Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина




НазваМусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина
старонка9/25
Дата канвертавання14.11.2012
Памер5.05 Mb.
ТыпДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25
3. Учебные заведения в приходах

Важнейшей составляющей локальной мусульманской общины как самодостаточного социокультурного образования являлись приходские мектебе и медресе, целью деятельности которых было исламское просвещение, воспитание и воспроизводство духовенства.

Отличительной особенностью просвещения мусульманских народов Российской империи являлся его конфессиональный характер. Не имея финансирования со стороны государства, система религиозного образования мусульман была неподконтрольной государству, не имела строго определенных программ и учебно-методической литературы. Татары в течение столетий не могли иметь светские школы, поскольку царская власть и православные миссионеры упорно противились распространению светской образованности среди татар и изменению характера татарской школы из боязни новых препятствий в проведении русификаторской политики586.

По наблюдению миссионера Я. Д. Коблова, "...в России трудно указать народность, среди которой была бы так широко распространена грамотность, как у казанских татар. Безграмотного татарина можно встретить очень редко. И это обуславливается полною возможностью для каждого магометанина научиться грамоте, потому что в каждой деревне, как бы она ни была бедна и малочисленна, есть школа"587. Это мнение Я. Коблова относительно школ и грамотности мусульман Казанской губернии можно уверенно распространить и на махалли самарского Поволжья. Традиционная система образования среди мусульман в Самарской губернии являлась составной частью конфессионального обучения и воспитания уммы, имела глубокие и устойчивые традиции, прошедшие дальнейшую эволюцию
в последующие периоды развития истории края.

На рубеже XVII–XVIII веков начинается возрождение мусульманской учености среди татар. Этот процесс возглавлялся либо самими татарами, получившими образование в мусульманских странах, либо выходцами из мусульманских государств588. На некоторых территориях будущей Самарской губернии мусульманские учебные заведения функционировали уже в первые десятилетия XVIII в., как, например, медресе в д. Тайсуганово Микулинской волости Бугульминского уезда (начало XVIII в.), мектебе
в д. Урсалабаш того же уезда, открытое в 1735 г. Мусульманские школы, как правило, открывались по инициативе наиболее образованных мулл. Основателем Тайсугановского медресе являлся известный богослов Габдрахман ибн Туймухаммад аль-Бикчурави (1691–1764 гг.), который как знаток мусульманского права пользовался заслуженным авторитетом. Его организаторские способности и глубокие знания сделали медресе авторитетным учебным заведением всего Волго-Уральского региона, а дело продолжила плеяда блестящих знатоков мусульманского права — представители этого рода. Так, сын Габдулманнан был имамом в мечети и мударрисом в медресе. Среди его учеников и последователей были известные богословы Валид ибн Сагид, Габдерашит ибн Мухаммад и др. Отец Габдулманнана был дедом Ризы Фахретдинова по материнской линии. Сын Габдулманнана Фазылулла — ахун и мударрис в медресе также был одним из самых авторитетных и признанных богословов региона589.

Относительно благополучное материальное положение крестьян в Самарской губернии, высокая обеспеченность мусульманских селений мечетями, при которых или в которых преимущественно осуществлялся процесс образования590, приходским духовенством, как правило, обучавшим детей прихожан, оказались важными условиями функционирования образовательных центров в махаллях.

Типичная картина организации религиозного обучения в деревнях Бугульминского уезда, характерная для большинства подобных учебных заведений, представлена в работе Л. Ф. Змеева591. По наблюдениям исследователя "школы у мусульман бывают двух видов: мектебе — для ребятишек, почти при каждой мечети и медресе — школы богословские, где преподают непременно муллы, а заведует всем известный ученостью, в белой чалме, то есть бывший в Мекке, мулла. Детская школа — результат благотворения, которое ограничивается подарком избы. Дрова для топки доставляют благодетели из общественного леса. В подобном доме без нар 30–60 мальчиков 8–12 лет целый день сидят в одном белье на голом полу, учат арабскую грамоту и зубрят Коран. Многие здесь и ночуют из-за дальности расстояния домой или в наказание"592.

Более обстоятельно он пишет о медресе: «Медресе, созданные благотворителями, разношерстны — это несколько зданий на большом пустыре, каждая отдельная изба — отдельное благотворение. В домах есть нежилой этаж, где ученики спят, хранят продукты. Под половыми досками у каждого ученика — склад провизии, угля и посуды. В медресе — мутагаллимы по методу «уча учимся» изучают Коран, занимаются переводом с арабского по маленьким рукописям и книжкам. Изучают арабскую грамматику, логику, риторику, комментарии к Корану, святых, общее право, теологическое сочинение о начале мира, существовании единого Бога, об обязанностях к нему человека, о добре и зле, о наградах и наказании в будущей жизни. Вопрос об окончании курса сына решает отец, иногда нуждающийся в его помощи и удовлетворившийся знанием некоторых обрядностей и молитв. Учителем может быть отставной солдат, вдова муллы, звонарь (муэдзин. — Э. Г.593.

До конца XIX в. татарские школы в своей основе были кадимистскими, стремившимися сохранить патриархальные устои жизни, проводившими активную борьбу против религиозного реформаторства. Они придерживались схоластической системы в области образования и воспитания. Кадимистское духовное учебное заведение было призвано готовить богословов, знатоков мусульманского права и религиозных руководителей мусульманских общин.

В мектебе обучалось от 20 до 60 мальчиков594, курс учения продожался от 3 до 5 лет, учебный год «вписывался» в сезон сельскохозяйственных работ и, как правило, продолжался 6 месяцев — с 1 октября по 1 апреля. Возраст учащихся в мектебах колебался от 7 до 13 лет. Каждый мальчик, достигший 7 лет, обязан был посещать школу. Общественное мнение осуждало родителей, сыновья которых не учились595.

Обучение в мектебах начиналось с изучения сложного арабского алфавита, состоящего из 29 букв. Школьники учили не звуки, а буквы. Потом они приступали к чтению по книге «Иман шарты» («Основы веры»), затем читали арабские тексты по «Афтияку» — древнейшему извлечению из Корана, равному 1/7 его части. Чтение осуществлялось буквослагательным методом, то есть сначала говорили названия букв слога и только потом читали весь слог. Овладев буквосложением, лучшие ученики мектебе на 2-м или 3-м году обучения приступали к чтению религиозных произведений восточных и местных авторов: «Ахыр заман китабы» («Книга о светопреставлении») С. Батыргали, «Кысса-и-Йусуф» («Книга о Юсуфе») Кол Гали, «Рисала-и-Газиза» («Трактат, посвященный Газизе») Т. Ялчыгулова, «Мухаммадия» («Книга, посвященная пророку Мухаммеду») М. Челяби, «Бадавам» («Постоянно повторяй») и др. Изучение этих книг играло важную роль в религиозно-нравственном воспитании учащихся. В форме диалогов, красочно и живо описанных сцен книги исподволь внушали читателю идеи и доктрины ислама. От знакомства с лучшими образцами мусульманской назидательной литературы ученики выносили и некоторые сведения по истории, географии, этике, эстетике, что способствовало умственному развитию детей. Примечательно, что в мектебе была жесткая дисциплина, допускались телесные наказания596. Конечной целью обучения в мектебе было овладение детьми прихожан чтением и письмом, основными молитвами, знакомство с установлениями ислама, воспитание в доброй нравственности.

Численность учеников в медресе колебалась, как правило, от 20597 до 125598 человек, а в наиболее крупных медресе Бугульминского уезда, по данным 1899 г., исчислялась сотнями, как, например, в д. Байряково — 600, в д. Тумутуково — 400, в д. Чалпы — 200 шакирдов599. Наиболее известные мугаллимы и мударрисы проживали преимущественно в Бугульминском уезде, что, по-видимому, объясняется наиболее ранним заселением его территории мусульманами и компактным расселением уммы, формированием отлаженной системы конфессионального образования. Так, по сведениям
Р. Фахретдинова, во II половине XIX наиболее известными среди них были Ибрагим бин Мидъяр бин Ярмак в д. Чалпы, Гайнан бин Ихсан бин Райхан в д. Денисово, Габдельгафур бин Сайфулла бин Гадельшах бин Ибрагим бин Нурай бин Журай бин Илбакты в д. Балтачево, Хабибулла бин Рафик бин Махмуд бин Муслим в д. Надырово, Габдельжамиль бин Утякол
в д. Байряково600.

Социальный состав учащихся мусульманских школ был неоднородным. Если в мектебах преобладали дети крестьян, то в медресе основной костяк шакирдов составляли сыновья мулл, купцов, состоятельных крестьян601. В махаллях, где традиционно существовали крупные медресе, шакирды оказывали серьезное воздействие на жизнь прихода. Обычно они исполняли обряд похорон богатых единоверцев, читая по просьбе своих однообщественников Коран, молитвы за упокой души, несли тело покойного на кладбище. На всех религиозных и других праздниках шакирды как представители духовного сословия являлись почетными гостями и получали хорошие пожертвования от мусульман общины. Учащиеся религиозных школ, подчинявшиеся воле только своего лишь наставника, являлись одним из самых серьезных факторов религиозной устойчивости махалли, осуществляя на практике обязательное для мусульман освоение духовных наук, изучение Корана и исламской юриспруденции, а значит, дальнейшее сохранение и распространение своей веры602.

Традиционная программа медресе включала изучение морфологии (сарф) и синтаксиса (наху) арабского языка, логики (мантык), философии (хикмет), догматики (гакаид или калам), мусульманского права (фикх) и др.

Формальные ступени образования в кадимистском медресе, а следовательно, и срок обучения не были четко установлены603. Показателем продвижения в учении являлись изучаемые книги, так как учебный курс такого типа медресе состоял из набора строго чередующихся друг за другом общепринятых книг, написанных еще в XI–XVI вв. По сарфу это «Бидан» («Знай») неизвестного автора, «Шарх-и Габдулла» («Комментарии к «Бидану» Г. Мухаммада); по наху — «Кафийа» («Достаточная книга») Ибн аль-Хаджиба, «Шарх-и Мулла» («Комментарии к Кафии») Г. Джами ас-Сугати; по хикмету — «Хакмат аль-гайн» («Мудрость взгляда») неизвестного автора; по каламу — «Гакаид и Насафи» («Догматика, написанная Насафи»)
Н. Насафи, «Шарх-и Гакаид-и Азди» («Комментарии к „Догматике“», написанной Азди, более известной под названием «мулла Джалал» Д. Давани; по фикху — «Мухтасар ал-викайа» ("Сокращенная книга о соблюдении прав и обязанностей«)604.

Общеобразовательных предметов в кадимистских медресе было немного, причем они частенько носили вспомогательный характер и должны были служить для лучшего понимания и усвоения исламского веро-учения. Светский элемент проявлялся в таких предметах, как «Фараиз», «Шамсия», которые заключали в себе математические сведения, трактат по логике — «Исагоги» (по Аристотелю), арифметика, сведения о браке, продаже, барыше, о закладке вещей и др. Кроме того, отдельные мугаллимы вне программы преподавали некоторые светские дисциплины, библиотеки позволяли пытливым шакирдам заниматься самообразованием, вследствие чего наиболее даровитые ученики медресе были знакомы с классической литературой Востока, математикой, астрономией, медициной, риторикой, поэтикой, историей, географией605.

Преподавание в мектебах и медресе велось по двум методам: катезихическому и эвристическому. Катезихический метод практиковался в самом начале курса обучения в мектебах: учитель задавал вопрос и сам же отвечал на них.

Ученики, повторяя за учителем, заучивали урок. На последующих уроках учитель задавал вопросы приблизительно в той же форме, на которые получал от учеников заученные ответы. Когда шакирд уже располагал элементарными сведениями, полученными в мектебах, в медресе его обучение велось обыкновенно уже по эвристическому или сократическому способу, что находилось в прямой зависимости от искусства учителя.

Учитель зачитывал несколько строк из книги, содержащих какую-либо мысль или целый вопрос. Ученики высказывали свои соображения по поводу прочитанного. Завязывался спор между учениками. Когда высказывания вполне определялись, учитель устранял противоречия, высказывая свою точку зрения. Такой метод, хотя и несколько замедлял время освоения науки, помогал лучше понимать и закреплять тему606.

В 1874 г. мектебе и медресе Казанского учебного округа, в состав которого входила и Самарская губерния, были переданы в ведение Министерства народного просвещения. Статистические сведения собирались по запросам от местного духовенства, и, несмотря на то что "значительное колебание числа учащихся в магометанских школах объясняется исключительно тем, что школы эти, как не подчиненные строгому контролю, вообще представляют о себе сведения сомнительной верности"607, табл. 6 отражает тенденцию постепенного увеличения численности школ и учащихся в них. В основе данного социокультурного явления лежал не только естественный прирост населения, но и обновленческие процессы в умме, что наиболее рельефно стало проявляться в статистических отчетах начала XX в.

Как видно из табл. 6, во второй половине XIX — начале XX вв. наблюдался стабильный рост численности школ с 132 в 1877 г. до 317 в 1912 г., или в 2,4 раза. Несмотря на порой периодический характер работы мусульманских школ, что было связано с репрессивными мерами царского правительства по отношению к мусульманским учебным заведениям, нехваткой денежных средств на содержание школы, организаторских способностей приходского духовенства, осуществлявшего, как правило, процесс обучения, численность учащихся за указанный период увеличилось с 5019 до 30047 чел. или в 6 раз, что свидетельствует о широком охвате религиозным образованием различных социальных групп мусульман.

Таблица 6

Численность мусульманских школ в уездах Самарской губернии во второй половине XIX — начале XX вв.608

Годы

Численность школ

Учащихся

Численность уч-ся,

%


 


 

муж.

жен.

всего


 


 

всего

в%


 


 


 


 

1877

132

100





5019

100

1889

150

113





7069

140

1893

148

112

4238

1112

5953

118

1897

171

129

4841

856

5697

113

1905

220

166

8491

2018

10509

209

1908

248

187

10067

2026

12093

240

1912

317

240

22114

7933

30047

598
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25

Падобныя:

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconСмирнов Ю. Н
Причины административного переустройства Заволжья в первой половине XIX века и образование Самарской губернии

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconЖуков Южная Африка во второй половине XIX начале XX века
Социально-экономическое развитие Южной Африки в середине XIX века. Положение чернокожих африканцев

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconИсторические судьбы крымских татар
Отмена крепостного права и развитие капиталистических отношений во второй половине XIX начале XX в

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconФранция во второй половине xix-начале XX века
Крупных промышленных стран мира и стояла в этом отношении па втором месте после Англии. В годы Второй империи экономика страны продолжала...

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconПериод XIX начала ХХ вв. Василенко И. В. Вопросы образования и воспитания на страницах «Ставропольских губернских ведомостей» во второй половине XIX века
Наконец-то издан сборник материалов четвертой Всероссийской научно-практической конференции «Информационное поле современной России:...

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconАА. Белев Тульской губернии. Литография второй четверти XIX в
Иоанна Предтечи и примыкающего к ней корпусу памятника истории и культуры федерального значения «Ансамбль Спасо-Преображенского монастыря,...

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconВ. Г. Егоров Социальный состав ремесленного населения России во второй половине XIX в
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908- 1912 гг

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconЕлена Уайт Дочери Божии Слово к читателю
Во второй половине XIX века женщинам стали доверять более ответственные руководящие посты в протестантских церквах. То же самое можно...

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconПрограмма концертов, выставок и спортивных соревнований в париже
Выставка является более чем монографической ретроспективой работ художника, она скорее раскрывает Мане как исторического героя, жившего...

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв./Эльза Гибадуллина iconПлан моу старо-Ермаковской сош, посвященный 20 летию Камышлинского района и юбилея Самарской губернии на 2011 год №
Моу старо-Ермаковской сош, посвященный 20 летию Камышлинского района и юбилея Самарской губернии на 2011 год

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка