Сельджукское завоевание и государства сельджукидов




НазваСельджукское завоевание и государства сельджукидов
старонка1/4
Дата канвертавання19.01.2013
Памер440.25 Kb.
ТыпДокументы
  1   2   3   4




Сельджукское завоевание и государства сельджукидов


В IX - Х вв. в северо-западной части Средней Азии, в Южном и Западном Казахстане обитали тюркоязычные племена огузов. Основным занятием было скотоводство, отчасти сезонное земледелие, рыболовство и охота.

В низовьях Сырдарьи располагался г. Йангикент - столица государства с сильными пережитками родо-племенного строя. Главой был йагбу, власть которого была ограничена народным собранием.

Часть кочевых огузов и родственных им тюрок носила имя туркменов.

Во 2 половине Х в. противоречия между йагбу и поддерживавшей его родо-племенной аристократией и частью кочевых племен привели к восстанию. Восстание поддержало военно-политическое объединение тюрок и огузов во главе с неким Сельджуком ибн Тукагом (предводитель одной из орд).

(Тюрки, включившиеся в завоевательное движение Сельджука и его потомков Сельджукидов позднее стали называться сельджуками.)

Однако восстание оказалось неудачным и сельджуки вынуждены были отступить в Мавераннахр, где в это время в Бухаре правила иранская династия Саманидов.

Последние вели ожесточенную борьбу с наступавшими с востока другими тюркскими племенами во главе с Карахинидами. Сельджуки выступили на стороне Саманидов, но...

999 г. - карахиниды взяли Бухару.

В результате Сельджуки вынуждены были уйти в правобережный Хорезм, а затем в Хорасан - области, входившие в состав державы Газневидов с политическом центре в нынешнем Афганистане. Правителем - эмир Масуд ибн Махмуд (1030-1041).

В 1035 г. сельджуки под главенством потомков Сельджука (2 внука и 1 сын - их дядя) форсировали Амударью и расселились на территории совр. Туркмении. При этом они обратились к Масуду Газневи с просьбой отвести им земли под пастбища в районе городов Нисы и Феравы, за что обещали военную службу и налоги.

Масуд двинул летом 1035 г. против них свое войско, которое попало в засаду...

Договор, по которому сельджукам эти области + Дихистан.

1038 г. - снова военные действия под командованием Сюбаши. Но поражение у ворот г. Серахса...

Мухаммад Тогрул-бек вступил в Нишапур и был провозглашен султаном.

1038 - новое огромное войско из Балха, кровопролитная битва. перемирие, но вскоре снова... Тогрул-бек был изгнан из Нишапура.

Большой урон населению выступления не только "низов", но и средних и мелких дихкан. (Так всегда...)

мобилизовать все силы и покончить с Сельджукидами.

1040 - огромная армия во главе с Масудом из Герата. Боевые слоны в тяжелых доспехах. Генеральная битва у небольшой крепости Денданакан... Масуд бежал в Герат. (так всегда, когда слоны...)

Переломный момент - сельджукское завоевание стало необратимым. Тюркские племенные ополчение двинулись на захват Южного и Западного Хорасана, Гургана, Северного Афганистана и Хорезма. (У Газневидов в результате лишь Восточный Афганистан и Северная Индия, где они продержались еще больше века, пока не были окончательно свергнуты Гуридами в 1186 г.)

Многолетняя эпопея военных походов, закончившаяся созданием обширной империи берегов Амударьи и Каспийского моря до Тигра, Евфрата и Средиземноморья.

Захватив территорию Ирана до Персидского залива у местных крупных и мелких владетелей, начали проникновение в Ирак. Здесь уже орудовали другие огузы (из Закавказья) + сторонники Фатимидов.

К концу 40-х продвинулись до границ Византийской империи. Власть султана признали правители Азербайджана, были захвачены Карс и Малатья.

Аббасидский халиф ал-Каим (1031-1075) в переговоры с Тогрул-беком, призывая в Багдад. 1055 - в Багдад.

В 60-е - новая волна завоеваний в Ц. и Средней Азии, Передней и Малой Азии.

Алп-Арслан (1063-72). Захваты в Грузии и Армении.

1071 - А-А сокрушительное поражение Роману IV Диогену под Манцикертом. начало сельджукского господства в Армении + дорогу в глубь Малой Азии. 1077 (раздоры в Византии) - Никею, затем Иконию. Румский султанат.

1065 - А-А поход на кочевников на границе с Хорезмом и Гурганом + удар по кипчакам и туркменам на полустрове Мангышлак (торговые пути в восточную Европу). В борьбе против кочевников Приаралья взял крепость Дженд в низовьях Сырдарьи. В поход на Мавераннахр, но убит комендантом одной из крепостей на Амударье.

Малик-шах (1072-1092) - дальнейшее расширение границ империи. 1072 - с помощью туркменского ополчения были захвачены Северная Сирия и часть Палестины.

1074 - разбито войско караханидского хана Бухару и Самарканд. В конце 80-х взята Фергана и до границ восточного Туркестана. 1079 - походы в Армению и против усилившегося Грузинского царства.

Империя наивысшего могущества. 3 Великих Сельджукида \\1038-1092\\ - рост империи.

Но говорим империя, подразумеваем... (не Российская и даже не Османская империи ХVI - ХVII вв.)

Какие процессы в ходе завоевания, как эволюционировал военно-политический механизм Сельджукидов, возникший как "кочевая империя"?

Как складывались отношения с тюркской знатью и местными правящими элитами, а также внутри самого правящего дома Сельджукидов.


Утверждение господства нового пассионарного сообщества далеко не означало, конечно, в ближневосточном регионе совершенного истребления персонального состава прежней правящей элиты или поголовного снижения его социального статуса. Согласно известному принципу невозможности управления державой “не сходя с лошади”, новые правители были безусловно заинтересованы в привлечении местных компетентных кадров на свою сторону. К тому же, постоянные завоевания, характеризующие политическую жизнь мусульманских стран, выработали у представителей господствующих слоев высокую “гибкость спин” и почти философское отношение к подобного рода перипетиям, ввиду чего они, как правило, не были склонны к борьбе до последней капли крови с пришедшими “со стороны” политическими элитами. Если же, ко всему, завоеватели являлись мусульманами (конечно, не слишком “скандального” и радикального образца, как, например, карматы или батиниты), то с этической и культурно-психологической точек зрения это значительно упрощало дело. Не в последнюю очередь именно этим моментом объясняется разница в интенсивности сопротивления крупнейших мусульманских городов таким двум большим пассионарным сообществам типа “кочевых империй” как сельджукский “суннитский” султанат (XI в.) и “языческая” держава монголов (XIII в.). Кроме того, если уж говорить о религии как факторе политики, сельджукская интервенция, олицетворявшая собой, как известно, вторую из т.н. “трех волн продвижения суннизма”, в политическом и собственно религиозном плане вполне соответствовала культурно-идеологическому контексту эпохи. Выступая под флагом поддержки Аббасидского халифата, Сельджукиды тем самым на идеологическом уровне сумели представить свою экспансию как часть внутреннего конфликта уммы (общины верующих).

Этническая принадлежность пассионарной группы играла при этом меньшую роль; “национализм” хотя и имел место, но в отличие от религии не был главной культурно-политической доминантой. Это можно сказать и в отношении активности тюркских пассионарных элементов, безусловно преобладавших на Ближнем Востоке в рассматриваемый период, поскольку с тюрками в роли правителей и военных этот регион успел познакомиться еще задолго до начала сельджукских завоеваний. Издавна большая часть тюркских рабов (гилман, мамалик), попадавших в мусульманский мир, получала военную подготовку. В IX и X вв. тюркские гвардейцы играют ведущую роль в возведении на престол и свержении халифов. С IX в. в Ираке - как и в других центральных областях халифата - получили распространение военные ’икта‘ тюрков, которые обычно были защищены от вмешательства государственных представителей, и с которых определенная сумма выплачивалась только центральным властям. Ближний Восток не избежал и непосредственного захвата власти тюрками в виде попыток основания правящих династий. В Египте и Сирии практически независимыми от халифов стали тюркские военные наместники Ахмад ибн Тулун, а затем, Мухаммад ибн Тугдж ал-Ихшид (Тулуниды - в 826-905 гг., Ихшидиды - в 935-969 гг.).i К.Э. Босворт считает даже возможным сделать вывод, что еще “...в период до начала XI в. произошло глубокое проникновение тюрок в военные и государственные учреждения всех мусульманских стран к востоку от Египта.”ii

Применительно к экспансии империи Сельджукидов на Ближний Восток характеристика пары “пассионарное сообщество/местная правящая элита” как антиномии “тюрки/арабы” была бы неверной еще и потому, что к этому моменту ее верхушка, включив в себя представителей политических элит ранее покоренных территорий (персов, арабов), уже отнюдь не представляла собой моноэтничного образования.

Общая нестабильность, частые смены правителей в ходе завоеваний и переворотов, отсутствие более или менее устойчивых реальных территориально-политических иерархий, слабость систем горизонтальных связей внутри правящего класса в сочетании с атмосферой исламского культурного универсализма - все это вело к тому, что сотрудничество и непосредственный переход на сторону завоевателей являлись для служилых социально-привилегированных элементов почти нормой. Грань между подобного рода поступком и простой сменой места службы была достаточно размыта. Впрочем, и то и другое действие в обстановке, когда главным критерием политической лояльности являлась личная преданность, могло рассматриваться как вид измены.

Характерный пример - карьера выходца из влиятельной мосульской семьиiii Фахр ад-Даула ибн Джахира (1007/8-1090). Одно время он был начальником канцелярии (назир ад-диван) в мирдасидском Халебе, затем - после отставки - сумел добиться поста первого везира при курдском правителе Мийафарикина и Дийарбакра Ахмаде ибн Марване (1011-1061). Багдад к этому моменту попадает под сельджукидский контроль, и тень их “империи” уже вполне отчетливо нависает над Северным Ираком. Внимание Фахр ад-Даула привлекает восстановленая при Сельджукидах должность везира аббасидского халифа. Фахр ад-Даула вступает в переписку с Багдадом. “...И он не переставал домогаться и тратить деньги...” - пишет Ибн Халликан. Добившись положительного решения, Фахр ад-Даула совершает побег от Ибн Марвана, и в 1062 г. принимает в Багдаде везират халифа. После отставки Ибн Джахира в результате дворцовых интриг, его сын, ранее замещавший отца в этой должности, добивается, в свою очередь, от султана Малик-шаха передачи везирата халифа себе. В 1083/4 г. Фахр ад-Даула (вместе с Артуком ибн Сукманом) по поручению Малик-шаха отправляется на завоевание Дийарбакра (т.е. владения своих бывших хозяев). После того как упорное сопротивление Марванидов было сломлено, он становится султанским наместником области (1086/67 г.). Впоследствии, Малик-шах назначает Ибн Джахира на Дийарабиа - под его власть попадают Нисибин, Мосул, Синджар, Рахба, Хабур. “И стали его поминать с минбаров всего Дийарабиа, пока он не умер”. Что же касается его сына (Амид ад-Даула) то тот в течение своей карьеры “служил трем халифам и был везиром двух из них”.iv (Судьба потомства Ибн Джахира, оставшегося править в Мийафаркине менее счастлива: в 1094 г. Тутуш вторгся в эту область “и перебил род Джахира, отрубив головы его детям и повесив их за шеи.”)v //Его служебным успехам чрезвычайно способствовала женитьба на дочери великого везира Сельджукидов Низам ал-Мулка - другого представителя местной (персидской) знати, верой и правдой служившего вчерашним завоевателям. Печальный конец карьер того и другого - Амид ад-Даула умер в заточении, Низам ал-Мулк впал в немилость (а затем убит исмаилитами) - ничего не меняет в общей картине, пост везира в условиях военно-деспотического режима всегда был связан с особым риском//

Трудно однозначно охарактеризовать поступок Фахр ад-Даула - то ли как один из множества примеров ренегатства представителей правящего слояvi, то ли как типичный случай высокой “горизонтальной” мобильности внутри него.vii С формально-юридической точки зрения можно даже сказать, что Ибн Джахир просто “пошел на повышение”: ведь он стал везирем аббасидского халифа - главы всей общины верующих (пусть и попавшего временно под фактический контроль своего “слуги” - сельджукидского султана).

Об интенсивности брачных связей среди представителей правящих элит региона можно судить уже по отрывку раздела словаря Ибн Халликана, посвященного “царю арабов” Дубайсe ибн Садака. Ибн Халликан пишет, что когда Дубайс был убит сельджукидским султаном Масудом (1135 г.), его тело было отправилено r его жене в Мардин и погребено у правителя Мардина, отца жены, Иль-Гази (туркменский эмир); затем Масуд женился на дочери Дубайса, матерью которой была Шараф-хатун - дочь Амид ад-Даула (халифский везир), сына Фахр ад-Даула Мухаммада Ибн Джахира (бывший везир Марванидов, переметнувшийся на сторону Сельджукидов); матерью же Шараф-Хатун была Зубайда - дочь Низам ал-Мулка (перс, главный везир Малик-шаха). (Ибн Халликан, т. II, с. 564-565.)

Особенно важной для характеристики общей политической ситуации в рассматриваемом регионе представляется распространенная практика перехода на сторону завоевателей самостоятельных и полусамостоятельных (наместники, крупные иктадары) правителей, чьи округа господства попадали в сферу активности пассионарных групп. Возможность такого хода вещей определялась тем, что общий потенциал пассионарного сообщества, как правило, оказывался не столь велик, чтобы его вожди могли пренебрегать возможностями союза с частью местных правителей; тактика завоевателей практически всегда включала в себя попытки нейтрализовать их сопротивление (или даже опереться на них) посредством превращения в своих союзников и “вассалов”. Те же, в свою очередь, при очевидной невозможности успешно сопротивляться превосходящему противнику по отдельности, но не в силах также и объединиться для совместного отпора, предпочитали в таких случаях признать верховную власть завоевателя, выплачивать дань, участвовать в его военных предприятиях, чем совершенно потерять свое владение или сложить голову в бесплодной борьбе.viii

Именно таков, в значительной степени, был характер проникновения и утверждения Сельджукидов в ближневосточном регионе.ix

Примеры: 1053 признал Тогрул-бека Фулад Сутун - буидский правитель Шираза, женившийся на дочери его брата Дауда Чагры-бека.

Призвание со стороны ал-Каима и его везира ибн Масламы о защите от Арслана Басасири. (предание шиизма анафеме в Хорасане - проклятие шиитам в хутбе). Т-б женился на дочери ал-Каима, титулы Рукн ад-Даула, Малик ал-Машрик уа-л-Магриб.

Нараставшая дезинтеграция Багдадского халифата (X-п.п. XI вв.) и ослабление позиций фатимидских халифов в их сирийских провинциях (вт. пол. XI в.) позволили племенам Ирака и Сирии выдвинуть целый ряд влиятельных династий регионального уровня - Хамданидов в Мосуле и Халебе, Мирдасидов в Халебе, Укайлидов в Мосуле и Северной Сирии, Мазйадидов в Центральном Ираке (Хилла), Марванидов в Дийарбакре, Бану Нумайр в Ракке, Сарудже и Харране, Бану Аммар в Триполи, Бану Абу Акил в Тире.


В частности, вторгшийся в начале 1071 г. в Сирию и стремившийся к завоеванию Египта, султан Алп-Арслан, не имея достаточных сил и времени для взятия Халеба, вынужден был тогда ограничиться лишь признанием своего верховенства его правителем Мирдасидом Махмудом ибн Насром.x

В 1083 г. войска Малик-шаха разбили представителя другой местной влиятельной династии - мосульского правителя Укайлида Шараф ад-Даула Муслима ибн Курайша, успешно противостоявшего до этого экспансии Сельджукидов в регионе (ему даже удалось “перехватить” у них ослабевший мирдасидский Халеб, а также отобрать у тюрок ряд сирийских крепостей). Однако и после разгрома Муслим был еще слишком опасен: доставленные “деньги из Халеба” позволили ему усилиться; кроме того, он отправил посольство в фатимидский Египет с просьбой о помощи. Встревоженный этим Малик-шах предпочел привлечь Шараф ад-Даула на свою сторону: состоялась личная встреча, на которой он “оказал ему почет... и соглашался на все, что тот просил у него. И простил ему лежавший на нем остаток подати с Сирии, и подтвердил ему акт [пожалования] областей Сирии и Джазиры”.xi

У Усамы ибн Мункыза в “Книге назидания” есть характерный рассказ об отправлении Малик-шахом своего порученца к Ибн Марвану, правителю Дийарбакра, с требованием выплатить тридцать тысяч динаров. Пребывая в течение продолжительного времени у Ибн Марвана, посланник не принимал от него подарки, так как подозревал, что его хотят подкупить. При выяснении отношений Ибн Марван разразился, согласно автору, следующей сентенцией: “О сын мой... разве ты не заметил, в каком цветущем состоянии моя область, как многочисленны ее богатства и сады и как благоустроены ее селения? Клянусь Аллахом, я уложил золото в мешки в самый день твоего прибытия. Я ожидал только, чтобы султан проехал мимо моих владений, и ты мог догнать его с деньгами, так как я боялся, что, если я предоставлю ему то, что он требовал, он потребует от меня вдвое больше, когда приблизится к моей области...”xii

Оставаясь фактически независимым, предпочел все же признать верховную власть Сельджукидов и представитель династии Мазьядидов - владетель Хиллы, “царь арабов” (малик ал-араб) Садака ибн Мансур (1086-1108) .

Подобная форма политического взаимодействия имела место и позднее, когда тюрко-сельджукский элемент стал для Сирии и Ирака уже почти “своим”, но политическое пространство региона по-прежнему сохраняло свой неустойчивый и подвижный характер, а выдвижение нового сильного военного лидера каждый раз угрожало серьезными переменами в сложившейся расстановке сил. Когда в 1140 г. владетель Мосула Имад ад-Дин Зенги, стремившийся к объединению под своей властью Джазиры и всей Сирии, приготовился к вторичной осаде Дамаска, правитель города Бурид Муджир ад-дин Абак (1140-1154) признал Зенги своим сувереном и обязался упоминать его имя в хутбе.xiii Спустя четыре десятилетия эта же ситуация повторилась, только движение на этот раз шло “в обратном направлении”: теперь уже Салах ад-Дин - хозяин Дамаска (а также Каира и Халеба) - дважды (1182 и 1185 гг.) пытался овладеть Мосулом, но был вынужден ограничиться признанием своего верховенства Зенгидом Из ад-Дином Масудом. Что касается мелких правителей областей, подвластных Мосулу, то во время первого похода Салах ад-Дина на Мосул, согласно документу, приводимому Абу Шамой, им гарантировалась неприкосновенность прежних владений при условии присоединения к завоевателю.xiv

Подобную тактику использовал и Джалал ад-Дин Манкбурны.xv Когда он начал агрессию против айюбидских владений в Ираке (осада Хилата в ....), встревоженный багдадский халиф даже специально направил к нему послов, главной задачей которых было договориться с Джалал ад-Дином, чтобы он не требовал подчинения от ряда иракских владетелейxvi, “а считал бы их подчиненными [Высокого] дивана, подвластными и приверженными его власти”.xvii

Примером того, как правитель, пойдя на компромисс с завоевателем в надежде на его скорое ослабление, сохранял владения для себя и своих наследников, может служить успех политики ширваншахов (Ширван и Дербенд). Во время завоевания Малик-шахом Харрана в 1078-1079 гг. к нему “после непрерывных набегов на его страну и сражений, уничтоживших большую часть его войск” с изъявлением покорности прибыл ширваншах. По данным ан-Насави было решено о ежегодном внесении им в султанскую казну ста тысячи динаров. Спустя почти полтора века (1125 г.), когда сюда вторглось новое пассионарное сообщество, военная держава Джалал ад-Дина, правивший в это время ширваншах также согласился выплачивать дань последнему, но уже в меньшем объеме - на том основании, что владения династии к этому моменту значительно уменьшились. “Меж ними продолжался обмен послами по этому делу, пока они не определили [сумму] ежегодного взноса в казну Джалал ад-Дина - пятьдесят тысяч динаров”.xviii

И все же, в большинстве случаев, сохранение теми или иными правителями своих владений при вынужденном признании верховной власти более сильной стороны далеко не означало окончательного решения вопроса. Особенность всей ситуации заключалась как раз в том, что, если одной пассионарной группе в отношении данной политической единицы так и не удавалось в полной мере осуществить свою “миссию”, то ведь в скором времени ей на смену приходила другая, а за ней следующая - пока от того, что было в начале, не оставалось и следа. “Пресеченные державы” - так озаглавил один из своих исторических трудов автор начала XIII века.xix Этот эпитет в полной мере можно применить к упомянутым правящим фамилиям “предсельджукской” эпохи - Мирдасидам, Укайлидам, Марванидам, Мазьядидам. Даже начало серьезных междоусобиц среди Сельджукидов не спасло эти династии от политического краха. Мирдасидам пришлось сдать Халеб Укайлиду Муслиму ибн Курайшу, тот же, в свою очередь, погиб в сражении против Сулаймана ибн Кутулмыша. После этого обширные владения Укайлидов (от Халеба до области Багдада) были растерзаны. Племянник Муслима - Салам ибн Малик, командовавший цитаделью в Халебе, - не в силах удержать этот слишком большой для него кусок, сдал ее Малик-шаху, который взамен пожаловал ему крепость Джабар (недавно отнятую им, как уже упоминалось, у курайшитов), Ракку и несколько сел (дийа). Остальные укайлидские территории, оказавшиеся после смерти Муслима под рукой его брата Ибрахима, подверглись успешной агрессии Тутуша.xx Ветвь Укайлидов в Ракке и Джабаре сумела продержаться несколько дольше, но и тут им на смену в 1169 г. пришел Нур ад-Дин ибн Зенги.xxi
  1   2   3   4

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов icon"Римское завоевание Британии"
Я выбрал тему «Римское завоевание Британии», потому что я с самого детства мечтал побывать в Великобритании. Поэтому я решил больше...

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов iconПлан: Возникновение феодальных отношений в Азербайджане в III-V веках. Завоевание Азербайджана сасанидами. Антисасанидские восстания в V веке. Движение маздакидов
Завоевание Азербайджана сасанидами. Антисасанидские восстания в V веке. Движение маздакидов

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов iconТема: Символы государства (беседа) Цели
Цели: сформировать представление о традиционных символах государства, познакомиться с историей их возникновения, проанализировать...

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов iconУчебно-методическое пособие по истории государства и права зарубежных стран
Предмет науки истории государства и права зарубежных стран и ее место в системе юридических наук. Методология науки истории государства...

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов iconОб уголовной ответственности за коррупцию
Государства-члены Совета Европы и другие государства, подписавшие настоящую Конвенцию

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов icon2 внешняя политика кыргызского государства со времени образования государства кыргызов на Енисее одной из его важнейших функций стало осуществление внешней
В результате военных пора­жений правители кыргызского государства лишались каганского титула, получая титул эльтебер или пицьсйе-тегин,...

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов iconI. Народы и государства на территории нашей страны в древности
Северном Причерноморье (Ольвия, Херсонес, Боспор) конец v-начало VI вв до н э образование Скифского государства в

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов icon«История государства и права зарубежных стран»
Содержание предмета истории государства и права зарубежных стран. Источники государства и права

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов iconКонкурс прошел 15 апреля 2010 года
...

Сельджукское завоевание и государства сельджукидов iconГосударства и права новейшего времени
И. А. Исаев, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой истории государства и права Московской государственной юридической...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка