Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии




НазваВопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии
Дата канвертавання08.02.2013
Памер123.12 Kb.
ТыпДокументы
Культурная география как интерпретация территории (А.В.Новиков)


ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН.

Выпуск 13

Проблемы общественной географии.

МОСКВА 1993

Стр. 84 - 95


Подобно путешественнику, стремящемуся посетить все уголки мира, география в своем развитии совершает экспан­сию в новые предметные области - математику, экономику, со­циологию, психологию и вот теперь в культурологию. С каж­дым новым витком экспансии задор "конкистадоров" заметно утихал, так как новые "научные страны" не только не поже­лали войти в состав географической "империи", но и даже не заметили проникновения географии в свои владения. Сами же колонисты откровенно начали рвать связь с "метрополией", рискуя оставить ее без предмета и метода. Подобно Испан­скому королевству, похоронившему в грудах награбленного в колониях золота экономическую инициативу собственного на­рода, география, запутавшаяся в ворохе привнесенных мето­дологических новшеств и фактов, потеряла свою идентичность.

Глубина и значимость географического исследования из­меряется не просто масштабом и новизной самих фактов; фак­ты кажутся по-настоящему значительными лишь благодаря той точке зрения, с которой их показывают (4), поэтому поиск точки зрения на предмет исследования - земную поверхность -вечная проблема географии.

Перемещение центра внимания на культуру как объект исследования можно рассматривать в качестве выбора новой научной позиции для географии в целом. Несмотря на ярлык отраслевой дисциплины, поставленной в ряд о экономической, социальной, политической географией, культурная география стихийно возвращается к комплексному страноведнию (9, II, 14, 15, 20). Многие работы, выполненные в этом русле, от­личают попытки создания синтетического образа культурного ландшафта страны, района, места. Не случайно в научный обо-

вновь вовлекаются труды немецкого классика географического страноведения А.Гумбольдта (автора знаменитых "Картин природы"), представителей французской школы "географии человека", Видаля-де-ла-Блаша и Э.Реклю.

Географическое описание культуры неявно делает географию частью самой культуры: на первый план выходит мастерство создания художественного образа местности, проблемы стилистики и т.п. Но служит ли полученный образ средством познания истин самой географии или же оказывается самодостаточным по смыслу, сопряженным с описываемой территорией текстом, созданным не столько ради географических целей, сколь для получения эстетического удовольствия? Что же все-таки отличает культурную географию именно как географию?

В большинстве современных работ этот вопрос не поставлен, что не удивительно, так как не сформулирована более важная проблема значения предмета географии - земной поверхности - для человека, культуры.

Что значит окружающий мир, а вместе с ним и земная поверхность для человека - таким вопросом задавались с древнейших времен. Один из вариантов ответа прозвучал ровно 1000 лет назад из уст представителей шартрской философской школы, названной так по месту ее расположения (при соборе в г.Шартр, Франция): природа есть древнейшее "естественное писание", созданное еще до Святого Писания (Библии). Для шартрской натурфилософии природа - это особого рода текст, который нужно уметь прочитать; весь видимый на земной поверхности рисунок состоит из иероглифических знаков. Среди географов вопрос о значении земного пространства для человека поставил К.Риттер. Поверхность Земли Риттер считал воспитательным домом для человечества в его земном странствовании (6). Земля существует для того, чтобы служить человеческому роду местом созревания и развития. Земная поверхность представляется Риттеру в виде холста, разрисованного невидимой рукой Провидения. Территория не устраивается сама в силу естественных причин, а устроена Богом сообразно его замыслу воспитать человечество. Она им сгруппирована, построена и разрушена, раскрашена раститель­ностью по равным зонам и климатам.

За явно религиозным воззрением Риттера проглядываются интереснейшие методологические следствия. Осмысленность зем­ного пространства как творения Бога необходимо влечет за со­бой его упорядоченность. Земной поверхности не может быть отказано "в той образовательной силе и внутренней организа­ции, которые есть отличительное свойство всех живущих на Зе­мле творений" (6, с.527).

Вместе с тем Риттер отмечает, что земная поверхность, "это лишенное симметрии, по-видимому, совершенно не правиль­ное целое, которое трудно обнять с одного взгляда... имеет в себе что-то порождающее смятение и ужас". На человека созер­цание земного шара может произвести хаотическое неприятное ощущение. Налицо противоречие с предыдущим тезисом.

Разрешить это противоречие можно, предположив, что упо­рядоченность земного пространства скрыта лишь от нейтрально­го взгляда. Действительное значение рисунка земной поверх­ности может быть познано только предвзято, метафизически. В этом случае территория как бы оживает вместе со всеми свои­ми элементами: горами, реками, городами и дорогами; каждый из них после того, как за территорией закреплено определен­ное значение, начинает играть некоторую роль. Так, например, сужение всех материков к югу Риттер понимает не как геологи­ческий факт, а как факт провиденциальный, который символизи­рует преобладание суши умеренных широт в качестве арены для развития жизни над южными оконечностями материков.

Взгляды Риттера не получили развития, и его мечта возвысить географию до метафизики природы не осуществилась. У Ратцеля земное пространство значимо в качестве жизненного ресурса, однако он сужает метафизику пространства до "соци­альной физики" борьбы за обладание пространством.

Между тем за пределами географии близкие риттеровской метафизике взгляды оказались более распространенными. Они угадываются в географических интерпретациях мировой истории русского философа Н.Ф.Федорова. Наглядно его истолкование Великих географических открытий как попытки обходного движения христианства, не достигшего прямым действием крестовых походов обращения в свою веру стран Востока1. Округлость земной поверхности благоволит христианскому миру, представляя ему обходной путь к сокровищам Индии. Для Н.Федорова земная поверхность исполнена сакрального смысла. Памир для него - могила предков всего человечества, Константинополь -

столица мира, стык Востока и Запада. Исторический процесс вращается вокруг этих двух точек в пространстве и ради них. Они - нервные углы мира. История, по Н.Федорову, пространственно центрирована вокруг Памира и Константинополя. Мир – своеобразный узловой район. История бессмысленна вне своей пространственной выраженности. Ее сущностный смысл - это пространственные соотношения мировых культур и религий. 0б-щественное истолкование истории, построенное на идее эволюции обществ и прогресса, Федоров считает ложным. Глубинная основа истории - в пространственных подвижках культур и религий (7).

По сути близко к данному взгляду стоит концепция эволюции жизни французского католического священника, натурфилософа и палеонтолога Тейяра де Шардена. Из его работ следует, что сжатие человечества в ограниченном пространстве земной поверхности может послужить толчком к его эволюции, новая ступень которой будет состоять в дифференцированном пространственном единстве человечества; по Шардену, о развитием "социализации" в человечестве возрастает "осознание времени и пространства". "В стремлении к умножению и организованной (пространственной. - Прим.А.Н.) экспансии (по поверхности Земли. - Прим.А.Н.) резюмируется и в конечном счете выражается воя предыстория и вся история человечества со времени его происхождения и до наших дней" (8, с.103).

На земле, по Шардену, имеются районы более благоприят­ные для объединения и смешения рас - обширные архипелаги, узкие перешейки, широкие, пригодные для обработки равнины, особенно орошаемые какой-либо крупной рекой. В таких приви­легированных местах, естественно, возникали центры цивили­зации.

Тейяр де Шарден выделяет пять очагов развития цивилизации, которые имеют четкую пространственную привязку: Цен­тральная Америка с цивилизацией майя; южные моря с полине­зийской цивилизацией; бассейн Хуанхэ о китайской цивилиза­цией; долины Ганга и Инда с великими цивилизациями Индоста­на; Нил и Месопотамия с Египтом и Шумером. Эти очаги разви­вались относительно независимо друг от друга, каждый из них, по Шардену, стремился слепо расширить и распространить свое влияние, как будто он один должен поглотить и преобразовать Землю (8, с.103-105). В конфликте и, в конечном счете, посте­пенной гармонизации влияния этих очагов и состоит сущность истории по Шардену (8, с.104).

История человечества имеет пространственный вектор, считает Шарден, она постепенно шла к возвышению Запада. Че­рез него прошла "пространственная ось" антропогенеза. Вслед­ствие своей изолированности очаг культуры майя быстро потух, а полинезийская культура, разбросанная по множеству остро­вов в океане, начала сиять в пустоте; таким образом, "партия за будущее мира разыгрывалась в Азии и Северной Африке между земледельцами больших равнин" (8, с.104). Но у Китая, пола­гает Шарден, отсутствовал вкус и стремление к глубоким обно­влениям. Причина этого видится ему не только в духовном складе жителей, но и в обширности территории Китая.

Индия же, страна высоких философских и религиозных да­влений, с точки зрения Шардэна, настолько увлеклась метафи­зикой, что этим себя погубила. "Выступив в свое время как великое веяние, но лишь как великое веяние своего времени, первоначальная душа Индии сникла" (8, с.104). "Итак, - пи­шет Шарден, - мало-помалу мы отклоняемся ко все более за­падным зонам мира - туда, где в долинах Ефрата и Нила, на берегах Средиземного моря вследствие исключительного сочетания местоположения и народов в течение нескольких тысячелетий произошло благоприятное смешение, благодаря которому, не теряя своей подъемной силы, разум сумел обратиться к фактам, а религия - совместить их о действием. Месопотамия, Египет, Эллада, вскоре Рим и над всем этим... таинственный иудео-христианский фермент, давший Европе ее духовную форму... Поистине вокруг Средиземного моря в течение шести тысяч лет развивалось неочеловечество" (8, с.104-105). Взгляды обоих философов (и Шардена и Фёдорова) сходятся в одном - история (эволюция человечества) не мыслима без пространства; пространственные отношения культур на поверхности Земли составляют смысл истории. "Идея всего человеческого рода не мыслима без земного шара, - писал К.Риттер. -Народ и связанное природой страны государство без сознания настоящего своего положения относительно Земли не могут достигнуть полной гармонии о самими собою" (6, с.365). Важнейшим преимуществом метафизического отношения к земной поверхности служит его прогностическая сила. Будучи осмысленым, отвечая определенной цели, поставленной перед человечеством, пространство перестает быть шлем случайно­стей, ибо осмысленное пространство может рассчитывать и на осмысленное будущее. Так за кем же оно? Вокруг какого места на Земле будет разыгрываться новая "историческая партия"?

В начале века О.Шпенглер говорил о "закате Европы", о возможности кризиса западноевропейской цивилизации. Как бы развивая Шпенглера, испанский мыслитель и культуролог

Ортега-и-Гассет указывает новый "центр мира", провозглашая будущее за Латинской Америкой с ее свежей кровью и духом, рожденным этническими смешениями (5). Гораздо раньше К.Риттер провозгласил особую культурную роль Северной и Южной

Америки, имея в виду, что их географическое простирание с севера на юг может послужить удачной предпосылкой разрешения противоречия технократической цивилизации Севера и самобытной культуры Юга. "Америка вознаграждена... условлен ною в основном устройстве ее возможностью быстрейшего про-цесса развития в противоположном (нежели "Восток - Запад". -Прим. А.Н.) планетном направлении, именно к северу и югу. Историческое сравнение этих противоположностей по всем ве­ликим изменениям климатов от одного полюса к другому, по всем умеренным и тропическим широтам, с целью развития ро­да человеческого до совершенного обладания земною его родиной - такова новая, подлежащая разрешению, конечно, трудная задача Америки в грядущих тысячелетиях" (6, с.558).

Движение человечества с Востока на Запад, по Риттеру, сменяется его движением с Севера на Юг; теперь это не просто стороны света, а культурные координаты эволюции челове­чества. Особый смысл вкладывается в макроструктуры земной поверхности - континенты, материки, в их конфигурацию, вза­имное расположение, внутреннюю структуру. Эволюция челове­чества - это своего рода культурная геотектоника. Панаме­риканизм, негритюд, панисламизм и европейский общий дом -все эти понятия при кажущейся разнородности происхождения и смысла выражают стремление к объединению на основе куль­турной общности, но в рамках оформленных природой участков суши.

Итак, культурная география может быть понята как мета­физика территории. В отличие от различных форм переживания пространства, которые имеют прямое отношение к географии, но не есть сама география, метафизика территории (простран­ства) имеет дело с самими географическими реалиями, с уст­ройством земной поверхности, с путями распространения куль­тур и областями их контактов. Они рассматриваются метафизи­кой пространства как основы бытия, между ними и культурной эволюцией человечества устанавливаются смысловые взаи­мосвязи. Метафизику территории волнуют судьбы территорий (частей человечества), выводимые в том числе из самого уст­ройства земной поверхности, из относительного положения друг относительно друга и внутренних особенностей этих тер­риторий. Метафизика пространства делает акцент прежде все­го на территориальной общности, а не этнической и социаль­ной (12, 13, 16, 18, 19).

Эстетическое переживание географического пространства обращено прежде всего к пейзажу, национальное - к месту как "вещи в себе", - родине, "снабжающей" народ "генетическим кодом" развития и традицией. Территория остается на втором плане. Она используется как материал для раскраски образов, но не как прообраз, она - палитра художника, но не сам предмет изображения. Переживание пространства замкнуто прежде всего на личность и ее восприятие. Метафизика территории, напротив, сопряжена с холистическими категориями, такими, как культура, человечество, история и т.п.

Метафизика территории признает за территориальной общностью такой же статус реальности, каким обладает личность.

Для нее не существует противоречия между холизмом и индивидуализмом2.

Территориальная общность людей - просто другой тип реальности, нежели человек сам по себе, но реальности, стоящей не выше и не ниже личности, а в стороне от нее. Их можно сопоставлять друг с другом как равноправные сущности. "Париж - живое существо, - писал Н.А.Бердяев, - и существо это ... прекраснее современных буржуазных французов" (I, с.154).

Какова же причина возникновения территориальных общностей людей с точки зрения метафизического подхода? Почему человечество разбивается на территориальные части? Почему культура территориально неоднородна? Метафизически части территории Земли - это "испытательные полигоны", на которых проигрываются варианты развития всего человечества. Объединяющим началом для территориальной общности людей служит не просто территориальная близость лю-дей друг к другу; скорее, последняя есть предпосылка к полу­чению совместного социального и духовного опыта, возможно, ценного для будущего развития человечества в целом. Объединение людей в человечество есть исходное начало его территориального объединения. Разделение на территориальные общно­сти человечеству необходимо и для того, чтобы заглянуть впе­ред Истории, опробовать возможные пути развития. Вопрос лишь в том, в какой системе районирования получается тот или иной опыт. Ответ на данный вопрос представляется одним из главных в культурной географа.

С точки зрения изложенного подхода территория становит­ся открытой для масштабного изоморфизма. Так, опыт развития Европы, по Н.Ф.Федорову, проигрывался в Греции, даже по фор­ме напоминающей Европу, также изрезанную заливами, только развернутую на 90° и уменьшенную в несколько раз. Аналогич­ного взгляда держался П.Чаадаев, полагая, что Россия есть испытательный полигон, который дает "страшный урок всему ми­ру" (2, 3). В США взгляд на территорию как на "испытательный полигон" оказался приемлемым в прагматических целях политиче­ского развития и государственного строительства. Отдельные штаты в этой стране часто называют "лабораториями американ­ской политики" (Ю). На этом же подходе к территории осно­ваны и сравнительные исследования в географии.

Особый смысл в данном случав приобретает типологическое районирование территории, ибо тогда один и тот же вариант развития проигрывается в различных региональных контекстах, что дает возможность специально оценить пригодность каждого. Специальную роль с этой точки зрения могут играть города как территории-прообразы будущего плотно населенного мира, где человечество наживает опыт сосуществования, приобретает чув­ство пространства. В этом смысле культурная типология горо­дов интересна не только сама по себе, но и как спектр воз­можных направлений развития всего мира в будущем. Крылатое выражение "Urbi et Orbi" приобретает в данном случае совер­шенно конкретное звучание (17).

Не следует думать, что с точки зрения метафизики про­странства территория предопределяет путь развития культуры. Напротив, она предполагает многовариантность. В случае же­сткого предопределения не нужна была бы территориальная диф­ференциация культуры, которая выступает главным гарантом многовариантности развития человечества. Более того, на столько внутренние особенности страны и ее географическое положение определяют развитие культуры, сколько сам путь развития той или иной культуры проясняет смысл положения и внутренних свойств данной территории. Культура - ключ к "тексту", прочитав который, люди смогут понять гуманитарную роль земного пространства.

Метафизика пространства - лишь один из подходов, в пределах которого много нерешенных вопросов. Неясно, например, на всяком ли уровне территориального деления можно говорить о культуре как части человечества, нажившей опре­деленный опыт, и если нет, то как найти искомый уровень? Как провести районирование территории с точки зрения концепции "испытательного полигона"; каковы критерии различения и разграничения районов? Как соотнести между собой "территориальный" опыт культуры и "этнический" опыт народа; имеют ли они пересечения или существуют изолировано? Какова роль структурных элементов географического пространства: речных бассейнов, горных систем, пустынь, равнин, городов, дорог и т.п.? Ответы на эти и многие другие вопросы пока впереди.


1. Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1918.

2. Бердяев Н.А. Смысл Истории. М., 1990. 3. Бердяев Н.А. Русская идея,- Вопросы философии, 1990, № 1-2.

4. Гадамер Х-Г.Г. Истина и Метод. Основы философской герменевтики. М., 1988.

5. Концепции историко-культурной самобытности Латинской Америки. М., 1980. 6. Риттер К. Теллурийская связь между природой и исток в произведениях трех царств. - Магазин землеведения и путешествий, т.II. М., 1853.

7. Федоров Н.Ф. Философия общего дела. – Философское наследие. М., 1986.

8. Шарден Т. Феномен Человека. М., 1987.

9. Bigelow В. Roots and ewgions: a summary definition of the cultural geography of America. - Journal of geogra­phy, 1980, Vol.78, N 6, p.218-229.

10. Garro J. The nine nations of North America. Boston,1983,

11. Gastil R.D. Cultural regions of the United States. Wa­shington, 1975.

12. Johnston R.J. Philosophy and human geography» an intro­duction to contemporary approaches, London, 1983.

13. Johnston R.J. The world ia our oyste in King. Washing­ton, 1985.

14. Meinig D. The interpretation of ordinary landscapes.New York, 1983.

15.Meinig D.W. The shaping of America, Atlantic America 1492-1800, Vol.1, Washington, 1986.

16. Morse H,, Norman H. An Enviromental Ethical its formu­lation and implications, Report N 2. Ottawa, 1975.

17. Mumford L. Theoulture of cities, 1942, N 4.

18. O'Sullivan P.E. Enviromental science and environmental philosophy. Part I. - International journal of enviro­mental studies 28, 1986, p.97-107.

19. O'Sullivan P.E. Enviromental science and environmental philosophy. Part II. - International journal of enviromental studies 28, 1987, p.257-267.

20. Zelinsky W. The cultural geography of the United Sta­tes. - Foundations of cultural geography series. Prontice-Hall inc Englwood cliffs. N.Y., 1973.

1 В этой связи примечательно, что поход Х.Колумба в Вест-Индию рассматривался католической церковью как миссионерское предприятие. Католическая церковь пыталась причислить Х.Колумба к лику святых.

2 Холизм (греч. holos - целое) - это одна из форм современной идеалистической философии; рассматривает страну или район как органические целостности.

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconВопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии
Модель экстравертности в географии общества: ко­лониальное наследие в территориальной структу­ре городского расселения Африки (С....

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconБелорусский государственный университет утверждаю
Г. Р. Потаева, доцент кафедры экономической географии зарубежных стран, кандидат географических наук, доцент

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconПрограмма вступительного экзамена по специальности для поступающих в докторантуру phd по специальности «6 d 060900- география»
Дисциплина «Актуальные проблемы в экономической, социальной и политической географии»

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconПрактическая работа по экономической географии на тему основные этапы формирования политической карты мира
Также выделить главные факторы, повлиявшие на изменение политической карты мира. Рекомендуется использовать социально-экономическую...

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconПрограмма дисциплины «История политической и правовой мысли зарубежных стран»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления 030900. 68 "Юриспруденция"...

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconПлан проведения недели: Понедельник: Мини-сообщения по географии и получение счастливого билетика. (кабинет географии) Вторник день географических открытий (кабинет географии)
Мини-сообщения по географии и получение счастливого билетика. (кабинет географии)

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconИспользование метода аккредитации в системах управления качеством в здравоохранении зарубежных стран
Статья опубликована в журнале «Проблемы стандартизации в здравоохранении», выпуск №1, 2004

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconДоклад Игры на уроках географии
Занимательные вопросы и задания, всевозможные викторины и вечера, развивающие и познавательные игры, и множество других средств помогают...

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconОлимпиада по географии 6-7 классы
Поздравляем Вас с участием в областной олимпиаде школьников по географии! Отвечая на вопросы и выполняя задания, помните, что ответы...

Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. Выпуск 13 Проблемы общественной географии iconКонтрольная работа №1 Земля как планета Географическая оболочка
Контрольные работы по географии отделения поцродиЮ предполагают два направления самообразования учащихся 11 класса: 1 подготовка...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка