Муратов н е р е а л ь н о е к и н офантазии взбунтовавшегося киномана




НазваМуратов н е р е а л ь н о е к и н офантазии взбунтовавшегося киномана
старонка2/73
Нереальное Кино Клим
Дата канвертавання09.02.2013
Памер3.07 Mb.
ТыпДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   73

ЛЕГЕНДЫ И ИНФАНТ ТЕРРИБЛИ




"900 ДНЕЙ"

США-СССР, 1989, 2.13, реж. Серджо Леоне, в ролях: Роберт Де Ниро, Джон Армстид, Джо Пеши, Марио Брега, Стелла Халл, Дэни Айелло, Вера Фурман, Сальваторе Айези


В этот короткий декабрьский день, скованный двадцатиградусным морозом, было необычайно тихо: артиллерийские обстрелы прекратились несколько дней назад, а редкие саночники, спускавшиеся с бидонами к постоянно замерзающим прорубям за водой, - двигались почти бесшумно.


Стылый, густо насыщенный влагой Финского залива ветер гнал позёмку по набережной Фонтанки, часто спотыкаясь о полузасыпанные снегом тела замёрзших прохожих.


Фантастический по красоте и величию город уже второй год пребывал в самой нижней точке своей истории.


Одутловатое лицо Наместника землянисто-серого цвета - из-за хронического недосыпания и слабого сердца - ничего не выражало. Очнувшись от тяжелого сна поздним утром (он не ложился раньше трех-четырех часов ночи), Наместник опять погрузился в свои мрачные размышления. Жестокий и властный, сменивший в Смольном яркого и подвижного как ртуть Вятича, он давно утратил всякие иллюзии относительно истинных намерений Семинариста. Усилием воли он подавлял в себе любое проявление эмоций, но в эту редкую минуту слабости в нём вновь зашевелилась глухая ненависть, густо перемешанная с постоянным страхом.


Маниакальная мнительность одному из первых подсказала Наместнику, почему Большая Земля не торопится ослабить жестокую удавку блокады. Неприязнь к этому городу, стремление во что бы то ни стало вытравить его оппозиционный и свободолюбивый дух - такие настроения Семинариста нашли удобный момент для своей реализации.


Но не коварство вождя, а собственный просчет угнетали Наместника больше всего. Громкоголосые и суетливые партийные активисты, с услужливой готовностью распинающие своего же товарища, в одночасье превратившегося во врага народа, - сейчас заметно поутихли. Опираться на зыбкую трясину их сломленных душ и парализованных страхом рассудков - было бы теперь полным безумием.


Но был щит куда более надежный и крепкий, на который он и не рассчитывал, который он опрометчиво просмотрел - тихое и непоказное мужество простых горожан.


Уверенность в их стойкости согревало недоверчивое сердце Наместника, помогало ему представить картины недалекого будущего. Как жители после немилосердного плена зимы расчищают улицы города, как осенью они собирают картошку с огородов на Марсовом поле и в Летнем саду, как, наконец, задыхаясь от счастья и слёз, бегут навстречу друг другу солдаты, разрывая оковы – нескончаемого, вырывающего душу плена.


"БАЛ ГРЕШНИКОВ"

Франция, 1931 , 1.10, реж. Луис Бунюэль, в ролях: Пьер Батчер, Гастон Модо, Лиоренс Артигас, Симонн Марьель, Пьер Превер, Лиа Лис, Лайонел Сэлем


Поворот, второй, третий - маховик вальса набирал обороты, сметая всё на своем пути.


Дамы в белых платьях и кавалеры в строгих смокингах, скованные собственной слепотой, были вынуждены соблюдать приличные дистанции, чтобы избежать болезненных столкновений.


Их глаза - тысячи и тысячи глаз - были замурованы в прозрачный пол, откуда отчасти с ужасом, отчасти с любопытством взирали на торжественное столпотворение.


Большую часть стен огромного голубого зала покрывали гигантские полотнища, знамена, стяги, хоругви - времен крестовых походов.


На многочисленных балконах неистовствовала, буйствовала раёшная толпа: хлопающих отрубленных рук и топающих оторванных ног.


Сотни бездомных собак - грязных, нагло-трусливых, оглушенных грохотом оркестра - заполняли разреженное пространство танцпола, дополняя хаос этого безумного бала.


Между тем вихрь вальса приближался к центру зала, где царствовал запаянный в толстое стекло неприступный источник - фонтан горячей, густой крови.


Ломая ногти, кроша зубы, распаренные танцоры безуспешно штурмовали гладкую поверхность стекла, изнемогая от неудовлетворённого желания и падая вниз как засохшие листья.


Бойкие и лощёные стюарды оттаскивали увядшие тела, освобождая место для новостраждущих.


Зал постепенно погружался в темноту, чтобы через пять минут снова взорваться какофонией звука и искусственным солнцем света.


"БИБЛЕЙСКИЙ БЕСТИАРИЙ"

Италия-Франция, 1979, 1.46, реж. Марко Феррери, в ролях: Жерар Депардье, Жан Поль Буше, Орнелла Мути, Сьюзен Тиррелл, Левис Кьянелли, Кристина Форти


Гео-миссия подходила к концу и запомнилась только рутинными проверками, да скукой остановившегося времени. С невысокой скалы, круто обрывающейся в бирюзовую прозрачность моря, Порученец расслабленно наблюдал за молодняком, купающимся в теплой, спокойной воде.


Неправдоподобная идиллия бесконфликтного существования весело барахтающихся тигрят, львят и человеческих детенышей - тяготила проницательного, много повидавшего Порученца. Райские кущи, которые были созданы здесь несколько сотен лет назад, отупляли сознание отсутствием явных и скрытых признаков столкновений. Порученец не верил в сладкие, сусальные сказки - и никак не мог поймать свой обычный тон настроения, в котором преобладали напряженная работа ума и острая наблюдательность.


Впрочем, дальнейшие события вскоре исправили этот недостаток. К краю скалы подошла молодая пара - красивые, стройные, загорелые люди. Все их движения отличались особым изяществом, которое характерно только для сильных, уверенных в себе животных.


Но эта животная грация оказалась лишь внешним слоем, за которым было скрыто тонкое, слаженное общение человеческих особей с натренированным интеллектом и развитой волей.


Зависть и даже ревность кольнули сердце, когда перед ним постепенно открывалась их глубокое внимание друг к другу, непроницаемый для окружающих сговор сердец, унисон всех их настроений и действий, в которых сквозили невиданные для местной жизни независимость и свобода.


Это были почти боги, олимпийцы, существа без комплексов и предрассудков.


Что-то было недодумано в этом гео-эксперименте - и это пугало и настораживало.


Между тем пара предавалась своему излюбленному ежедневному занятию - прыжкам со скалы в море. Она встала сзади и положила руки ему на плечи. Замерев на мгновение, они сильно оттолкнулись - и полетели вниз двумя небесными птицами, живущими где-то между землей и необъятной высью.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   73

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка