Муратов н е р е а л ь н о е к и н офантазии взбунтовавшегося киномана




НазваМуратов н е р е а л ь н о е к и н офантазии взбунтовавшегося киномана
старонка14/73
Нереальное Кино Клим
Дата канвертавання09.02.2013
Памер3.07 Mb.
ТыпДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   73

"ОГНЕПОКЛОННИК"


Россия, 1997, 1.46, реж. Александр Кайдановский, в ролях: Александр Кайдановский, Михаил Данилов, Карина Моритц, Станислав Чуркин, Анна Мясоедова, Витаутас Паукште, Сергей Векслер, Николай Исполатов


Он был в шоке.


Привыкнув часами смотреть на каминное пламя, которое завораживало его своей непобедимой, но спокойной силой - он вдруг осознал, что уже давно находится в доступном взору отдалении от похожей, но куда более мощной стихии.


Это была прямая, как стрела, раскаленная струя огнемёта, сплошная стена огня, которая направлялась непреклонной, не терпящей отпора волей.


Он был в растерянности.


Будучи водным знаком, он самой судьбой был призван тушить любые пожары. Но это и не был пожар, горел пока еще только воздух.


Зачем, зачем он обманывает и себя, и других? Или намеренно не замечает, что в руках у него канистра с бензином - да, нет же - с собственным безумием.


Для него не существовало ни запретных тем, ни запретных мыслей - аномальное, чудовищное свойство его хирургического ума.


Он был безжалостен, беспощаден к себе и служил постоянным испытательным полигоном для своих же собственных безумств - так как же он мог жалеть других?


Он был в отчаянии.


Теперь он стоял посреди бушующего моря огня - и что бы он сейчас ни делал - любые его благие намерения - всё больше закручивали языки пламени в ненасытные вихри, готовые вот-вот утолить свой голод.


"ОДИНОЧЕСТВО"


СССР, 1962, 1.20, реж. Илья Фрэз, в ролях: Ольга Лысенко, Саша Чудаков, Владимир Емельянов, Слава Девкин, Володя Семенович, Жора Александров, Владимир Трещалов, Вова Семенов


Митя обошел соседский палисадник слева, отодвинул висящую на одном гвозде штакетину и оказался под защитой густых кустов сирени. Отвернув вырезанный кусок дерна в дальнем углу палисадника, он проверил схрон и выскользнул обратно на улицу.


Еще ни разу он не дал маме повод усомниться в своей послушности и в своем трудолюбии. Теперь Митя отправился за макухой на маслобойню, а затем должен был накормить и напоить коз.


Он закончил пятый класс и, как единственный оставшийся мужчина в семье (отец не вернулся с фронта), стал потихоньку примерять на себя роль главы семьи. Этот костюм был ему еще великоват, но он видел, с какой надеждой и с каким ожиданием на него смотрела мама - и готов был разбиться в лепешку, чтобы в любимых глазах не промелькнуло разочарование.


После обеда Митя забрал свёрток из схрона и пошел в рощицу на песчаном берегу Хопра, где он еще в мае соорудил небольшой шалашик.


По дороге на него опять накатило то состояние, которого он стыдился и о котором не хотел и опасался кому-либо рассказывать. Какая-то звенящая, гулкая и дымчатая пустота неожиданно заполняла его изнутри, а потом выливалась ползучим туманом наружу, искажая и омертвляя все предметы вокруг.


Он и весь остальной мир оказывались по разные стороны невидимого барьера, в котором оставался лишь узкий лаз, через который он мог вернуться обратно.


Митя любил, жалел и маму, и младшую сестрёнку, не мог представить свою жизнь без них, но этот лаз с каждым разом становился всё уже и уже, и он теперь едва в него пролезал.


Он хорошо запомнил, когда это состояние появилось в первый раз. Митя был тогда во втором классе и учил уроки, сидя за обеденным столом. Самолетный гул и вой летящей бомбы он услышал слишком поздно и не успел даже пригнуться: осколок величиной с кулак пробил стену в полуметре над его головой и упал в середине комнаты.


Он видел, как маленький мальчик забился под стол и тихонько плакал там. "Как хорошо, что Митя даже не ранен", - он думал о себе, как о чужом, но хорошо знакомом человеке, - и впервые осознал, что один-одинёшенек на всём белом свете.


Прибежавшая через полчаса с работы мама с трудом вывела его из шокового состояния. Сердце её обливалось кровью, когда она стала замечать, как Митя иногда полностью скрывался и замыкался в себе. Она еще не знала, какая тоска, какое одиночество поселилось в нём навсегда.


Митя развернул свёрток, выдернул чеку и бросил гранату в метрах трех от себя. За мгновение до взрыва он всё-таки метнулся в сторону и спрятался за сосну, которая защитила его от града осколков. Оглушенный близким взрывом, он догадался, что его тоска была ранена, и был твердо намерен в конце концов добить её в следующий раз.


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   73

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка