Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы»




НазваДанной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы»
старонка1/2
Большакова Надежда
Дата канвертавання06.02.2013
Памер356.5 Kb.
ТыпРеферат
  1   2
Средняя общеобразовательная школа

при Посольстве России в Испании


Третья ученическая исследовательская конференция


Серебряный век русской и испанской литературы.


Выполнила

ученица 10-го класса

Большакова Надежда


г. Мадрид,

апрель 2011 год


Содержание

Введение. ……………………………………………………………………… 3

Глава 1. Исторические условия формирования культуры Серебряного века в России и «Поколения 1898 г.» в Испании. …………………………………... 4

Глава 2. Рождение новой эстетики в русской и испанской поэзии начала 20 века. ……………………………………………………………………………. 8

1. Истоки и традиции. Д.С.Мережковский.

2. Проблематика

-Тема Родины и исторических судеб Отечества

-Богостроительство

-Теория чистого искусства в испанской литературе

-Философская лирика

3. Поэтика

-Метафоризм. Метафора в стихотворениях А.Блока и Ф.Г.Лорки.

-Синестезия и звукопись

Глава 3. Имена и судьбы. ………………………………………………….. 17

Заключение. ………………………………………………………………… 18

Источники и литература. ……………………………………………………. 19


Приложения:

1. Стихотворение Ф.Гарсия Лорки «Гитара»

2. Стихотворение А.Блока «Ночь, улица, фонарь, аптека …»

3. Стихотворение Х.Р.Хименеса «Сначала пришла невинной…»

4. Стихотворение А.Ахматовой «Я научилась просто мудро жить…»


Введение.


Начало ХХ века. Расцвет культуры в этот период был беспрецедентным во многих странах, в том числе в России и Испании. Он охватил все виды творческой деятельности, породил выдающиеся научные открытия, новые направления творческого поиска, открыл плеяду блестящих имён, ставших гордостью мировой культуры, науки, техники и, безусловно, литературы.

Тема данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы».

Целью работы является выявление историко-культурных параллелей, имевших место в начале ХХ века в русской и испанской поэзии. Специальных книг, посвященных подобному сравнению, не найдено, но, изучив по отдельности литературу Испании и России этого периода, можно определить некоторые сходства и различия.

Много информации почерпнуто из статей в Интернете, посвященных поэзии и биографиям некоторых представителей этого времени (см. источники). Также большую помощь мне оказала исследование З. И. Плавскина «Испанская литература 19-20 веков»1.


Глава 1.

Исторические условия формирования культуры Серебряного века в России и «Поколения 1898 г.» в Испании.


Конец 19 - начало 20 веков - нелегкое время для народов России и Испании. В Испании - поражение в испано-американской войне 1898-1900 годов, последовавшая за ним экономическая депрессия, военный переворот, фашистский путч и кровавая гражданская война. В России - революционные идеи, подпольные террористические организации, заговоры, Октябрьская революция 1917 года, и, как и в Испании, гражданская война. Все эти события, столь тяжелые для людей, затронули разные стороны жизни и культуры стран, но в особенности нашли свое отражение в литературе.


  1. Серебряный век русской литературы.


Начало XX в. - переломное время не только в политической и социально - экономической жизни России, но и в духовном состоянии общества. Индустриальная эпоха диктовала свои условия и нормы жизни, разрушающие традиционные представления людей. Агрессивный натиск производства приводил к нарушению гармонии между природой и человеком, к сглаживанию человеческой индивидуальности, к торжеству стандартизации всех сторон жизни. Это порождало растерянность, тревожное чувство надвигающейся катастрофы. Все выстраданные предшествующими поколениями представления о добре и зле, истине и лжи, прекрасном и безобразном казались теперь несостоятельным и требовали срочного и кардинального пересмотра. По словам А.В.Чухарева, «начало XX в. в России - эпоха перелома, рубежа, кризиса, когда исторический процесс нельзя трактовать иначе как интенсивный поворот культуры к ее новому состоя­нию, новому качеству»2.

И хотя подобное положение было характерно не только для нашей страны, в России духовные искания проходили более болезненно, более пронзительно, нежели в странах западной цивилизации. Этот социокультурный феномен вошел в историю под названием Серебряного века русской культуры. Понятие «Культуры серебряного века» распространяется на разные области бытия: науку, технику, философию и теософию, искусство. Но первое, что приходит на ум при упоминании термина «Серебряный век» - это, безусловно, литература.

Поэзия этого века характеризовалась в первую очередь мистицизмом и кризисом веры, духовности, совести. Строки становились сублимацией душевного недуга, психической дисгармонии, внутреннего хаоса и смятения.

Вся поэзия «Серебряного века», жадно вобрав в себя наследие Библии, античную мифологию, опыт европейской и мировой литературы, теснейшим образом связана с русским фольклором, с его песнями, плачами, сказаниями и частушками.

Однако иногда говорят, что «Серебряный век» – явление западническое. Действительно, своими ориентирами он избрал эстетизм Оскара Уайлда, индивидуалистический спиритуализм Альфреда де Виньи, пессимизм Шопенгауэра, «сверхчеловека» Ницше. Н. Бердяев характеризовал философию Ницше как "самое сильное западное влия­ние на русский ренессанс"3. «Серебряный век» находил своих предков и союзников в самых разных странах Европы и в разных столетиях: Вийона, Малларме, Рембо, Новалиса, Шелли, Кальдерона, Ибсена, Метерлинка, д`Аннуцио, Готье, Бодлера, Верхарна.

Иными словами, в конце XIX – начале XX веков произошла переоценка ценностей с позиций европеизма. Но в свете новой эпохи, явившейся полной противоположностью той, которую она сменила, национальные, литературные и фольклорные сокровища предстали в ином, более ярком, чем когда-либо, свете.

Важной чертой развития культуры рубежа веков является мощный подъем гуманитарных наук. "Второе дыхание" обрела история, в которой заблистали имена В.О. Ключевского, С.Ф. Платонова, Н.А.Рожкова и др. Подлинных вершин достигает философская мысль, что дало основание великому философу Н.А. Бердяеву назвать эпоху "религиозно-культурным ренессансом". Религиозно-философская мысль этого периода мучительно искала ответы на "больные вопросы" российской действительности, пытаясь соединить несоединимое - материальное и духовное, отрицание христианских догм и христианскую этику.

Русский культурный Ренессанс создавался целым созвездием блестящих гуманитариев - Н.А. Бердяевым, С.Н. Булгаковым, Д.С. Мережковским, С.Н. Трубецким, И.А. Ильиным, П.А. Флоренским и др. Ум, образованность, романтическая страстность были спутниками их трудов.

И хотя мы зовем это время «серебряным», а не «золотым веком», может быть, именно оно было самой творческой эпохой в российской истории.


  1. «Поколение 1898 г.»


Новая эпоха началась в Испании не по календарю, - о ней возвестил грохот орудий. Испано-американской война 1898-1900 годов закончилась поражением Испании. Страна потеряла не только колонии, но и былое могущест­во. Удар, нанесенный поражением Испании по национальному престижу, был настолько велик, что многие мыслящие испанцы восприняли эти события как глубочайшее национальное унижение. Все миражи о былом величии внезапно развеялись, а открывшаяся им глазам картина действительности способна была породить лишь отчаяние. Монархия, отмеченная каиновой печатью вырождения; государственный аппарат, разъедаемый коррупцией и продажностью; дворянство, кичливое и праздное; трусливая буржуазия, обездоленный народ - такой открылась Испания глазам целого поколения интеллигенции.

Военный переворот 1923 года, конец диктатуры Примо де Риверы, провозглашение в апреле 1931 года республики - все это было прелюдией к новым этапам борьбы в Испании. Через несколько месяцев после победы Народного фронта (на выборах 16 февраля 1936 года) разразился фашистский путч, а за ним - гражданская война, принесшая огромные жертвы, в том числе и в среде писателей. Тысячи испанцев вынуждены были уехать в эмиграцию. Испания вошла в произведения многих ху­дожников XX века, определила их поиск жизненной и худо­жественной правды.

Духовная жизнь Испании начала века разнородна. В ней проявились противоречивые тенденции: с одной стороны - социальное искусство, с дру­гой - разные модернистские программы. Трагическая кон­цепция бытия глубоко отразилась в поэзии, прозе, публицисти­ке, получила осмысление в трудах теоретиков, среди которых Мигель де Унамуно и Ортега-и-Гассет.

Но областью, в которой испанская литература достигла самых больших результатов, была поэзия. Самыми выдающимися произведениями были стихи работы Хуана Рамона Хименеса и великого Антонио Мачадо. Самым выдающимся автором был драматург и поэт Федерико Гарсиа Лорка, что блистал на сцене вместе со своими коллегами Рафаэлем Олберти, Хорхе Гильсон, Висентом Александре, Домосом Алонсо, Хосе Морино Виллом и Луисом Сернудой.

Таким образом, исторические условия формирования русского Серебряного века и испанского «поколения 1898 г.» были схожими, но в Испании большое воздействие на людей оказала война, породившая особое отчаяние и национальное унижение, в то время как в России пережить историческую и национальную катастрофу еще только предстояло.


Глава 2.

Рождение новой эстетики в русской и испанской поэзии

начала ХХ века


  1. Истоки и традиции. Серебряный век русской литературы и «Поколение 1898 года» в Испании

Сам термин «Серебряный век» является весьма условным и охватывает собой явление со спорными очертаниями и неравномерным рельефом. Впервые это название было предложено философом Н. Бердяевым, но вошло в литературный оборот окончательно в 60-е годы двадцатого столетия.

Русский поэтический «Серебряный век» традиционно вписывается в начало XX столетия, на самом деле его истоком является столетие XIX, и всеми корнями он уходит в «век золотой», в творчество А.С.Пушкина, в наследие пушкинской плеяды, в тютчевскую философичность, в импрессионистическую лирику Фета, в некрасовские прозаизмы, в порубежные, полные трагического психологизма и смутных предчувствий строки К. Случевского. Иными словами, 90-е годы начинали листать черновики книг, составивших вскоре библиотеку 20-го века. С 90-х годов начинался литературный посев, принесший всходы.

Особую роль в формировании Серебряного века в русской литературе играл Д.С.Мережковский.

Д.С. Мережковский был одним из ярких представителей культуры Серебряного века, во многом порождением эпохи, в творчестве которого нашли отражение тенденции ее развития, одновременно эстетические и нравственно-религиозные поиски писателя также оказывали формирующее влияние на эпоху Серебряного века. В частности, Н.А. Бердяев подчеркивает роль Мережковского в оценке подлинного смысла и значения великой русской литературы, изменении сознания интеллигенции, борьбе против утилитаризма, позитивизма и материализма «во имя свободы творчества и духа», изменении эстетического сознания и придании искусству большего значения.

Важнейшая роль Д.С. Мережковского заключается в том, что он во многом предвосхитил основные тенденции в развитии культуры Серебряного века и, прежде всего, способствовал сближению художественного творчества, философии и религии. Главной темой мыслителя является нравственно-религиозная - стремление к осуществлению универсального религиозно-нравственного идеала. Она предопределяет моральное значение творчества Д. С. Мережковского, которое посвящено важной этической проблеме - проблеме свободы, творчества, достоинства человека. Плодотворным представляется обращение к изучению «новой религии» Д.С. Мережковского, которая утверждает систему ценностей религиозно-этического характера - мир, свободу, любовь, правду, истину, справедливость.

Одновременно, творчество Д.С. Мережковского явилось отражением двойственности, противоречивости эпохи Серебряного века. По замечанию Бердяева, в то время исчезла правдивость и простота русской литературы. Появились люди двоящихся мыслей. Таков, по его мнению, Мережковский, имевший несомненные заслуги в оценке религиозного смысла творчества.

Известный историк русской культуры И.В. Кондаков, определяя исторические предпосылки, причины, признаки, основные черты русского культурного Серебряного века, останавливается на важнейших ключевых понятиях новой культурной эпохи, к которым он относит творчество и новый культурный синтез.

Одним из важнейших, узловых понятий новой культурно-исторической эпохи стало понятие творчества в широком смысле, представление о свободе творчества, творческой индивидуальности, - личности, противостоящей в своих творческих устремлениях косной массе, нетворческой толпе, способной лишь репродуцировать (т. е. воспроизводить, копировать) готовые образцы, стандарты и нормы. В этом отношении творчество и его критерии выводились не только из области художественного и научного творчества, но из религии, и философии, нравственности и политики, применительно к социальной практике также прилагались принципы и подходы творческой деятельности.

Многие испанские пи­сатели начала века вошли в литературу как «Поколение 1898 года», или, как они еще называли себя, «Поколение катастрофы». Возникло новое идейное течение в испанской культуре рубежа веков, направившее свои усилия на познание жизни народа, осмысление глубоких конфликтов Испании в контек­сте ее истории, достижений мировой философской мысли. «Поколение 1898» – это группа поэтов, которые творили в конце ХIХ-ого столетия с целью оживления культурной жизни Испании. Их идеалом было нравственное и культурное возрождение страны. Ядро «Поколения» составляли литераторы, начальные буквы фамилий которых объединились в странное слово Бамбув: Пио Бароха, Асорин, настоящее имя которого Хосе Мартин Руис, Рамиро Маэсту, Хасинто Бенавенте, Мигель де Унамуно, Рамон дель Валье-Инклан. Мигель де Унамуно был лидером движения; он был поэтом, романистом, эссеистом и более всего педагогом, поскольку его теории о расточительстве испанских ценностей имели большое влияние на молодежь. Позднее к ним присоединились поэты Антонио Мачадо, Хуан Рамон Хименес, философ и теоретик Хосе Ортега-и-Гассет и другие.

Предшественником «поколения 1898 года» считается философ и писатель Анхель Ганивет Гарсия (1862–1898), который в романах «Завоевание королевства Майя» (1897) и «Труды неутомимого созидания добродетельного Сида» (1898) критикует испанское государство, его законы и защищает аристократическую элиту, свободную личность.

Писателей «Поколения 1898 года» условно можно разделить на две группы. Одни считали, что возрождение истинного духа Испании, проявившегося в творчестве Эль Греко, Сервантеса и других художников эпохи Ренессанса, поможет возродить Испанию и вернуть ей былое величие. Другие полагали, что страну может спасти следование образцу развитых европейских стран.

Заслугой «Поколения» было не только открытие многих драгоценных страниц в истории испанской культуры, но и признание духовного богатства народа, в частности его политического творчества.


  1. Проблематика.

а. Тема родины.


С древних времён родная земля, её беды и победы, тревоги и радости были главной темой отечественной культуры. Руси, России посвящали своё творчество люди искусства. Первый долг для нас – долг самопознания – упорный труд по изучению и осмыслению нашего прошлого. Прошлое, история России, её нравы и обычаи – вот чистые ключи, чтобы утолить жажду творчества. Размышления о прошлом, настоящем и будущем страны становятся главным мотивом в деятельности поэтов, писателей, музыкантов и художников.

Тему России любили и ей отдавали свой талант, посвящали свои стихи многие крупнейшие поэты, но свое отношение к Родине было у А.Блока. «Стоит передо мной моя тема, тема о России. Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь», - писал он.

Внимание Блока сосредоточивается на судьбе народа, на взаимоотношениях интеллигенции и народа. Для него Россия оставалась тайной, но тайной манящей и незабываемой. Все его стихи этого времени - влечение к Родине, ее болям и радостям, к ее светлой и нищей красоте:


    Россия, нищая Россия,
    Мне избы черные твои,
    Твои мне песни ветровые —
    Как слезы первые любви.



В ряде стихотворений Блока образы России и женщины переплетаются, вырастая в единый символический образ самого дорогого для человека.

    Россия — красавица, невеста;
    О, Русь моя! Жена моя!



Испанские поэты тоже писали о своей стране, ее бедах и горестях, испанском народе. В центре мучительных раздумий всех писателей «Поколения 1898» всегда стояла Испания. Только человек, буквально одержимый любовью к родине мог воскликнуть подобно Унамуно: «У меня болит Испания» (Me duele la Espana). Особое внимание писатели уделяли своему родному языку. Они были твердо убеждены, что свою задачу как писателей - будить совесть испанцев - смогут в полной мере осуществить только с помощью испано-кастильского языка. В творчестве представителей «Поколения» видна одержимость патриотизмом, чувством истории. Оно рождалось из боли, которую вызвало в их сердцах настоящее Испании, и порождало постоянную озабоченность ее будущим.

«Нас объединял протест против политиков и литераторов эпохи Реставрации», — вспоминал Пио Бароха. Все, что выходит в этот период из-под пера членов группы, проникнуто одним пафосом — неприятием бурбонской Испании, резкой критикой всего, что окружает их на родине. Характерны названия их статей: «Прогрессивный паралич», «Самоубийство» (Р. де Маэсту), «Старики», «Мы друг друга не поймем» (П. Бароха), «О маразме современной Испании» (М. де Унамуно).

Основной темой творчества «поколения» стало национальное возрождение Испании — вернее, невозможность этого национального возрождения. «Поколение 1898 г.» добивалось пересмотра испанской истории, испанской традиции, социального и религиозного обновления. Эстетизм прямо связывался с этими поисками — искусство должно способствовать обновлению национального духа, пробуждению нового национального чувства, нового ощущения традиции. Модернизм же сосредоточивал свой пафос в эстетической сфере — отрицание современного буржуазного духа проявлялась для него в обновлении эстетического чувства, в воскрешении утраченной мещанством способности наслаждаться красотой искусства.


б. Богостроительство.


Поэты русской и испанской литературы этого периода важную роль отводят религии, причем не уже не традиционно христианской (православной или католической), а поиску новой, «истинной религии». Вспышка религиозных исканий приняла пестрые формы всякого рода богоискательства и богостроительства, что создавало видимость широко разлившегося теолого-философского спора.

В России на фоне огромных успехов науки и техники к концу XIX в. нарастает чувство неудовлетворенности «научным мировоззрением». Вера в прогресс не могла заменить веры в Бога. Такое достаточно массовое религиозное пробуждение русской интеллигенции появилось не на голом месте. Достаточно вспомнить П.Я.Чаадаева, Н.В.Гоголя, славянофилов, Ф.И.Тютчева, Ф.М.Достоевского и др. Н.А.Бердяев отводил здесь особую роль Л.Н.Толстому: «Всеми признается, что зачинателем религиозного брожения в России является Л.Толстой, он пробил брешь в религиозном индифферентизме русской интеллигенции, и запросы религиозного сознания поставил в центре внимания».4

«Новое религиозное сознание» выявило настроение многих представителей богоискательской интеллигенции «Серебряного века» русской культуры, не удовлетворенных, с одной стороны, господствовавшими в общественном сознании идеями шестидесятничества, позитивизма, материализма, атеизма в различных модификациях, с другой стороны, не принимавшим “историческое христианство”, “монашеский уклон”, “аскетическую неправду”, чреватыми уходом Церкви из мира, “обрядовым христианством”. Как характерно для «нового религиозного сознания» это «мы хотим религии» такой-то, а не хотим такой-то.

В.И.Иванов отмечал ключевую роль В.С.Соловьева в самом возникновении религиозных стремлений начала ХХ в.: «Истинным образователем наших религиозных стремлений, лирником Орфеем, несущим начало зиждительного строя, был Владимир Соловьев»5.

«Человечество пережило многовековое господство отвлеченного клерикализма, враждебное свободной мысли и научному исследованию; мы переживаем теперь век отвлеченного рационализма, отвергнувшего сначала религию, а затем и философию во имя точного знания и свободного исследования. Но есть основания думать, что и этот период приходит к концу и уже исчерпывает свои положительные потенции. На очереди новый высший синтез, в котором испытующий дух возвращается к себе, к исконным своим запросам и, обогащенный всеми приобретениями векового развития знания и мысли,освобождается от господства того или иного отвлеченного начала, но все их гармонически соединяет. Искание этого синтеза было делом жизни Соловьева»6.

«Соловьевское общество» выросло из литературного кружка 1890-х годов, организованного семьями Оболенских, Бобринских, Столыпиных, кружок посещал и сам В.С.Соловьев. Общество соорганизовалось около 1901 г.

Д.С.Мережковский в программном стихотворении “Дети ночи” (1894) выразил тогдашние настроения новаторов:


Дерзновенны наши речи,

Но на смерть осуждены

Слишком ранние предтечи

Слишком медленной весны.


В творчестве испанских поэтов примером может служить творчество Унамуно, в котором большую роль играли религиозно - философские искания, а богоборчество совмещалось в его сознании с «богостроительством», поисками новой религии. Философские построения Унамуно, нашедшие выражение в первом его романе «Мир во время войны» («Paz en la Guerra», 1897) и в других его трудах, приводят к богоискательству. Унамуно пытался создать чисто испанскую философско-религиозную систему — «кихотизм», способную возродить Испанию и Европу. Дон Кихот выступает как испанский Христос — воплощение трагического чувства действительности. «Кихотизм» предстает как героическая борьба во имя идеала, который разум признает иллюзией, во имя увековечения человеческого «я». Истинным бытием обладают именно видения Дон Кихота. В нем важны созидающее начало, устремленность, воля и вера; только «кихотизированная» личность, ведущая трагическую борьбу во имя идеала без надежды на победу, может обрести истинное бытие в противовес неистинному существованию стандартизированного «изолированного» человека буржуазного мира. Поэтому так важна миссия художника-творца, несущего людям спасение и актом воли и веры утверждающего свое бессмертие.

Стихи Унамуно, насыщенные философскими медитациями, зачастую соединенные с прозой, оснащены комментариями, обладают пластичностью и ясностью: «Поэзия» («Poesías», 1907), «Букет лирических сонетов» («El rosario de sonetos líricos», 1911), «Христос Веласкеса» («El Cristo de Velázquez», 1920), поэтический дневник «Кансионеро» («Cancionero»). В них звучат темы любви и смерти, одиночества и богоискательства. Он выступал против формализма, подчеркивая, что в основе поэтического чувства должна быть мысль.

3. Философская лирика.


19-20 век - эпоха пробуждения во многих странах, в частности, в России и Испании, самостоятельной философской мысли, расцвета поэзии и обострения эстетической чувствительности, религиозного беспокойства и искания, интереса к мистике и оккультизму. Появились новые души, были открыты новые источники творческой жизни, видели новые зори, соединяли чувства заката и гибели с чувством восхода и с надеждой на преображение жизни. Стремление к преображению — один из ключевых импульсов людей искусства этого периода, вылившийся в процесс жизнетворчества и мифотворчества.

Серебряный век стал во многом преодолением кризиса веры. Философские воззрения В.С. Соловьёва легли в основу русского символизма. В своём учении В.Соловьёв основывается одновременно на идеях древнегреческого философа Платона и на христианских представлениях о воплощении Бога. Согласно философии В.Соловьёва, Бог — идеальная сущность — в образе Иисуса Христа из любви к людям сам становится в своём земном существовании человеком и для спасения людей и материального мира жертвует собой. Отсюда В.Соловьёв делает вывод, что любовь — одна из тех сил, которая может преодолеть оковы смерти и материального мира, с её помощью человек может победить смерть и прорваться к истине. Таким образом, в основе русского символизма лежит мысль, что мир спасён любовью. И хотя окружающий нас материальный мир, по В.Соловьёву (здесь он ссылается на учение Платона), не реален (то есть плох, лжив, не даёт простора лучшим человеческим порывам), но в нём разлита высшая реальность — божественная любовь, которая отражается в человеческой любви.

Тема любви становится главной в творчестве символистов. Среди них - наиболее последовательный “ученик” В.Соловьёва — А.Блок. Однако следует есть и новые пути воплощения этой темы у символистов. Они также основываются на философии В.Соловьёва. В своём мировидении он отталкивается от “платонической” концепции любви, где истинная любовь — это любовь к абстрактным идеальным формам, которые в материальном мире искажены, представлены лишь неуловимыми “тенями”. Вместе с тем для В.Соловьёва, как впо­следствии и для Блока, особенно раннего, предметом любви на земле становится то, что Гёте когда-то определил как Вечная Женственность. В трактовке этого понятия В.Соловьёв проявляет себя как христианский мыслитель. Для него Вечная Женственность — животворящее Начало Мира — предстаёт в разных своих проявлениях: это и Дева Мария, и Божья Матерь, и Купина Неопалимая, и некая “Ты”, к которой обращаешься с молитвой.

Именно для того чтобы выразить словами это новое понимание мира и цели человеческой жизни — мистической любви и служения Вечной женственности, и появляется язык символизма, на котором говорит с нами Серебряный век. Слово начинает вмещать несколько смыслов, становится само по себе способным к преображению.

Литература испанских поэтов также обращается к философии, выходит за пределы семейно-бытовой проблематики. Писатели задумываются о решении коренных проблем человеческого бытия и о социальных процессах глобальных масштабов, втягивающих в свою орбиту массы, народ. Через их поэзию проходят и мотивы судьбы, чаще всего воспринимаемые с оттенком фатализма, смерти, любви.

Возникает при этом и иная крайность - поклонение идее «hispanidad», испанской «особости»: у Р. де Маэсту и некоторых других эта идея предстает уже законченно.

Тема «особости» по-своему отразилась и в религиозно-философских поисках «Поколения 1898 г.». Идя за краузистами в критике католической схоластики, они вырабатывают «особую» философию (ее можно назвать испанским вариантом экзистенциализма) — персонализм. Хотя персонализм и не стал в полной мере атеистическим экзистенциализмом, все же он представляет особый путь от религиозного мышления, бывшего интеллектуальной нормой в обществе, внутри которого развивались философы и писатели «поколения».

На первом плане здесь личностное начало. Личность выступает как центр мироздания, исчезновение личности — как воцарение абсолютного ничто, конец мира. Всепоглощающий, доходящий до болезненности индивидуализм — бросающаяся в глаза черта мировоззрения этой группы писателей.

М. де Унамуно так определял истоки этого эгоцентризма: «Все мы, кто в 1898 г. выступил с ниспровержением существующей Испании и разоблачал ее убожество, все мы были — кто больше, кто меньше — эгоцентриками. Но наш эгоцентризм был следствием — несколько гипертрофированным — морального открытия, сделанного в момент, когда рушились исторические идеалы Испании: мы открыли индивидуальность, до сих пор угнетенную, приниженную, забитую в Испании. Отказывая родине в моральном одобрении... мы обвиняли всех и вся, но охраняли свою личность...»

Подобный эгоцентризм был следствием социальной драмы испанской интеллигенции. Бароха (назвавший книгу о первых годах своего творчества «Эгоцентрическая молодость») говорит об этом, ссылаясь на политическую реальность того времени; по его словам, существующие партии и движения не могли привлечь интеллигенцию: «Человек с развитым чувством достоинства не мог в то время не быть одиноким».

Подходя с новых философских позиций к решению историографических задач, писатели и мыслители «поколения» отвергали «внешнюю историю страны, зафиксированную в официальных документах и в общественном мнении», истину, полагали они, следует искать вдали от дворца, кортесов, министров и великосветских салонов. Новым подходом к истории обусловлено учение М. де Унамуно об истории «внешней» -поверхностной, лживой истории королей и правительств - и подлинной, «внутренней» истории народа, которую можно познать через пейзаж, быт, искусство, фольклор. Она во всем, что сохранило отпечаток подлинно народного духа, интуитивного творчества и интуитивного миросозерцания.

Таким образом, можно видеть, что, несмотря на актуальность философской проблематики в России и Испании начала века, обнаруживается и существенное расхождение в мировоззренческих устремлениях поэтов двух стран. Если представители русского символизма, опираясь на наследие В. Соловьева, стремились реализовать принцип всеединства, софийности, вселенского синтеза в своем творчестве, то испанские художники слова устремлялись в глубины индивидуальности в надежде на дне собственных душ найти истинный мир и вдохновение. Тем не менее, как в России, так и в Испании философский дискурс носил эсхатологический характер: поэты по-разному и в разной степени, но предрекали исторический кризис, культурологическую катастрофу, ожидали приближения некоего исторического рубежа, преодоление которого сопряжено с тяжелыми культурными потрясениями. Об этом писали Х. Ортега-и-Гассет, Ф. Гарсиа Лорка, Н. Бердяев, А. Белый, А. Блок.


4. Поэтика. Метафоризм.


Метафора широко используется у многих писателей. Она важна тем, позволяет передать воплощенные в символы чувства и мысли автора. Метафора играет чрезвычайно важную роль – с ее помощью можно и показать отношение автора к описываемому предмету (явлению), и обрисовать с помощью метафоры образ, и даже сравнить несколько образов на основе метафор. Несомненно, что без метафор многим поэтам пришлось бы передавать в нескольких строках (или даже строфах) то, что они говорит в двух-трех словах, и главное – потерялась бы яркая образность. В стихотворениях большинства поэтов Серебряного века метафора является естественной составной частью. Это можно проследить, например, в поэзии А.Блока.

Несомненно, наибольшее количество метафор в его стихах отдано женщине. Блоковская женщина – это и Прекрасная Дама, и ее Чародейный, Единый Лик (все с большой буквы!), и знаменитая Незнакомка. Женщина Блока – и королевна, и «звезда мечтаний нежных» (в стихотворении «Я
в дольний мир вошла, как в ложу»), и «царица блаженных времен», и «отзвук забытого гимна» (в стихотворении, которое так и называется: «Ты – как отзвук забытого гимна…»), и «бред моих страстей напрасных» (в «О да, любовь вольна, как птица…»)… Продолжать можно, несомненно, еще долго, с чем согласится каждый, кто читал Блока. Метафора позволяет передать Блоку его отношение к женщине в ее различных ипостасях.

Чрезвычайно часто использует Блок метафору для обрисовки внешности, а через внешность – характера героя. А иногда метафора помогает Блоку воссоздать картину окружения человека, его одежду – и через это – как через символ – его характер, жизнь, сущность. Так, интересна метафора в стихотворении «В темной комнате ты обесчещена…»:
«Шлейф ползет за тобой и треплется, Как змея, умирая в пыли…»

И не надо дополнительных описаний внешности и одежды девицы с улицы – мы отчетливо видим не только то, во что она превратилась, но и состояние ее души, ее суть и смысл существования.

Явления природы Блок также передает через метафору: «драгоценный камень вьюги» (в стихотворении «Второе крещенье»), «снежные иглы», «снежных вихрей подъятый молот», «вихрь звездный» и «жезл померкшего царя» для изображения зари (в «Настигнутом метелью»), «месяц ладью опрокинул…» и «душит красавица ночь» (в «С каждой весною пути мои круче»), «весенний ливень бурных слез» (в «Я помню длительные муки…»).

Метафора используется Блоком и для характеристики философских понятий. Например, Смерть (с большой буквы) у него – «третье крещенье» (в стихотворении «Второе крещение»). Из этих примеров видно, что сам Александр Блок подходил как к символу даже не к слову, не к строке, не к стихотворению – целые стихотворные сборники были для него символами, и он описывал их содержание с помощью метафор.

В испанской литературе активно стал использовать метафору Луис де Гонгора еще в 16 веке. Впервые в истории испанского языка он создает новый метод поисков и лепки метафоры, и в глубине души он считает, что бессмертие поэтического произведения зависит от добротности и слаженности образов. Гонгора осознал скоротечность человеческого чувства и все несовершенство мимолетного его выражения, что волнует нас лишь на миг, и пожелал, чтобы красота его творений коренилась в метафоре, очищенной от бренной реальности, метафоре пластичной, помещенной во внеатмосферное окружение. Впоследствии Марсель Пруст7 напишет: "Только метафора может сделать стиль относительно долговечным".

В 19-20 веках метафору особенно любили «чистые поэты». Группа поэтов, которые сами себя называли «чистыми», в 20-х годах была довольно многочисленной. К ней в начале своего творчества были близки Ф. Гарсия Лорка и Р.Альберти; к ней принадлежали Х.Гильен, П.Салинас, Д.Алонсо и другие. Это были люди разных темпераментов и разных жизненных судеб; объединяло же их в те годы общее чувство неудовлетворенности буржуазной действительностью, неосознанный протест против мещанской обыденности, общее преклонение перед поэзией Антонио Мачадо и в особенности Хуана Рамона Хименеса.

Либо от Хименса, либо от французских адептов «чистой» поэзии Поля Валери и других они заимствовали само понятие «чистой» поэзии. Эта поэзия, по мысли ее сторонников, проникает в «чистую поэтическую сущность мира» и человеческих эмоций благодаря максимальному освобождению поэзии от внешних ухищрений, максимально простому и непосредственному выражению поэтической идеи через метафору. В поисках подобного «очищения поэзии» они вслед за своим учителем обращались к национальной традиции, и не только к виртуозной поэзии Гонгоры8, но и к фольклору, к испанским романсеро и кансьонеро. При всем том поэтический голос каждого из «чистых» поэтов отличался большим своеобразием.

Поэтому они так активно использовали метафору. Цель искусства, по мнению Хосе Ортега-и-Гассета,- эстетическое переживание, эмоция особого рода, конденсатором которой является прежде всего метафора: неожиданное сближение двух далеко отстоящих друг от друга явлений, неожиданная трансформация реального предмета в нечто новое вызывает, по мысли Ортеги, острое эстетическое наслаждение. Яркие метафорические преображения мира можно видеть в стихотворениях Ф.Г.Лорки. Его поэтический язык поражает своей образностью и яркой метафоричностью. Краски и звуки у Лорки сливаются в невероятно пеструю и в то же время гармоничную смесь. На глазах читателя происходит творение мира, в котором человек выступает в роли созидателя. Образ своей родной Испании Лорка сравнивает с возлюбленной. Перед ней поэт исповедуется, ей признается в любви, с ней вместе готов на самые страшные муки.
Смерть и любовь у Лорки переплетены в единое нерасторжимое целое. Даже образ юности в его лирике неизменно напоминает о смерти. «Севилья ранит, Кордова хоронит» — упоминая древнейшие исторические области Испании, скажет поэт о родной стране. В этом стихотворении «рана» и «смерть» — последствия несчастной любви, которая не находит ответа в сердце избранницы.
Кочевой дух переполнял душу Лорки, и отсюда цыганская тема в его лирике. «Невесты, закройте ставни!» — призывает поэт, ведь по улице города шествует свободная цыганка, которая напоминает Кармен из повести Проспера Мериме. Она может подарить свою любовь случайному прохожему, а потом надсмеяться над ним. Может она и убить, ведь она «дважды вооружена» — кинжалом и жгучим взглядом прекрасных черных глаз. И не поздоровится молодому Хосе, который встретится ей на улице, залитой полуденным зноем.

Строки стихов словно благоухают: даже в переводе лирика Лорки удивительно красива. У русского читателя более холодный темперамент, но и он способен воспринимать красоту и мощь южной поэзии.
«Несла меня до рассвета атласная кобылица» - так Лорка говорит о ночи любви.
«Из пыли дождь мастерит серебряные кили» - это пейзаж испанской провинции.
«Свиваются они, как лабиринты, как розы на костре» - картины «старой Испании».


5. Поэтика. Синестезия и звукопись.


В конце XIX - начале XX в. представители большинства художественных направлений важное значение придавали не предметам, а их свойствам, которые становились знаками, символами души. "К воздвижению мысли, ума присоединилось воздвижение чувства, души", - писал А. Блок. Целью становилась передача всевозможных настроений, движений души, для чего, естественно, нужен был и новый язык, новые художественные средства. Символизм стал одним из ведущих направлений.

Главным в творчестве символистов была не объективная действительность, а отношение к ней. Свойства предметов отрываются от их носителей, слова теряют основное значение и употребляются в переносном, создается возможность образования любых соответствий. Краски и звуки становятся символами, характеризующими определенные душевные состояния. В творчестве символистов доминировал ценностный аспект отражения действительности. Они чувствовали невозможность раскрыть свою душу существующими средствами и стремились найти, по выражению А. Белого, "иные средства познания и общения", иные средства художественной выразительности.

На основании исследования поэзии русских символистов можно сказать, что все они использовали синестезию, которая явилась характерным признаком "новой поэзии", проводниками которой они считали себя и в системе которой было оправдано синкретическое слияние чувств. Как известно, Андрей Белый считал, что "отсутствие цветного слуха в художнике пера и кисти - изъян".

Он приводил в своем поэтическом творчестве яркие примеры синестезии: "золотистый смех", "золотое небо криком остро взрежет стриж, то змея червонным свистом развивается из легких трав в лицо", "кузнечики назойливым треском кидали в нас", "бархатный бас", "серебряный звон" и т.д.

К. Бальмонт, известный теоретик и практик синестетизма, считал, что "слово есть чудо, а в чуде волшебно все, что его составляет" и что "каждая буква есть волшебство, имеющее свою отдельную чару, и мы это выражаем в отдельных словах". Каждую букву он видит, слышит, чувствует.

Так, эмоции, чувства, зависящие от внутреннего переживания, могут у поэтов "окрашиваться" в разные цвета спектра: "розовые мечтания", "красная тайна". Причем каждый светоцветовой эпитет передает определенное состояние лирического героя, психологический рисунок развития чувств. С другой стороны, эмоции и чувства могут "звучать": "голос тоски", "поет мечта". Эмоция как бы растворяется в едином образе, остается цвет и звук, создается единомоментный эффект синестетизма. Например, голос "окрашивается" в цвет золота, и возникает синестезия - метафора "прозвенел золотой голосок" (А. Блок). Но, естественно, все эти образы не реальные, а "метафорически домысливаемые" (Б. Галеев), плод творческого воображения.

В испанской поэзии присутствует музыкальность, которая реализуются и на уровне звуковой выразительности и на уровне невербальной многозначности, несущей дополнительную эстетическую информацию. Подобное явление получило название звукосмысл, т. е. наличие в звуковом ряде стихотворения определенной информативности, когда предметное значение отодвигается, и воздействует семантика повторяющихся звуков. В лирике Гонгоры появляются локальные примеры поэтической синестезии с ее смешением звуковых и зрительных ощущений - "зеленые голоса", "пестрый голос, крылатая песня, пернатый орган". Эти синестетические тенденции в полной мере реализуются в творчестве испанских поэтов начала XX века, особенно в поэзии Ф. Гарсиа Лорки. Звуки и цвет в его стихотворениях приобретают огромную эмоциональную значимость. Он наделяет звуком и цветом, жизненной силой даже нечто абстрактное. Однако самые смелые тропы в его стихах имеют своей основой реальность. Необычайная музыкальность стихов - одна из важнейших особенностей поэзии Х.Р.Хименеса; «музыка слов, стиха, идей», как выразился Анхель Вальбуэна Прат9, - «музыкальность более внутренняя ,чем внешняя, и потому отлично сочетавшаяся с импрессионистским пристрастием к цветовым впечатлениям».

Синестезия так же, как и другие средства художественной выразительности, способствует раскрытию мыслей и чувств поэта, усиливает эмоционально-оценочную окраску речи, помогает найти наиболее близкий путь к читателю. Она является одним из признаков ценностного аспекта отражения действительности.

Проблематика и поэтика испанской и русской литературы этого периода очень похожи. Особенно часто встречается у писателей тема Родины. Но для испанских поэтов исторический крах уже произошел, в то время как русские писатели лишь предвидят такую эпоху, предсказывая ее в своих произведениях. И те, и другие отводят важную роль религии, богостроительству, но все же у русских поэтов она встречается чаще. Философская мысль достигает расцвета. Но тут есть явное различие - испанские писатели на первое место выдвигают отдельную личность, человека, с его чувствами, переживаниями и исканиями, русские же больше говорят о мире в целом, о народе, затрагивая тему религии, христианской любви. Что касается поэтики, то поэты обеих стран прибегают к похожим средствам выразительности, активно используя метафору и звукопись и многочисленные выразительные средства поэтического языка, выдвигая на первый план форму, «плоть» стиха.

  1   2

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconПрактикум по русской литературе
История русской литературы литературы XVIII в.”, задания для самостоятельной работы студентов, тематику сообщений и реферативных...

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconИзбранные работы
Таким образом, суть данной работы не сводится ни к проблемам университетского изучения текстов, ни к проблемам литературы вообще;...

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconА. Д. Кантемир вошел в историю русской литературы как один из первых поэтов-просветителей XVIII века, как автор стихотворных сатир. В статье «Русская сатира в век Екатерины»
В статье «Русская сатира в век Екатерины» Н. А. Добролюбов отмечал: «Литература наша началась сатирою, продолжалась сатирою и до...

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconСледы ведической цивилизации в культурах мира
Позже, в Серебряный век, она скрылась в горах, но изредка спускалась вниз, чтобы ругать людей за их злые дела. Наконец пришел Бронзовый...

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconРоссийская федерация свердловская область паспор т
В зеленом поле поверх горностаевой оконечности стоящий на зелёной зем- ле серебряный особого вида механический молот на золотых опорах...

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconСеребряный век немекой психологии
Статья посвящена историческому очерку развития немецкой психологии в первой трети XX в

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconВ мировой истории известно четыре великих века: век Перикла, век Августа, век Льва X и век Луи XIV

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» icon1. Системные свойства испанских антропонимов 6
Модели официального имнования личности и их функции в современном испанском языке (на примере испанской литературы конца ХХ века)...

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconУчебной дисциплины (модуля) Наименование дисциплины (модуля) История зарубежной (мировой) литературы Рекомендуется для направления подготовки
Пооп подготовки бакалавра филологии, как «История», «Философия», «Культурология», «Введение в литературоведение», «История русской...

Данной работы: «Серебряный век русской и испанской литературы» iconРоман Льва Толстого «Война и мир» лежит в основании величественного здания русской классической литературы. С непревзойденным мастерством Толстой воссоздал
«Война и мир» лежит в основании величественного здания русской классической литературы. С непревзойденным мастерством Толстой воссоздал...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка