

3. Проблема власти.

Ярким примером в нашем случае является понятие власти. Вот что пишет известный религиозный философ и богослов Сергей Булгаков: “Власть двойственна по природе, - она знает активное и пассивное нача­ло, слагается из властвования и подчинения, причем и то и другое в осно­ве своей имеет иррациональный и мистический характер. Власть, сознаю­щая себя законной, а не самозванной, ощущает в себе волю, право и силу повелевать, с инстинктивной царственностью, без рассуждения или реф­лексии; равно и лояльное повиновение должно быть не рассудочным, но непосредственным и в известном смысле не рассуждающим, слепым. Та­ков инстинкт власти, первоначальный и темный. Область утилитарно-рассудочная, как ни велико ее значение в жизни власти, все-таки не явля­ется для нее решающей. Анархизм в своих построениях обычно не счита­ется именно с этим инстинктом власти, порождающим все новые ее формы, он хочет побороть феноменологию власти, не затрагивая ее онтоло­гии. Конечно, власть не может быть только чистым произволом правите­лей, и в принудительную форму права, облеченного защитой организован­ного принуждения, может быть закономерно включено не всякое содержа­ние, а лишь принимаемое или попускаемое фактическим правосознанием” i5.

Приведем небольшую полемику двух русских поэтов и философов Фе­дора Ивановича Тютчева и Алексея Степановича Хомякова. В своей по­литической статье “Римский вопрос и Папство”, написанной в 1849 году Тютчев писал: “С тех пор, в течение трех веков, историческая жизнь За­пада была не что иное, как непрестанный натиск на все, что еще было христианского в составе старого западного общества. Этот труд разру­шения был долог, и прежде чем свалить учреждения, понадобилось под­точить их связующую силу, их цемент - христианское верование. Тем и приснопамятна Французская Революция, что она открыла новую эру: вос­шествие антихристианской идеи на степень политической власти, вручи­ла ей управление гражданским обществом. Что в этой идее заключался весь смысл Революции, о том свидетельствует и новый догмат, пущен­ный ею в мир - догмат народного верховного владычества (souverainetu dupeuple). Что такое народное верховное владычество, как не верховное владычество того же человеческого я, только умноженное количествен­но, следовательно, опирающееся на силу?” i6 По поводу этих строк Тют­чева Хомяков в письме к А.Н.Попову заметил: “В народе действительно souverainetH suprKme... Я имею право это говорить потому именно, что я анти-республиканец, анти-конституционалист и пр. Само повиновение народа есть un acte souverainete” i7 Вот как, комментируя это место в по­лемике, Иван Сергеевич Аксаков раскрывает эту загадку власти: “Это замечание, разумеется, вполне справедливо; но мы имеем повод пола­гать, что Тютчев вовсе и не думал отрицать верховное значение народа в смысле, указанном Хомяковым. Стоит, только поставить вопрос: что ра­ди чего существует? власть ради страны или народа, или народ ради вла­сти? Ответ на это может быть только один; он и решает вопрос. Здесь верховенство народа есть закон, так сказать, естественный- Но великая разница между этим законом естественным, “между понятием о народе, как об источнике власти” и между souverainete du peuple, провозглашен­ным Революцией. В политической окраске, приданной этому понятию западною демократией, чувствуется ложь. Народ, отправляющий власть,

is См.: Булгаков С. Н. Свет ыевечерний. - Изд-во Республика. - М., 1994. - С. 337. "См.: Аксаков И.С. Федор Иванович Тютчев (биографический очерк). - М..

1874. -С. 191-192. '' Там же. - С. 192. Интересно отметить как правильно чувствует

двойственность Хомяков.

надевающий венец и порфиру, уже нс народ, уже искажает свой нравст­венный образ как народа, источника власти, а становится сам олицетво­рением принципа власти. Это не одно и тоже. Не одно и тоже учреждать власть, или отправлять власть, ~ быть источником власти, или властво­вать. Отвлекая от себя присущее ему начало власти и перенося это нача­ло на лицо или учреждение, - вместе с тем добровольно обязывая самого себя повиновением - этому, отвлеченному им от себя, элементу власти, -народ совершает без сомнения “un act de souverainete”, но вместе с тем совершает великий нравственный акт самоограничения, самообуздания себя как целого, и самообуздания личного я в своих народных единицах. Власть с своей стороны, не будучи сама в себе источником власти, имеет raison d'etre, причину своего бытия вне себя, именно в стране или наро­де, становится, какие бы ни были ее атрибуты, служением этой стране или народу: вот идеальное, нравственное и в то же время естественное взаимное отношение этих двух элементов” 's.

Мы прибегли к этим длинным цитатам с одной определенной целью:

уже десятилетиями в нашем обществе муссируется вопрос о власти, и ни­кто не высказал о ней правильных слов. Власть есть сопряжение власт­вующего и подчиненного (монарха и подданньгх, президента и лояльных гра­ждан, государства и гражданского общества, служения и свободной ло­яльности). Отсутствие одного из этих компонентов (служения) приводит к деспотии, другого (свободной лояльности) к слабой власти или анар­хии. Введение института президентства при Горбачеве было произведе­но без учета граждан, которые могли бы подчиняться этой власти, а вне­дренная в народ нелюбовь к властям порождает потенциальную нело­яльность и недовольство всяким будущим правителем, которого сейчас еще не знают, но уже не любят. В этом трагедия нашего народа, порож­денная революцией и неправовой, узурпаторской, властью большевиков-коммунистов. Неудачная попытка ввести пост вице-президента и его от­мена из-за нелояльности второго лица самому президенту (это повтори­лось дважды и в СССР и в Российской Федерации), взятая под копирку всеми странами ближнего зарубежья, не снимает проблемы: нелояльным останется всякое второе лицо, как бы оно ни называлось, - это проявле­ние специфически низкого правосознания, и это трагедия политиков. Уче­ние Ильина о правосознании, о “свободной лояльности” - единственный путь исправления этого изъяна нашего государственного бытия. Это пред­видели наши писатели и философы еще в прошлом веке. Продолжим ци­тату Аксакова: “Но было бы горшею ложью, если бы народ, в смысле западного новейшего понятия о народном владычестве, сам, так сказать, сел на престол, в роли постоянного пребывающего правителя; он при

Там же. - С. 192-193.

этом во-первых, не совершил бы великого нравственного акта повино­вения и само обуздания: кому же повиноваться? самому себе?! во-вторых, власть, в лице народа, утратила бы ту нравственную, ту умеряющую ее стихию служения, которая присуща власти нормального происхождения. Будучи сам источником власти, состоя сам вне всякого контроля, служа самому себе, разнузданный от всех нравственных уз, не признавая ника­кого высшего над собою начала, ни гражданского, ни религиозного, -такой народ-властитель был бы самым чудовищным, безнравственным явлением в мире” i9.

Современное состояние в нашем безрелигиозном мире и в секуляри­зованных государствах приводит к искажению понимания природы ис­тинной власти. Вместо отсутствующего компонента повиновения, сво­бодной лояльности ищется необходимый “поддерживающий” власть за­менитель. Таковым является денежный вклад в швейцарском банке (син­дром Чаушеску), зачастую в личном плане бессмысленный (случай с вкла­дом президента Маркоса, того же Чаушеску и всех диктаторов XX ве­ка)20. В этом варианте власти есть только небольшой смысл, власть дей­ствительно происходит от слова “владеть” (по-украински буквально “вла-да”) - “ничем не владеющей” власти просто нет, или это не власть. Пре­зидент Горбачев без страны, Дума без существенных прав и полномо­чий, Суд без какой-либо независимой власти и авторитета, Указы и За­коны без их исполнения (современным языком это называется “механиз­мами реализации”). Ильин сформулировал шесть аксиом власти , нару­шение которых приводит к искажению, ослаблению или злоупотребле­нию властью. Эти аксиомы таковы:

1) Государственная власть не может принадлежать никому помимо пра­вового полномочия.

2) Государственная власть в пределах каждого политического союза должна быть едина.

3) Государствегоия власть всегда должна осуществляться лучшими людьми, удовлетворяющими этическому и политическому цензу.

4) Политическая программа может включать в себя только такие ме­ры, которые преследуют общий интерес.

5) Программа власти может включать в себя только осуществимые

19 Там же.-С. 193-194.

20 В этом плане интересным было сообщение тележурналиста (то ли радостное, то ли с издевкой) об официальном отождествлении личного вклада прези­дента и денег государства в современном Туркменистане.

21 Ильин И.А. Собрание сочинений в десяти томах. - Издательство "Русская книга". - М., 1994. Т. 4. - С. 295, 296, 298, 300, 302-303, 305.

  1   2   3   4   5

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconАнализ очищения почек, предложенного Г. П. Малаховым
Предлагаемые массовому, и в своем большинстве неискушенному в медицине читателю способы очищения почек от камней, при всех их достоинствах,...

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconРуководство Малкавиан по игрокам
В тексте автор постоянно оперирует двумя различными понятиями, которые нередко смешиваются игроками в единую массу: "Сумасшествие"...

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconВообще надо не задаче той или иной предшдаииой дисциплины удовлетворять, но наоборот: из объективных необхо-димостей определённых вопросов и из способа
Вообще надо не задаче той или иной предшдаииой дисциплины удовлетворять, но наоборот: из объективных необхо-димостей определённых...

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconСправочник по врожденным и наследственным заболеваниям собак
Тем не менее, авторы всячески старались воспользоваться новейшей информацией из научных и популярных журналов, из научных исследований,...

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconПрофилактика анемии пергой
Что такое. Анемия это болезнь, выражающаяся в снижении в той или иной форме концентрации гемоглобина в крови, довольно часто сопровождающееся...

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconСтанислав Лем Сумма технологии к советскому читателю
Среди них нет неуязвимых, и бег времени перечеркнет многие из них. Так сам автор определяет круг вопросов, рассматриваемых в этой...

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconВопросы к зачёту по почвоведению с основами геологии
Перечислить минералы из той или иной группы e g сульфидов, фосфатов, каркасных силикатов

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconЭкономика одна из основных составляющих данной игры. От неё зависит как процветание и жизнь той или иной команды, так и магия. Каждая из основных команд
Экономика – одна из основных составляющих данной игры. От неё зависит как процветание и жизнь той или иной команды, так и магия....

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconРеферат по английскому языку «Принципы синтаксического моделирования в английском языке»
Теоретическое изучение структуры предложения предполагает, стало быть, построение той или иной модели предложения, т е абстрактной...

При создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной iconВ. М. Корякин, доктор юридических наук
Весь вопрос состоит только в том, в какой степени развиты коррупционные отношения и каким образом выстраивается антикоррупционная...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка