Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ




НазваОчерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ
старонка3/6
Дата канвертавання20.01.2013
Памер1.11 Mb.
ТыпДокументы
1   2   3   4   5   6
ѣднанщына, т. е. мировая; могорычь, распивае­мый но случаю прішпренін. Обычай и слово, существующіе и нынѣ въ народномъ быту.

казалы, що винъ повидавъ. А я и того часу самую истинную . правду повидаты передъ нымы хотила, але мени не дады въ ричи моій виры, повидаючы: „неправду ты мовышъ—Олыхвиръ правду мовытъ“, а нанотимъ пидпысалы мене, якобы и я такъ посвидчала, якъ Олыхвиръ, а то есть неправда.

Призвали третьяго ,,свидка“, Тимоша Ложечника, который показалъ:

  • Сыдивъ и я, панове, въ дому чернецькимъ зъ господы- номъ ') Терпыломъ и въ Иваномъ Коробочкою и зъ Левкомъ Куцемъ, ктыторемъ. Того жъ часу ырыйшовъ Олыхвиръ и за аымъ зараэъ небожчыкъ Проценко Семенъ. Ставъ мовыты тому небожчыкови Семенови отець Иванъ: „За що ты, прави, мого хлопця бывъ и гонывся за нымъ?“ и налаявъ ёго за тое, а Про- ценко также отцю Иванови налаявъ прыкро. Отець Иванъ вставши, ударывъ кулакомъ разъ усёго, а за горло не давывъ, якъ Олыхвиръ повидаетъ; не було того. Барзо ще й напотимъ межи собою сварылыся, и лаявъ Проценко отщо Ивану, за що хотивъ ёго отець Иванъ паяыцею ударыты, а я, щобъ крово- пролытя не було, уложывся (вмѣшался). Тоди винъ мене нехотячы въ той часъ палыцею ударывъ по палцяхъ. А щобъ давывъ за горло отець Терпыло небожчыка Семена, то не есть правда; и не выносыаъ ёго Олыхвиръ до воза: самъ небожчыкъ, ще й по- хвалкы чынячы на отця Ивана, зъ хаты жъ возопи пишовъ. Діялося тое на масныци, у вивторокъ. И потимъ пры насъ же и цопрощалыся за поворотомъ зъ дому отця Терпыловымъ.11

Далѣе выступилъ четвертый ,,свидокъ“ Левко Куць, ктиторъ семяновскій. Онъ такъ сказалъ:

  • Я за своею потребою мымо двиръ чернецькій тоди йшовъ, а не умыслне (нарочно) горилкы пыты, бо одъ запустъ черезъ увесь пистъ святый велыкій горилкы риколы не пью, ажъ до Воскресенія. Обачывпш мене отець Иванъ

тикномъ, просывъ до себе, а я отповидавъ: „Я вамъ не допомогу, бо горилкы не пыо“. А огець Иванъ реклъ: „Та ходы такы, хочъ такъ посыдышъ, о щось порадымось". А такъ я всту- пывъ до ныхъ. А въ прудкимъ часи прыйшовъ Олыхвиръ Бей, пидпылый, которого отець Терпыло запытавг: „Чы то вы хлопця мого скубъ и гонывся за нымъ?“ Отповидавъ Бей: ,Я того не знаю“. А въ тимъ часи прыйшовъ и ІІроценко Семенъ, небожчыкъ, де ставъ мовыты отець Иванъ до ёго: „За що ты за моимъ дытыною гонывъ?“ А винъ одповидавъ: „То що жъ, що гонывся?“ А отець Терпыло, тымы словамы уразыв- шыся, налаявъ ёму, а Проценко ще гиршей зъ лайбою одозвався. Повставшы тоди, отець Иванъ пхнувъ ёго въ груды разъ всбго кулакомъ, а колы винъ не перестававъ лаяты отця Терпыла, отець Терпыло хотивъ ёго палыцею ударыты, але по сволоку ударывъ, а другій разъ замахнувшы, ударывъ по руци Тымоша Ложечныка, а палыци ни трохы не зламавъ. Тилько було всёго тіеи бійкы. И выйшовшы на подвирья, Проценко лаявъ отця Ивана и тамъ же прыпомынавъ и якіись подвязкы, а отець Ивавъ пишовъ до дому, хотячы за безчестя свое пойихаты до начал- ныка зъ скаргою. А Проценко прыйшовъ до хаты, которому ставъ я мовыты: „Небоже, не гараздъ чынышъ, що' такъ священыка зневажаешъ; липше бъ, колы бъ ты ёмуукорывся та попросывъ о прощеніе“. Випъ на мою раду схылывшыся, запытавъ: „А куды отець Терпыло будетъ йихаты?“Ошовидалы ёму:„Некуды, тилко мымо сюю кор>шу“. И варазъ небожчыкъ ставъ мене про- сыты, щобъ вь нымъ и зъ другымы сполъ сыдячымы перепро- сывь отця Ивана. На прозьбу ёго выйшлы-сьмо вси на улыцю, а ото отець Иванъ ведется зъ конемъ осидланымъ, которого по- чалы-сьмо вси просыты, абы де бійка сталася, тамъ було и прощеніе. А такъ отець Иванъ, на прозьбу небожчыкову и нашу, попростывся зъ небожчыкомъ, и ввійшовшы до хаты, небожчыкъ ще й руку поциловавъ Терпылову, а Бей и горилкы купывъ“.

Пятый свидѣтель Иванъ Коробочка показалъ то же, что и Левко Куць, почему его „мовы“ и не записали, да и некогда было: „священныци спишылыся на службу преждесвященную, а южъ було мало не ку вечеру". Такъ долго инквизиція продол- ж&л^сь*

Отмѣтимъ одну существенную особенность настоящей „инкви- зиціи“: она производилась безъ всякаго участія и даже, кажется, въ отсутствіи глапныхъ лицъ во всягсомъ процессѣ—обвинителя и обвиняемаго. Судъ самъ разыскиваетъ свидѣтелей, допраши- ваетъ ихъ, устраиваетъ имъ очныя ставки, а тѣ, кого ближе всѣхъ касалось дѣло и кто могъ бы представить наиболѣе су- щественныя улики и оправданія, указать нужныхъ свидѣтелей, отмѣтить ошибки или намѣренную ложь въ ихъ показаніяхъ,тѣ даже не присутствуютъ при гласномъ разслѣдованіи ихъ дѣла. Порядокъ судопроизводства, предписываемый Лит. Статутомъ, исключалъ самую возможность подобнаго слѣдствія; статутовые суды производили „скрутеніи“ непремѣнно при лгичномъ участін сторонъ, которыя сами приводили скидѣтелей, представляли улики и оправданія, вступали между собою въ состязаніе, а суду оставалось лишь, какъ въ современномъ гражданскомъ процессѣ, оцѣнивать силу и достоинство представлевныхъ ему доказательствъ. Впрочемъ, и козацкіе суды обычно не устраняли обвиняемаго и обвинителя отъ участія въ производствѣ слѣдствія и не отказывались допрашивать тѣхъ свидѣтелей, на которыхъ стороны указывали или, чаще всего, сами же и приводили въ суд*. Бывало и такъ, что обвиняемый опорочивалъ предварительную „инквизицію“, произведенную безъ его участія сотеннымъ или сельскимъ уря- домъ, и требовалъ произвести ее заново, и судъ удовлетворялъ такія требованія. Въ дѣлѣ отца Терпила первая инквизиція тоже была опорочена, но не обвиняемымъ, а посторонними лицами— полтавскимъ городскимъ духовенствомъ, которое затѣмь при­своило себѣ первенствующую роль при ироизводствѣ вторичной инквизиціи. Эго стороннее вмешательство и въ дальнѣйшемъ ходѣ процесса измѣнило его обычное теченіе.

Мы уже упомянули, что право суда надъ священникомъ, обвиняемымъ въ уголовном* проступкѣ, по церковнымъ канонамъ и по прежнимъ польско-литовскимъ узаконеніямъ, принадлежало епархіальной власти; слѣдовательно, въ данномъ случаѣ слѣд* ственное производство объ о. Терпилѣ нужно было передать для рѣшепія віевскому митрополиту, епархія котораго обнимала тогда всю нынѣшнюю Полтавщину. На самомъ же дѣлѣ „справа” о. Іоанна Терпила разсматривается и получаетъ окончательное рѣшеніе на мѣстѣ, въ ІІолтавѣ, въ соедпненномъ засѣданіи „суда духовного и свѣцкого". Судъ свѣтскій—это полковой, но безъ обычнаго участія въ его составѣ войта и бурмистровъ, а судъ духовный—это игуменъ мѣстнаго монастыря и всѣ городскіе священники. Правду сказать, такой смешанный судъ не преду- смотрѣнъ ни церковными, ни прежними литовско-русскими за­конами и составляешь исключительное изобрѣтевіе малорусской юстиціи. Мало того, собраніе городского духовенства, во главѣ съ нротопопомъ, могло считаться законнымъ „духовнымъ судомъ" лишь въ томъ случаѣ, если бы оно для разсмотрѣнія извѣстниго- дѣла иолучило спеціальное иолномочіе оть митрополита, кото­рому одному принадлежало прави духовнаго суда въ предѣлахъ своей епархіи; но въ данномъ случаѣ такое полномочіе не было испрошено. Въ этомъ сказалась давняя традиція южнорусскап> духовенства узурпировать, принадлежащее лишь епархіальной власти, право духовнаго суда. И въ прежніи польско-литовскій періодъ, въ ХУІ—ХУП в. в., мы часто встрѣчаемъ на Волыни и, вообще, въ правобережной Малороссіи случаи, что протопопы,, а нерѣдко и простые приходскіе священники, самовольно со- вершаютъ разводы, даютъ разрѣшеніе на недозволенныя кано­нами браки, судягъ прелюбодѣевъ и т. п., и архіереи безуспѣшно- протестуютъ противъ подобной узурпаціи. То же самое соверша­лось и въ гетманщинѣ до тѣхъ поръ, пока новое, синодальное управленіе завело и въ Малороссіи общерусскіе церковные порядки.

Какъ бы то ни было, 16 февраля, того же 1692 года, на- селеніе Полтавы съ утра уже толпилось въ ^братерскомъ* успенскомъ дворѣ, чтобы ‘послушать, какъ будутъ судить семя- новскаго священника за убійство „кравця". За судейскимъ сто- ломъ на самомъ почетномъ мѣстѣ сидѣлъ „превелебный въ Богу его милость господинъ отецъ“ Лазарь Бузкевичъ, игуменъ пол- тавскаго монастыря, и съ нимъ его намѣстникъ „всечестный старушевъ" отецъ Іеремія Свитайло; далѣе—„превелебный въ Богу господинъ" отецъ Лука Симеоновичъ, протопопъ полтавсгсій, и „честные господинове отцы презвитеры полтавсвіе": свято- успенсвій Іоаннъ Величковскій,—по свидѣтельству лѣтописца Са­муила Величка, „мужъ благодати Божія и мудрости полный”, привѣтствовавшій въ 1687 г. гетмана Самойловича, при его лроѣздѣ въ Крымъ черезъ Полтаву, высокопарными виршами „своей комиозитуры 4х); спасскій Іоаннъ Свитайло, впослѣдствіи имѣвшій несчастіе впутаться въ злосчастную исторію Кочубе- «вскаго доноса и за то вынесшій жестовую пытку и затѣмъ со­сланный въ Соловки; 5) никольсвій Іосифъ Нищинскій, срѣтенскій Тихопъ Филиповичъ и воскресенскій Іоаннъ Филиповнчъ. „Зъ Левицкого тежъ уряду" присутствовали: полковникъ Павелъ Се- меновичъ Герцыкъ, судья наказной Иванъ Красноиеричъ, бывшій полковпикъ п. Леонтій Чернякъ и сынъ его п. Иванъ Чернявъ, писарь полковый, „и много иныхъ эацныхъ особъ рыцерсвого и миського урядуЗдѣсь же собраны были всѣ свидѣтели, допро­шенные на предварительномъ слѣдствіи. Олыхвиръ Бей, „на смергелномъ лижву (постели) будучы, для тяжкой хоробы не моглъ самъ прытомне статы до суду, прето (поэтому) жона ёго Настя вь особи ёго зъ тымы жъ свидкамы стала". О ирисут- ствіи въ судѣ о. Терпила и „авторской стороны*—ІІроцыіса, „Савышыяого свата", въ нротоволѣ не упоминается; кажется, они опять отсутствовали, что являлось рѣзвимъ и непонятнымъ нарушеніемъ порядковъ, принятыхъ и въ козацвихъ судахъ.

Сначала была прочтена жалоба потерпѣвшаго Процыка и протоколы первой и второй ,,инквизицій“, послѣ чего судъ „на

достовѣрнѣйшее всего того испытааіе“, велѣлъ еще „всимъ свѣд- камъ, ставши, устне у голось повѣдати, що хто прызнавалъ". Прежде всѣхъ „пытано жону Олыхвѣрову Бееву, на мѣсцу мужа ей, що бы мѣла повѣдати именемъ мужа своего?" Настя такъ сказала:

  • Панове! Мужъ мій хочъ було и подопьетъ, а еднакъ хороше дывытся; а теперъ, по выбыраню того осыпа, прыбувшы до-дому, захоривъ и чомусь гостро ставъ дывытыся, и колы прыйиздылы посланыи на инквизицію, южъ бувъ хорый и, хо- рымъ будучы, не видаю, що тамъ винъ имъ повидавъ. Потимь взято ёго, хорого, до Полтавы на инквизицію, и тамъ не нидаю, що винъ повидавъ, тилко прыйихавшы, ще барзій гостр'> станъ дывытыся и кошудю зъ себе сгеынувъ; що я постеригшы, ныль- новала ёго, яко яюна, въ тій тяжкій хороби и сусидъ просыла, щобъ меаи въ тимъ допомагалы. А колы трохы прыйшовъ къ соби, пытала я ёго: „Що ты тамъ свидчывъ а, чуты, и прысягъ есы?“ А винъ одповидивъ: „Я не знаю ничого, що тамъ гово- рывъ“. Поты моей повисты".

Затѣмъ велѣно остальнымъ „свидкамъ“ поочередно „мо­выты*, и всѣ они „повидалы тое слово въ слово, що у второй инквизиціи запысано“. Послѣ этого имъ предложено еще разъ поцѣловать св. евангеліе и крестъ и тогда велѣно „выступити“ (отойти).

Судъ, ,,порадившись“ между собою, объявилъ, что четыремъ свидѣтелямъ: Тимошу Ложечнику, Левку Куцю, Ивану Коробочкѣ и Евдокіи Билкѣ онъ „даетъ зуполную виру, яко статечнымъ свидкамъ, а Олыхвира Бея, яко иодъ часъ того бою бувшого подпылого и подъ часъ инквизиціи не въ зуполномъ уми зоста- вавшого, а надто не единослова, яко ся показуетъ зъ обохъ ин- квивицій (здѣсь указаны несогласія въ его двукратныхъ показа- ніяхъ), не прыймуетъ за свидка, поневажъ въ двохъ ричахъ солгавъ, южъ такому и въ иншыхъ ёго свидоцствахъ довиряты не можемъ, звлаща, же (что) и жона его прызнаетъ ёму забытіе ума“. Кромѣ того, и первую инввизицію „судъ не прыймуетъ для многихъ въ ней фалшиве попысаныхъ речій: шынкарку напысано*Настею, а вона Евдовія; Ложечныка напысаыо Миськомъ, а имя ему Тымишъ“ и т. п. Въ виду этого „тыхъ первыхъ инквизиторовъ, за неуміетность въ вывоженю инквизиціи, судъ ныаѣшній велитъ карати вязенемъ (арестомъ), а честного отца Іоанна Терпыла, священыва семяновского, одъ той напасти увольняетъ и симъ декретомъ навазуетъ, абы Процывъ за тую нанесеную потваръ {клевету) и безчестіе отца Терпыла во всемъ перепросывъ. Варуетъ (предупреждаешь) тежъ судъ нынѣганій подъ виною {судебнымъ штрафомъ) на архипастырскую милость (митропо­лита) ста таляровъ, абы нихто, такъ зъ духоиныхъ, яко и зъ «вицкыхъ не важывся николы безчестя того задавагы честному отцу Іоавну Терпылу, яко невинно напасть претерпившому; а хто бъ смивъ тымъ ему прымовыты, таковый неотпустне выш- реченую выну заплатить".

Такъ энергично вступились полтавскіе пресвитеры за своего собрата,—не только обѣлили его, но и заградили уста всякому, кто былъ иного мнѣнія относительно „напасти', якобы „не­винно претерпѣняой“ отцомъ Терпиломъ. Эго горячее заступни­чество, конечно, дѣлаетъ честь ихъ братской солидарности, но не судейскому ихъ безпристрастію. Вѣдь не съ добра же умеръ своропостижно молодой Проценко послѣ іерейскихъ побоевъ. А что Проценко былъ избитъ, объ этомъ не было спора и на судѣ; тамъ шло лишь разногласіе о большей или меньшей интенсивности иобоевъ.

А несчастный Процыкъ, Савышынъ сватъ, не только по- терялъ сына, можетъ быть, единственнаго кормильца, но дол- женъ былъ еще „перепросить” о. Терпила „за потваръ и без- честье“. Это совсѣмъ уже такъ, какъ разсказывается въ юмори­стической пѣснѣ:

Была жинка мужыва,

Пишла позы ваты:

Присудылы мужыку Ще й жинку прохаты.

  1. Убійца, прикованный къ гробу своей жертвы.

Крѣпво печалилась старая Кузьмиха, полтавская мѣщанва, вдова, что ея сынъ Тымко вышелъ не честнымъ ремесленникомъ, кавимъ она надѣялась его видѣть, а „ледащомъ" и забулдыгой. Учился онъ смолоду „гаптарству" (золотошвейному мастерству) и могъ быть хорошимъ ягаптаремъ“, если бы поменьше воло­чился по шинкамъ да не связывался съ шинкарками. Надѣялась мать, что женитьба исправитъ безпутнаго сына, но и молодая жена не сумѣла привязать къ дому Тымка, и онъ снова при­нялся за старое: „День гаптуе—два гайнуе, часомъ въ шинку й ваночуе11’. Хорошо, что хоть извѣстно было, въ какомъ именно шинвѣ надо было искать его—„на братерскомъ пречистскомъ дворѣ“, гдѣ шинкопала Ганка „чаривныця“. Кузьмиха твердо была убѣждена въ томъ, что Гайка „бавылась чаровныцтвомъ“, иначе—чѣмь же другимъ могла она „прывабыты до себе" ея сына? Ни „вроды“ у нея, ни „хысту“, да и „прыстаргеувата“ уже, а объ ея „нецнотлывомъ жытіи“ и говорить нечего. Кто же видалъ „цнотлывую" шинкарку? Недаромъ полтавсвій отецъ протопопъ отвазывалъ шинкаркамъ въ святомъ причастіи. А слу­чится въ городѣ ,,злодійство“—у кого тотчасъ же „трусятъ“ (обысвиваютъ) краденое? У шинваровъ. Развѣ и эту Ганку мало „трусылы" и „у вязеню“ держали? И эта „нецнота", эта, ,,злыдена нетипаха“ задумала было женить на себѣ Тымка! И едва не успѣла въ своемъ замыслѣ, да спасибу Вуцысѣ, другой шинкарвѣ, во время предупредившей объ опасности. Сколько тргда Кузь­миха пролила слезъ, умоляя и заклиная сына не позорить ихъ честнаго рода этой женитьбой и взять за себя другую дѣвушку, которую она сама же выбрала для него! Къ счастью, Тымко таки одумался, послушался матери и мѣсяцъ-другой послѣ женитьбы какъ будто и остепенился; но теперь снова пьегь да гуляетъ и, кажется, опять „злигея“ съ тою же Гапкою. Охъ, чуетъ материнское сердце—не добромъ это кончится!

Предчувствія старой Кузьмихи сбылись сворѣе, чѣмъ она ожидала.

Наступилъ праздникъ св. Николая (9 мая 1700 г.), день ярмарки въ Полтавѣ. Тымко съ утра шатался по ярмаркѣ и привелъ съ собою къ Гапвѣ какую-то ,,черныцю“ изъ Будищ- скаго монастыря, отрекомендовавъ ее своею родственницею. Потребовавъ угощенія^ онъ пригласилъ за столъ Гапку; но Гапка, охмелѣвъ, стала ревновать Тымка къ „черныци“ и до­вела его до такого бѣшенства, что онъ схватилъ рогачъ и по- переворачивалъ въ печи горшки ,,зъ стравою“. Гапка, избитая, ревѣла въ пекарнѣ, со злости катаясь по полу. Не обращая на нее внимаяія, Тымко забрался въ ,,кимнату“ (боковую ком­нату) и улегся спать; туда же поплелась за нимъ и пьяная черница, и черезъ нѣсколько минутъ изъ „кимнаты“ доносился уже усиленный храпъ. Тогда Гапка подкралась на цыпочкахъ, заперла на защепку ,,кимнатяую“ дверь и завязала щеколду свуркомъ. Въ ея головѣ зародился предательскій умтдселъ: до­ждавшись, когда въ шинокъ сойдутся люди, открыть предъ ними дверь въ ,,ким.нату“ и потребовать, чтобы Тымку и чер- ницѣ, какъ явнымъ прелюбодѣямъ, были обрѣзапы полы') и ихъ самихъ отвели въ ратушу. Такъ бы оно и сталось, можетъ быть, но минуту спустя вернулась изъ церкви жившая вь томъ же братскомъ домѣ старуха Ганна Иваныха и, ничего не вѣ- дая, отвязала дверь и вошла зачѣмъ-то въ „кимнату6. Гайка въ ту минуту была въ сѣняхъ. Спохватившись, что Иваныха, открывъ дверь и разбудивъ спящихъ, разстроила ея планы, она сначала вбѣжала въ ,,кимнату“ и съ бранью начала гнать оттуда Тымкіі, но затѣмъ сообразивъ, что не все еще потеряно, Гапка быстро заперла дверь и хотѣла звать людей. Кавъ ни пьянъ былъ Тымко, онъ разгадалъ, однако, предательскій замы- селъ Гапки и сталъ бѣшено ломиться въ дверь. Вырвавшись изъ вападни, онъ такъ неистово принялся колотить Гапку, что она иодъ его ударами испустила духъ.Сбѣжался народъ. Тымка связали и, какъ „забойцу, зъима- ного на гарячимъ учынку", отвели вь ратушу, ,,до полкового уряду“. Тамъ его немедленно подвергли допросу. Тымко такъ объяснялъ происшедшее убійство:

  • Я, нанове, въ тимъ диори пывъ, а вона, Гапка, безъ дання прычыны мене по щокахъ ударила, чого я, иьянымъ бу­дучы, не стерпившы, вдарывъ ей тилко всёго два разы, а Гапка, цавшы на землю, заразь и духа пострадала.

Судъ на „достовирнійпшй доводъ той справм” велѣлъ при­звать свидетельницу убійсгва Ганну Иваныху, которая такъ показала:

  • Прыйшла я до тіеи жъ господи въ двиръ братерскій и не застала въ хати никого, тилко самую Гапку, ажъ бачу— поставци на столи стоять порожніи и стилъ полытый. Спыта- лася я: „чы то въ тебе, Гапко, напытку нема? Позбирай зъ столу поставца”. И тое ій сказавши, пишла зъ хаты въ другую и обачыла, що горшки въ печи зъ стравою поворочано, и пи- шовшы знову въ хату переднюю, нарикала я на Гапку за тое, що шкода есть, страву поворочано. Взявшы зъ викна желизне перехрыстя, хотила понести ёго въ кимнату, ажъ двери ким- ватныи мотузкомъ завязани.
1   2   3   4   5   6

Падобныя:

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconМарков Е. Очерки Крыма. Картины крымской жизни, истории и природы. Издание четвертое с 257 картинами и рисунками
Марков Е. Очерки Кавказа. Картины кавказской жизни, природы и истории. Издание второе с одной акварелью, 310 картинами и рисунками....

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconМ что это? Ты слышишь?
В а ты не веришь? Человек может умереть дважды: там, на поле боя, когда его догонит пуля, а второй раз – в памяти народной

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconКоличество
Различие музыки композиторской и народной. История жизни русского народа и значение музыки в ней. Роль народа в жизни песни: создал,...

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconСоглашение между правительством российской федерации и правительством китайской народной республики
Правительство Китайской Народной Республики, далее именуемые Сторонами, в соответствии с положениями Соглашения между Правительством...

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconЗнаков при осуществлении экономического и научно- технического сотрудничества
Правительства Народной Республики Болгарии, Венгерской Народной Республики, Германской

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ icon1. Общегеографический образ Ртищевского района
Обращение к родным корням, традициям и устоям народной жизни имеет особую актуальность в современных условиях глобализации и наступления...

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconТоржества по случаю 10-й годовщины возвращения Сянгана в лоно Родины – Китайской Народной Республики
Организаторы: Управление международных культурных связей Министерства культуры Китайской Народной Республики

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconВторой год жизни
Для проведения гигиенических процедур с ребёнком создайте все необходимые условия

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconЭльберт Базарон Очерки тибетской медицины Б173 Очерки тибетской медицины, изд. 3-е но правл. Улан-Удэ: Агентство ЭкоАрт, 1992. 224 с
Б173 Очерки тибетской медицины, изд. 3-е но правл.— Улан-Удэ: Агентство ЭкоАрт, 1992.— 224 с

Очерки народной жизни въ Малороссы во второй половинѣ iconМосква часть первая
Москва дореволюционная; во второй части "Новая Москва". Задание первой части показать: еще до революции многое в старой Москве стало...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка