Муратов н е р е а л ь н о е к и н офантазии взбунтовавшегося киномана




НазваМуратов н е р е а л ь н о е к и н офантазии взбунтовавшегося киномана
старонка10/73
Нереальное Кино Клим
Дата канвертавання09.02.2013
Памер3.07 Mb.
ТыпДокументы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   73

"МАЛЮТА"


Россия, 1913, 0.30, реж. Александр Дранков, в ролях: Дмитрий Буховецкий, Витольд Полонский, Нина Гофман, Владимир Максимов, Эстер-Рехл Каминская, Иван Мозжухин, Владимир Сашин


Страшна и омерзительна бесконтрольная власть. Она как саркома пожирает не только обреченных подданных, но и самих потерявших совесть сатрапов, оставляя после себя общество без воли и души без святости.


Малюта бешено таращился и вращал очами, уперев руки в колени. Он был похож на раздувшуюся от гнева и важности жабу, которая готова лопнуть то ли от ярости, то ли от страха.


Пугали Малюту его ближайшие приспешники, эти лихие разбойники на государевой службе. На их руках было столько крови, что на десерт, для разнообразия, они легко могли бы закусить и своим сановным предводителем.


В узде их держали только примитивная, как святочный лубок, жажда наживы да братская порука общих прегрешений, которых уже не отмолить, ни отчистить.


Утренняя сходка закончилась раздачей грозных и циничных указаний, в которых, как всегда, прозвучало имя очередной боярской жертвы и была оговорена дозволенная доля мародёров-карателей.


Довольный сегодняшним паучьим скоморошеством, Малюта с облегчением покинул палаты и спустился вниз, в пыточные помещения.


Он частенько захаживал сюда, забавы ради и из любопытства участвуя в зверских дознаниях, исходом которых, как правило, был самооговор.


Малюта был реалистом и трезво полагал, что жизнь его, по всей вероятности, угаснет именно здесь.


"МАССОВКА"


Великобритания, 1967, 1.48, реж. Тони Ричардсон, в ролях: Дэвид Хэммингс, Никол Уильямсон, Мэриан Фэйтфул, Гордон Джексон, Джуди Парфитт, Джон Гилгуд, Гарри Эндрюс, Тревор Хоуард


"Синьор, это вы нам показываете кукиш?" - слуга Монтекки Абрам нарывался на драку с домом Капулетти - и каждый спектакль Ричард обнажал меч, чтобы открыть череду кровавых поединков.


Три фразы за вечер и фехтовальные пассажи на бутафорских мечах - вот удел второстепенных, фоновых персонажей, декоративных травинок, оттеняющих цветение главных персонажей в театральной оранжереи.


Свое положение в театре Ричард отождествлял с бегом в изломанном коридоре: спринтерский рывок, короткий выброс эмоций и неизбежное торможение, чтобы вписаться в поворот. Каждый спектакль - отрубленный палец, который надо было каждый раз пришивать, приживлять заново. Каждый выход на сцену - коготь тигра, срывающий лоскутки с нежного покрова души, которая ничего не успевает получить взамен из зрительного зала.


Кто знал, кто понимал, что в нём умирал, загнивал заживо его Маркуцио - мощный, свободный, безудержный герой, острым и ироничным умом которого восхищались бы зрители.


И не от вина пропадал, опускался Ричард, а от этого гниения внутри несыгранной, невыплеснутой роли.


Он культивировал издевательство, ёрничание над самим собой - и только за счет этой злости держался на плаву.


Этим он возбуждал интерес к своему новому, жёсткому темпераменту, безоглядность и острота которого приковывала внимание не только изумленных коллег, но и удивленных, чутких к подвижкам психики режиссёров.


"МАСТЕР И МАРГАРИТА"


СССР, 1992, реж. Элем Климов, в ролях: Александр Феклистов, Анастасия Вертинская, Алексей Петренко, Любомирас Лауцявичус, Алексей Кравченко, Людмила Полякова


Они в последний раз собрались вместе - в этот теплый апрельский вечер, без остатка погруженный в благоухание цветущих садов Ершалаима.


Учитель почти ничего не говорил, и его настроение грусти и рассеянности постепенно передалось всем остальным. Они тихо переговаривались, словно опасались растревожить обманчиво спокойную тишину.


Он смотрел на своих учеников, и сердце его сжималось от любви и печали. Они же, сбитые с толку молчанием Учителя, как малые дети, с преданностью и готовностью ловили его взгляд.


Рано, как рано он уходит от них. Еще несколько месяцев, и робкий свет нового знания, свет доверия и надежды превратился бы в прочный и устойчивый монолит Веры, который они бы понесли по городам и весям. Словом устным и словом написанным - каждый на свой лад, через все границы, по всем материкам.


Они были такие разные - и как дорог был ему каждый из них. Он сознавал, какой гигантский путь прошли их души. Слабые, неразвитые, грубые, безыскусные – вначале, заполненные, отзывчивые, светящиеся – теперь. Для него же они оставались любимыми детьми, которым он передавал по крупицам всё, что имел. Но увидеть их в зените жизни - ему уже не было дано. Он мысленно прощался с каждым - и едва сдерживал слёзы благодарности и сожаления.


И всё же вина перед одним из них была несравнимо острее - и болезненнее.


Участь самого талантливого, самого проницательного - самого нетерпеливого его ученика рисовалась ему ужасной.


Быть проклятым на века, стать мировым символом предательства, определить себе такую роль ради Великой Цели - это был осознанный, продуманный выбор.


Он как мог уговоривал ученика отказаться от неслыханного до сих пор самопожертвования, хотя понимал, что внутренняя логика событий сильнее его человеческих эмоций.


Тень вины омрачала, тяготила душу Учителя. Но что он поделать с земными правилами и традициями, согласно которым все поворотные рубежи истории человечества всегда сопровождались ярчайшими, выпуклыми Действами, грандиозным трагедийным Театром, где были свои герои и антигерои, мученики и предатели, святые и грешники.


Как оказалось, путь постепенного проповедничества вызывает отклик в душах немногих и самых чувствительных людей. Чтобы встряхнуть, перевернуть души большинства из них, открыть им глаза на новую Веру - нужен был наглядный пример, Великий Миф, который через рельефные, легендарные образы объединит всех людей, которые стремятся стать лучше, чище и сильнее.


Божественное начало Учителя было готово исполнить свою миссию до конца, но как человеку ему так не хватало этих последних, непотревоженных минут, чтобы спокойно и достойно попрощаться со своей земной жизнью, привести в порядок все свои мысли, свои воспоминания.


Чьи-то шаги нарушили глубокую тишину ночного сада: отряд стражников вышел из темноты на свет догорающего костра.


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   73

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка