Статья 3 Конституции Французской Республики




НазваСтатья 3 Конституции Французской Республики
старонка2/3
Дата канвертавання20.11.2012
Памер449.88 Kb.
ТыпСтатья
1   2   3

Соответствует ли избирательное законодательство Франции общеевропейским демократическим стандартам?


 

Отметим тут, прежде всего, что подлинно демократические выборы - это выражение суверенных прав, принадлежащих населению страны, свободное волеизъявление которого лежит в основе полномочий и легитимности государственной власти. Право граждан избирать и быть избранными в ходе периодических подлинно демократических выборов - это международно-признанное право человека и гражданина. Подлинно демократические выборы служат цели мирного разрешения борьбы за политическую власть в стране и поэтому играют центральную роль в поддержании мира и стабильности. В тех странах, где государственная власть избирается законным путем в ходе подлинно демократических выборов, возможности для недемократических посягательств на нее существенно ограничены. Итак, определившись в том, что же понимается под теоретическим базисом демократических электоральных стандартов и принципов, перейдем к анализу действующего законодательства Франции и практики его реализации на предмет его соответствия задекларированным выше позициям.

По мнению автора данного исследования, совершенно очевидно, что анализ действующего избирательного законодательства Франции на предмет его соответствия базовым демократическим стандартам необходимо начать с анализа самой мажоритарной системы относительного большинства, применяемой при выборах Национального собрания. Мажоритарная двухтуровая система относительного большинства действовала на всех выборах в Национальное собрание Франции с 1958 года по 1981 год, и после однократного отказа от нее на выборах в 1986 году в интересах пропорциональной системы, снова была возобновлена в конце 1986 года. При мажоритарной системе относительного большинства для победы на выборах кандидату необходимо набрать больше голо сов избирателей, чем каждый из остальных кандидатов, пусть даже за него проголосовало менее половины избирателей.

Предположим, по одному округу баллотируются 4 кандидата, и голоса избирателей распределились между ними следующим образом:

А—11%;  Б—23%;  В—34%;  Г—32%.

Победившим на выборах будет признан кандидат В, набравший 34% голосов избирателей, несмотря на то, что фактически против него проголосовало 66% избирателей. Таким образом, голоса 2/3 избирателей остаются неучтенными, «выброшенными», а депутат в выборном органе представляет лишь 1/3 избирателей своего округа. Вероятно, французский законодатель считает эту систему достаточно эффективной для решения текущих задач парламентской деятельности, однако назвать ее хоть сколь ни будь отвечающей общеевропейским демократическим электоральным стандартам, увы, не приходится. Традиционно уже много лет во Франции существует ситуация где партии большинства, собирающие менее 50% всех голосов избирателей, имеют почти 75% мест в парламенте.

По мнению автора данного исследования, мажо ритарная система относительного большинства, применяемая во Франции, являетсяодной из наименее демократических избирательных систем, основными пороками которой являются:                                  

·              значительное число голосов избирателей (зачастую более половины) остаются «выброшенными» и не учитываются при распределении мандатов;

·              искажается картина реального соотношения политических сил в стране: партия, получившая меньшинство голосов избира телей, получает большинство депутатских мест.

Потенциальная несправедливость, заложенная в данную из бирательную систему, наиболее ярко во Франции проявляется в совокупности с особыми способами нарезки избирательных округов, получившими название «избирательная геометрия» и «избирательная геогра фия» (в американском варианте, как мы уже указывали выше в работе – «джерримендеринг»).

Цель «избирательной географии» заключается в том, чтобы сделать голос, как правило, более консервативного сельского избирателя более весомым, чем голос городского избирателя, создав в сельской местности больше избирательных округов с меньшим количест вом избирателей, чем в городах. В результате, при равном коли честве избирателей, проживающих в городской и сельской мест ности, в последней может быть образовано в 2-3 раза больше округов. Так, например,департамент Нор был разбит на 16 избирательных округов: 8 сельских с населением менее 80 тысяч жителей и 8 городских с населением свыше 100 тысяч. Известный французский профессор Жорж Ведель (1910-2002), ведущий специалист по конституционному и административному праву Франции, многолетний член Конституционного Совета и Французской академии, даже как-то пошутил по этому поводу, сказав, что «Сенат – это посольство провинциальной Франции в Париже». Представляется совершенно очевидным, что пропорциональная избирательная система, в случае ее введения, резко бы изменила конфигурацию парламентариев, как в верхней, так и в нижней палатах французского парламента. И эта трансформация была бы в пользу, прежде всего, представительства от крупнейших индустриальных департаментов (Парижский район, Марсель, Лион и т.д.) Действующая же мажоритарная система оставляет население густонаселенных промышленных районов Франции в очевидном меньшинстве, грубо нарушая тем самым базовый электоральный демократический принцип «равного избирательного права», зафиксированного в июньском итоговом Документе Копенгагенского совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года.

Сущность практикуемой во Франции «избирательной геометрии» как раз состоит в том, что нуж но так нарезать избирательные округа, чтобы при сохранении их формального равенства заранее обеспечить в них преимущество сторонников одних партий, рассредоточив сторонников других партий в небольших количествах по разным округам, а макси мальное их число сосредоточитьв 1-2 округах. Иными словами, партия (коалиция партий), осуществляющая нарезку избирательных округов, поста рается раскроить их таким образом, чтобы «загнать» максималь ное число избирателей, голосующих за соперничающую партию (коалицию партий), в 1-2 округа, сознательно идя на то, чтобы «потерять» их, обеспе чивая тем самым победу себе в других округах. Формально ра венство округов не нарушается, а фактически заранее предопре деляются результаты выборов. Предоставив возмож ность образования избирательных округов другой партии, мы получим противоположный результат. Обратимся к опыту французского «джерримендеринга».

Так, например, на выборах в Национальное собрание Франции в 1973 году 30 округов насчитывали более 90 000 избирателей, внесенных в списки, из которых 12 - насчитывали более 100000 избирателейв то же время было 26 округов с числом избирателей менее 40 000Они также избирали по одному депутату. Еще более разительным во Франции является неравенство избирательных округов (кантонов) при выборах Генеральных советов. Например, в департаменте Изер для избрания в совет в кантоне Гренобль необходимо получить 28219 голосов, а в кантоне Клеллес - достаточно  548. И тот и другой избирают по одному советнику.

 Тут автор данного исследования предлагает далее абстрагироваться всем от личных политических симпатий ради углубления анализа уровня демократичности французской электоральной системы в целом. Так, например, на выборах в Национальное собрание Франции в 1958 году Французская Коммунистическая партия (ФКП) по числу собранных по стране голосов вышла на 1-е местооднако получила всего лишь 10 мандатов в парламенте, а Объединение в Поддержку Республики (ОПР)собравшее суммарно значительно меньшее количество голосов, приобрело в Национальном собрании почти в двадцать раз больше мандатов чем ФКП. На выборах в Национальное собрание 1973 года для избрания одного депутата отФКП требовалось по лучить 70600 голосов, для депутата от Социалистической партии и Партии левых радикалов - 49396 голосов, для депутата от ОПР - 32415, для депутата от Независимых республиканцев - 31018.

В 1986 году парламентом Франции был принят давно уже назревший избирательный закон, который предусматривал, что население избирательного округа ни в коем случае не должно превышать среднее количество населения избирательных округов департамента более чем на 20%. Однако, в тоже время, надо отметить, что территории избирательных округов не менялись во Франции с 1982 года. В результате существенного движения населения в целом ряде регионов страны между сельскими и городскими районами возникло  весьма ощутимое неравенство в количестве населения и, соответственно, в количестве избирателей. Например, депутат Национального собрания наиболее населенного избирательного округа в департаменте Валь-д’Уаз (Val-d’Oise) представляет 188 000 избирателей, в то время как депутат наименее населенного избирательного округа в департаменте Лозер (Lozère) представляет всего лишь 34 000 избирателей.

Перед выборами в Национальное собрание в 2007 году Конституционный совет Франции заранее предупредил правительство об актуальной потребности немедленного обновления «избирательной карты», так как избирательные округа продолжают основываться на весьма устаревшей переписи населения 1982 года. Разумеется, что за последние 25 лет и демографическая, и электоральная ситуации самым кардинальным образом изменились. Из-за такого несоответствия «избирательной карты» и «географической карты населения» депутату Национального собрания понадобится всего 5 000 голосов (!!!), чтобы быть избранным в некоторых округах (например, в Сен-Бартельми (Collectivité de Saint-Barthélemy)), в то время как другому депутату понадобиться 180 000 голосов в других округах (например, в Сена-Сен-Дени (Seine-Saint-Denis)). Конституционный совет Франции заметил, что данная ситуация противоречит Статье 6 Декларации прав человека и гражданина 1789 года, а также Статьям 3 и 24 Конституции Франции. Автор данного исследования совершенно согласен с выводом Конституционного совета Франции о вопиющей недемократичности сложившейся электоральной ситуации с существующей нарезкой избирательных округов. Как уже отмечалось выше, в Статье 3 Конституции Франции четко установлено, что «национальный суверенитет принадлежит народу, который осуществляет его через своих представителей и посредством референдума. Никакая часть народа, никакая отдельная личность не может присвоить его осуществление». В сложившейся же во Франции ситуации, увы, данное антидемократическое присвоение  налицо.

Даже весьма аморфная и традиционно лояльная по отношению к «старым европейским демократиям» структура ОБСЕ в контексте французской ситуации предпочла отметить, что принцип электорального равенства понимается ОБСЕ как основной демократический принцип. При этом была официально озвучена позиция о том, что при мажоритарной системе выборов разница между количеством избирателей на разных избирательных округах не должна превышать 10%.

Итак, во Франции перед выборами в Национальное собрание 2007 года не была обновлена система избирательных округов и, таким образом, в очередной раз был нарушен принцип равенства при голосовании, о чем и предупреждал Конституционный совет, но никаких действий французское правительство в этой связи не предприняло. В целом, для автора данного исследования представляется совершенно очевидным, что магистральное направление европейского избирательного законодательства в контексте его максимальной демократизации связано именно с пропорциональной системой открытых списков и крайне антидемократическая мажоритарная система относительного большинства в цивилизованном европейском государстве является, прежде всего, крайним проявлением рудиментарного авторитаризма и игнорирования базовых демократических электоральных стандартов и прав человека.

В данном разделе исследования его автору также хотелось бы рассмотреть случай, который заставляет задать еще один вопрос касательно соответствия избирательному законодательству и декларируемых в нем демократическим электоральным стандартам французских политических реалий.

Закон гласит, что избранное должностное лицо, признано виновным в злоупотреблении государственными средствами, на 10 лет лишается права участвовать в выборах на национальном уровне. Однако, как показала практика, не ко всем политикам данная законодательная дефиниция применялось, когда возникали подобные ситуации. Так, например, в 2004 году Ален Жюппе (Alain Juppé) был обвинён в растрате государственных средств в бытность свою премьер-министром Франции (речь идёт о незаконном финансировании партии «Объединение в поддержку республики» (ОПР) за счёт парижской муниципальной казны), предан суду и приговорён к условному тюремному заключению на полтора года, поражению в гражданских правах на 5 лет и запрету баллотироваться в выборные органы власти на 10 лет; позже эти сроки были несколько сокращены после апелляции, но в целом приговор оставлен в силе. Как следствие Жюппе лишился постов мэра Бордо и председателя правящей партии. После вердикта суда Ален Жюппе около года читал лекции в одном из институтов Монреаля (Канада). Однако уже в августе 2006 года, после того как в Бордо были объявлены внеочередные выборы, Жюппе вернулся во Францию и выставил свою кандидатуру не только на местные выборы, но и на общенациональные парламентские выборы 2007 года, где потерпел поражение. Данный пример, по мнению автора исследования, является достаточно показательным и иллюстративным.

Еще одна существенная проблема с соответствием французского электорального законодательства базовым демократическим принципам связана с проблематикой тайны голосования для французских заключенных. Как мы уже отмечали выше,Статья 27 Конституции Франции предусматривает возможность избирателю голосовать через своего представителя. Это возможно в тех случаях, когда избиратель не может прийти на избирательный участок и проголосовать лично. В таком случае избирателю необходимо назначить представителя, который, в свою очередь, должен быть избирателем из той же коммуны, что и он. Представитель действует на основе официально выданной доверенности. Избиратель может заявить о своем желании голосовать через представителя вплоть до дня выборов. Доверенность представителя, как правило, действительна только на одно голосование, но она может быть выдана как для голосования в двух турах, так и сроком на 1 год. В данном контексте интересным и важным является вопрос голосования заключенных, отбывающих наказание в тюрьмах. Заключенные, как граждане Франции, имеют право голоса (кроме случаев лишения их такого права в качестве наказания за преступление). Так как в тюрьмах нет мест для голосования, единственным способом для их волеизъявления является голосование через представителя. Это означает, что они не имеют возможности голосовать тайно. Данная антидемократическая ситуация была отмечена даже вотчетах мониторинговых миссий ОБСЕ во Франции 2002 и 2007 годов. Дополнительно тут следует указать на то, что, так как адресом заключенного является адрес места заключения, то коммуна, в которой находиться тюрьма, будет местом регистрации заключенного. Для того чтобы отдать свой голос, заключенному требуется найти избирателя из данной коммуны, для того чтобы последний стал его представителем и проголосовал за него. Это, разумеется, может вызывать серьезные трудности в тех случаях, если заключенный до заключения проживал в другой коммуне.

Следует отметить, что мониторинговые миссии ОБСЕ/БДИПЧ за все время своего существования наблюдали только за двумя президентскими выборами во Франции 
1   2   3

Падобныя:

Статья 3 Конституции Французской Республики iconПриказ от 28 января 2000 г. N 3 О передаче французской стороне перемещенных архивных документов французского происхождения, хранящихся в
Правительством Французской Республики о сотрудничестве в области государственных архивов от

Статья 3 Конституции Французской Республики iconПри создании и написании Конституции возникает много принципи­альных проблем, которые не видны неискушенному читателю и живуще­му в рамках той или иной
Статья б Конституции ссср, устранение которой фактически развалило кпсс и разрушило совет­ский строй. Не претендуя на исчерпывающую...

Статья 3 Конституции Французской Республики iconСоглашение между правительством российской федерации и правительством французской республики
Правительство Российской Федерации и Правительство Французской Республики, именуемые в дальнейшем Договаривающимися Сторонами

Статья 3 Конституции Французской Республики iconЗакон кыргызской республики
Конституционный суд Кыргызской Республики является высшим органом судебной власти по защите Конституции Кыргызской Республики

Статья 3 Конституции Французской Республики iconСуд Центрального района г. Минска Заявитель
Согласно ст. 30 Конституции Республики Беларусь гражданам Республики Беларусь гарантируется право свободно передвигаться и выбирать...

Статья 3 Конституции Французской Республики iconВзаимоотношения Государства и Церкви в странах Восточной Европы
Например, Веймарской Конституции 1919 г в Гдр, Тырновской Конституции 1879 г в Болгарии и т д. Новые власти временно использовали...

Статья 3 Конституции Французской Республики iconДоклад о деятельности уполномоченного по правам человека
Целью доклада является привлечение внимания органов законодательной и исполнительной власти, общественности к состоянию и обеспечению...

Статья 3 Конституции Французской Республики iconПрезидент приднестровской молдавской республики распоряжение о проекте Закона Приднестровской Молдавской Республики
В соответствии со статьей 64 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, в порядке законодательной инициативы

Статья 3 Конституции Французской Республики iconКонвенция о применении шенгенского соглашения от 14 июня 1985 г
Между правительствами государств экономического союза бенилюкс, федеративной республики германии и французской республики

Статья 3 Конституции Французской Республики icon7. Часть история французской литературы второй половины ХХ в
Республика: утрата надежд Сопротивления, распад французской колониальной системы, кризис французской демократии. V республика и голлизм....

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка