Книга рассчитана на широкий круг читателей




НазваКнига рассчитана на широкий круг читателей
старонка7/30
Дата канвертавання27.01.2013
Памер5.27 Mb.
ТыпКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

Гл. 2. Борьба южных осетин за национальное самоопределение в первой четверти XX века.



К 1917 году осетины Южной Осетии, и, тем более, осетины, проживавшие в других регионах Грузии, были глубоко интегрированы в грузинское общество. В свою очередь, грузинское общество уделяло постоянное и максимально повышенное внимание положению дел с осетинами – как проживающими в Южной Осетии, так и по отношению к осетинам в других районах Грузии. Показательны в этом плане частые публикации об Осетии и осетинах в грузинских периодических изданиях.

Так, например, К. Бердзенов в 1871 г.255 и Г. Церетели в 1895 г.256 сообщали о ежегодно образующемся природном летнем льде близ селения Тамарашени в Южной Осетии (очевидцы, в том числе и авторы настоящего исследования, его наблюдали ещё в 1980-х годах). А. Тутаев сообщает о залежах железной руды в с. Эрцо, о нефтяных месторождениях близ осетинкого селения Цон257. Страницы печати Грузии были полны регулярными сообщения разного рода статистических данных. Журнал «Моамбе» писал, что по водворении в Грузии спокойствия выяснилось, что более половины её земель пустовали, а из 808 143 душ населения Тифлисской губернии ( перепись 1886 г.) осетины в процентном отношении составляли 8,96%, т. е. около 73 000 человек, карталинцы же 45,01%258. А «Сакартвелос календари» сообщал, что в 1888 году число осетин на Кавказе составляло 140 000 человек. Из них в Тифлисской губернии осетин 53 965 человек, в Горийском уезде 38 462, в Душетском уезде 14 574, в Кутаисской губернии 3 000 человек259. В Тифлисе в 1896 г. проживало 160 645 человек, из них армян 34 545 мужчин и 26 523 женщин, грузин 24 448 мужчин и 17 246 женщин, осетин 1271 мужчин и 782 женщины260 и др.

Всесторонний объективный анализ значительной части материалов печати Грузии второй половины XIX – начала XX вв., посвящённых Осетии и осетинам, позволяет нам условно разделить их на две части. К первой следует отнести публикации, в которых более или менее объективно освещается история, культура, традиции и обычаи осетин. В них, как правило, нет явной и преднамеренной фальсификации истории осетин, «кавалерийских наскоков» на них. Авторы этих публикаций пишут об осетинах и Осетии (Южной Осетии) с пониманием характера этого народа, о его проблемах и быте, о нормальных, добрососедских отношениях грузин и осетин. Анализ материалов печати Грузии того периода свидетельствует об одной весьма важной особенности грузинских интеллектуалов – все они, в отличие от современных своих коллег по журналистскому корпусу, признавали вполне естественным и потому законным термин «Южная Осетия» (или Осетия, имея в виду и её южную часть), о чём они неоднократно писали.

Вторая часть публикаций, как и большинство современных газетно-журнальных публикаций, в целом материалы СМИ Грузии, отличается крайней тенденциозностью, предвзятостью в освещении «осетинского вопроса». Материалы этой части написаны либо ангажированными фальсификаторами истории и культуры осетин, грузино-осетинских взаимоотношений, либо «талантливыми» дилетантами, страдавшими осетинофобией. Авторы этой части публикаций, кроме грубейших ошибок в вопросах истории, культуры, традиций, менталитета осетин, допускали ещё более серьёзную ошибку – создавали из осетин образ врага грузин – идеологический и психологический стереотип, позволяющий формировать политическое поведение в условиях дефицита проверенной информации о политическом оппоненте, в роли которого, как известно, могут выступать государство, народ, партия, религиозная, творческя или иная группа и т. д.

Остановимся подробнее на первой части публикаций в газетах и журналах Грузии второй половины XIX – начала XX в. Так, например, газета «Дроэба» в 1870 г. писала, что в Картли неудачно прошли выборы сельских старшин, а вот из Осетии, наоборот, жалоб на неудачные выборы поступает мало, так как осетинские избиратели очень умно и умело пользуются своими правами261. Интересно отметить, что грузинская газета с осуждением писала о взятках с осетин, которые брали чиновники в г. Гори262. В 1884 г. «Дроэба» писала о том, что изучение Осетии и сближение с нею «ещё тем полезно и достойно внимания, что Осетия и её лучшие представители с большим сочувствием и вниманием относятся к нашей стране (Грузии. – Авт.)»263. Грузинская православная церковь, понимая важность христианской проповеди среди осетин, даже ввела преподавание осетинского языка в Тифлисской духовной семинарии264. В том же году эта газета выражает сочувствие жителю с. Собис Южной Осетии некоему Джугашвили, у которого волк утащил ребёнка265.

В 1888 г. в газете «Иверия» расказывалось о судьбе двух осетинок, обманом привезённых из с. Схлит (Южная Осетия) в Тифлис и проданных в публичный дом. Узнав об этом, их родители приехали за ними в Тифлис, но хозяева дома терпимости попытались силой удержать девушек у себя. «Тогда родители этих девушек пустили в ход кинжалы, - писала газета, - кое-кого ранили, и таким способом забрали своих дочерей»266. В 1892 г. та же широко читаемая в то время газета опубликовала фельетон, где, в частности, критиковалось творчество популярного грузинского поэта Александра Казбеги: «Большим недостатком является то, что плохое впечатление производит на читателя следующее: где бы автор ни говорил об осетинах, везде он выводит их коварными, изменниками, трусами. У нас болит сердце, когда вспоминаем об этом недостатке произведений А. Казбеги. (…) Такое чувство никому не простительно, а тем более такому замечательному писателю, как Казбеги»267.

В 1899 г. Н. Жордания писал в «Квали» («След») о большой будущности осетинского народа, и «поэтому сближение грузинских крестьян с осетинскими будет очень выгодно для грузин, на которых осетины имеют весьма благотворное влияние»268. При этом автор статьи подчёркивал, что «осетины деловиты, подвижны, напористы (…) они, осетины, не склоняют своей головы перед помещиками, как другие народности»269. О большой трудоспособности и активной деятельности осетинского крестьянина по сравнению с грузинским пишет и «Сахалхо газети»270 («Народная газета»). О том, что карталинское, т. е. грузинское крестьянство не заинтересовано в обучении своих детей, пишет в 1898 г. «Иверия», приводя в пример школу грузинского селения Тирдзниси (Горийский уезд), где из 60 детей большинство составляют дети осетинских родителей, приходящие в школу из далёких осетинских горных селений271. Основная часть осетин всегда стремилась к учёбе, показывая образцы усердия, таланта и целенаправленности. О большом стремлении осетинского населения Лехурского ущелья к образованию писала «Квали» в 1900 г.272 В 1895 г. газета «Иверия» берёт под защиту осетин, напрасно обвиняемых в поджогах сена и урожая зерновых у князей-помещиков в Картли, и солидаризуется по этому вопросу с газетой «Кавказ», отводящей обвинения от осетин и высказывающей мнение о том, что «есть полное основание думать, что эти поджоги являются результатом личной мести князей-помещиков друг к другу»273. В 1901 г. в «Могзаури» («Странник», «Путешественник») была опубликована поэма на историческую тему «Фарнаоз», где автор справедливо писал о дружественных отношениях между осетинами и грузинами и общих выступлениях против врагов274. Как о возмутительном случае пишет «Иверия» в 1902 г. о кровавой расправе грузинского князя Амилахвари со своими осетинскими крестьянами – жителями села Заххори при взимании с них податей. Один из крестьян – Гарсия Кодалашвили (Кодалаев) был тяжело ранен, вследствие чего потерял зрение275.

В публикациях отрывков из грузинских летописей неоднократно встречаются упоминания об осетинах – как, например, о том, что грузинский царь Фарсман в знак благодарности Богу построил в селе Гер (Джер) церковь в VI в. и поселил возле неё осетин276. А грузинский историк М. Джанашвили в своих публикациях краткой летописи Грузии указывает на осетинское происхождение Арагвских и Ксанских эриставов (правителей) от братьев Дударовых, сумевших примирить враждовавших между собой жителей ущелий277. Газета «Иверия», её авторский коллектив и редколлегия ещё не успели заболеть осетинофобией, когда она в 1885 г. писала об осетинском происхождении азнауров Еларашвили: в 1719 г. они были известны как сыновья Елкана, и были признаны грузинскими дворянами, «оформленными в трактате Грузии с Россией в XVIII столетии»278.

Весьма показательна и публикация в газете «Шрома» («Труд») о первой осетинской газете «Ирон газет» («Осетинская газета»), заканчивающаяся словами: «Желаем нашему соседу (осетинам. – Авт.), вновь поднимающемуся собрату, успеха»279. Такой же благожелательный отзыв дан в другой грузинской газете «Исари» («Стрела») на начало выхода другой осетинской газеты «Ног цард» («Новая жизнь»)280. А корреспондент газеты «Григали» («Ураган») приводит заявление группы осетин, выражавших уверенность в том, что тёмным элементам не удастся создать вражду между грузинами и осетинами. Этого им не удастся, уверяли осетины, так как между грузинами и осетинами очень развиты дружественные отношения281.

В 1914 г. газета «Сахалхо пурцели» («Народный листок») в числе раненых, состоящих на учёте в Комитете помощи раненым солдатам-грузинам, называет и осетин282. А другая газета «Танамедрови азри» («Современная мысль») в начале 1917 г. обращала внимание своих читателей на бедственное положение населения села Кешельт (Горийский уезд) Джавского ущелья, где проживали осетины и откуда «на войну забрали половину мужчин, а женщины, старики и дети голодают, но помощи им нет ниоткуда»283. Интересные материалы об осетинах публиковал и «Тифлисский листок». Так, например, он публиковал материалы о видном российском учёном Всеволоде Миллере, в том числе его высказывания об осетинах: «Из личных сношений с осетинами во время моих поездок по Осетии я вынес самые отрадные впечатления. Я увидел перед собой народ живой, способный, интеллигентный, бодрый, несмотря на часто тяжёлые условия существования, стремящийся к просвещению»284. В 1914 г. та же газета с одобрением писала об открытии в Тифлисе Осетинского начального училища и о решениях по этому поводу городской думы, которая пошла навстречу просьбе тбилисских осетин (около 10 000 человек)285.

Такие публикации в определённой степени сближали грузин и осетин и в целом служили интересам всей Грузии, где вместе с грузинами веками проживали армяне, осетины, абхазы и представители многих других народов. Анализ этих публикаций позволяет с уверенностью утверждать, что их авторы, оставаясь, конечно же, грузинами и патриотами Грузии, не искали её врагов ни в Южной Осетии, ни в Абхазии, ни в Аджарии. Обращаем особое внимание и на то, что эти авторы не позволяли себе необоснованных выпадов и против всей России, всего русского народа, не называли её «поработительницей свободолюбивой Грузии», «душительницей грузинского народа», «огромным и злым северным соседом», против которого должны объединить свои силы «все демократические народы» и т. д. В этой части газетных и журнальных публикаций отсутствует великодержавный грузинский шовинизм, попытки преднамеренной фальсификации грузино-осетинских и грузино-российских взаимоотношений. Освещая общественно-политические проблемы, авторы, как правило, обходили антитезу «мы» (грузины) и «они» (осетины, русские, абхазы, армяне и другие народы). По крайней мере, не было того жёсткого, местами переходящего в агрессивно-воинствующее противостояние «мы» и «они». В этом, на наш взгляд, несомненная заслуга и самих авторов, а в целом редакций периодических изданий. В отличие от многих других периодических изданий Грузии, о которых речь пойдёт ниже, авторы и редколлегии здесь всё негативное не приписывали «им», т. е. осетинам, абхазам или русским. Авторы этих публикаций, как правило, не опускались до фанаберии грузинских шовинистов и не писали, что осетины прирождённые воры, разбойники, тунеядцы, враги грузинского народа и т. д. Да и себе, т. е. грузинам, не приписывали все без исключения благородные качества, известные человечеству, начиная от природного интеллекта и кончая обыкновенным гостеприимством, в чём грузины ничем не выделяются из других народов Кавказа.

Выше мы условно разделили публикации в грузинской печати второй половины XIX – начала XX вв. на две части. Авторов статей второй части объединяет гипертрофированная любовь к Грузии и грузинам и откровенное неуважение, переходящее в презрение и ненависть к осетинам и Осетии. Их объединяет весьма поверхностное знание истории и культуры осетинского народа, грузинская шовинистическая фанаберия и постоянные попытки укоренения в психологии читателей жёсткой антитезы «мы» (грузины) и «они» (осетины), т. е. осознание грузин как высшей расы, избранной нации, соответственно цивилизованной, с древнейшей культурой и наилучшими традициями, у которых все остальные народы, независимо от их воли и желания, должны только учиться, учиться и ещё раз учиться. По логике этих авторов, «они», т. е. осетины – народ низшей расы, без истории, без культуры, без исконной территории проживания, проще говоря, «гости на гостеприимной земле Грузии», с которыми «хозяева» могут поступать на своё усмотрение. Авторы статей, даже незнакомые друг с другом, как будто сговорившись, пишут о «них», т. е. об осетинах, как о «варварах», «неверных», «неблагодарных», «диких» и т. д. Другими словами, «они» (осетины) враги «цивилизованных грузин» и поэтому их нужно всячески опасаться, многие беды Грузии от них. Такая газетно-журнальная пропаганда объективно способствовала созданию образа врага из осетин в Грузии. Разумеется, такой образ во многом иллюзорен, однако в сознании определённой части грузин, особенно в сознании интеллектуалов, породивших его, он создаёт ощущение огромной национальной угрозы. Такая псевдоугроза с годами становится своеобразным пугалом, и в зависимости от политической конъюнктуры начинает действовать как реальная угроза. В том, что бывшая Грузинская ССР фактически давно распалась и на её территории реально функционируют три независимых национально-государственных образования (Грузия, Республика Абхазия и Республика Южная Осетия) причин было много. Одну из основных, по нашему убеждению, создали сами грузинские интеллектуалы, которые на протяжении долгого времени с маниакальной настойчивостью и особой грузинской шовинистической фанаберией создавали образ врага из осетин и абхазов. В подтверждение сказанного приведём конкретные примеры.

В 1881 г. газета «Дроэба» писала, что в Картли очень участились случаи воровства, нет такой ночи, чтобы осетин не украл у кого-нибудь скотину286. Через три года сообщение о южных осетинах – ворах повторяется, хотя указывается, что к воровству они вынуждены прибегать из-за разорения вследствие применённых к ним правительственных экзекуционных мероприятий287 (речь идёт о введённой в то время широкой практике карательных мер против южных осетин, боровшихся за свою свободу. Профессор М. М. Блиев по этому поводу пишет о 19 осетинских обществах, где грузинские феодалы при поддержке русской администрации произвели 128 экзекуций, «в которых вполне системно выражался сложившийся в Южной Осетии институт грузинского ига»288.

В 1884 г. та же «Дроэба» вещала, что «у Осетии, вместе с ее народом, как у нации, нет долговечности (…). Этот народ, как нация, дальше 19 столетия не продержится (…). Такова судьба, конечно, всех тех народов, которые не имеют своего прошлого, не имеют своих традиций, литературы (…). Мы думаем, что так как нет никакой возможности спасти осетин от ассимиляции (…), то считаем, было бы целесообразно в Осетии богослужение и другие религиозные обряды проводить на грузинском языке»289. «Пророчество» грузинской газеты относительно будущего Осетии является типичным примером грузинского национал-экстремизма, от которого грузинское общество так и не вылечилось до сих пор. Ведь те интеллектуалы, которые проявляли в Грузии «братскую заботу» об осетинах, вставших на путь ассимиляции, по меньшей мере лукавили, не называя первопричину этого негативного явления. Интеллектуалам Грузии, как во второй половине XIX в., так и сейчас, хорошо знакома первопричина ассимиляции не только осетин, но и абхазов, азербайджанцев, армян и многих других негрузинских народов, оказавшихся волею судьбы, а точнее говоря, по волюнтаристским решениям политиков в составе «неделимой, территориально целостной» Грузии. Именно грузинская шовинистическая политика активно способствует, как и раньше, переходу многих осетин, абхазов, армян и других «в грузины». Именно поэтому они свои фамилии записывали и записывают на грузинский лад, добавляя к ним «-швили», «-дзе» и т. д. (например, Гаглоевы стали Гаглошвили, Алборовы – Алборишвили, Базаевы – Базадзе, Тедеевы – Тедешвили или Тедиашвили, армяне Степаняны стали в Грузии Степания, кабардинцы Апшевы – Апшелава и т. д.). Таким образом, грузинская газета «Дроеба» в 1884 г. не была ни столь заботлива об Осетии, ни столь оригинальна относительно «необходимости» проведения богослужения среди осетин «на грузинском языке». Нужно знать историю грузинской элиты, менталитет и психологию значительной её части, чтобы понимать специфику национального самосознания этого народа, стремление «мирно» или силой оружия поглотить Южную Осетию, Абхазию и другие негрузинские территории.

В 1898 г. некто Novus на страницах «Тифлисского листка» с иронией писал об осетинах, что «происхождение их покрыто мраком неизвестности. Сами они о своём происхождении достоверно ничего не знают»290. Автор, как видим, желаемое выдавал за историческую истину, и, более того, издевательски отзывается об учёных, исследующих осетинскую историю и этнографию, в том числе о выдающемся русском учёном М. М. Ковалевском. Он, в частности, писал: «Подоспел и г. Максим Ковалевский, который при отсутствии иероглифов и всяких клинообразных надписей стал читать историю Осетии на скалах Кавказа. Читал на них он, конечно, продукты собственной богатой фантазии, но результат вышел плохой: скромные и ни о чём не мечтавшие осетины возмечтали и много о себе возомнили. Сочинения г. Ковалевского для осетина то же самое, что талмуд для еврея»291. Как видим, грузинский автор совершал кавалерийские наскоки не только на историю осетин и Осетии, но и на выдающегося русского учёного - историка, общественного и государственного строя, этнографа и социолога-позитивиста Максима Максимовича Ковалевского, труды которого, в том числе и по истории осетинского народа, стали достоянием мировой науки. Уместно напомнить, что к основным трудам профессора М. М. Ковалевского, получившим высокую оценку авторитетных и признанных учёных второй половины XIX в., примыкали его исследования и по истории осетинского и других народов Кавказа292. Его труды основывались прежде всего на собранном самим М. М. Ковалевском историко-этнографическом материале осетин и других кавказских народов. Многие концептуальные положения и выводы научных трудов профессора М. М. Ковалевского к концу XIX в. по праву считались в научном обществе вершиной историко-этнографических исследований. Основные положения и выводы выдающегося учёного, сделанные им при изучении истории осетинского народа, до сих пор не теряют своей актуальности. Зато автор газетной статьи, страдавший фанаберией грузинского шовинизма, фактически оскорбляя крупнейшего учёного своего времени, приписал ему мифические грехи, будто он читал не историю Осетии, а занимался «богатой фантазией». Фактически же получилось наоборот – автор газетной статьи занимался грубой фальсификацией истории осетинского народа и Осетии, оскорбительно отзывался о деятельности выдающегося русского учёного, внёсшего весомый вклад в научное изучение истории Осетии. Заметим, что М. М. Ковалевский уже при жизни получил научное признание, с его компетентным мнением считались выдающиеся учёные России В. О. Ключевский, Н. И. Стороженко, В. Ф. Миллер, А. Г. Столетов и многие другие. Основные труды М. М. Ковалевского, в том числе посвящённые истории и традиционной культуре осетин, обнаружили большой талант учёного-историка, широту и разносторонность его научных интересов. Таким образом, «сочинения М. М. Ковалевского» историческая наука признавала и продолжает признавать большим вкладом в научное изучение истории и этнографии осетин и некоторых других народов Кавказа. И лишь жульничающий автор Novus, страдающий патологической ненавистью к осетинам, писал пренебрежительно о сочинениях М. М. Ковалевского, сравнивая их с «талмудом для еврея».

В 1899 г. некий Марталадзе в газете «Цнобис пурцели» («Листок знания») писал об осетинах: «Будет уже недели две, как ничего не слышал об осетинских ворах, о них и в газетах не читал и что-то впал в подозрение. (…) Да будет проклята фантазия человека. Как можно было допустить в своих мыслях, что осетины бросили воровство? (…) Дай бог им здоровья, хоть этот хороший обычай остался у них: брат брата может за 20 копеек продать. Не будь этого, чтоб было бы с грузинами»293. Здесь у автора статьи, страдавшего, судя по всему, осетинофобией, потуги на остроумие сменились претенциозными характеристиками осетин. Он далее писал: «Я в своих статьях вовсе не касаюсь честных и трудолюбивых осетин; но в ущелье Малой Лиахвы нет такого осетинского семейства, среди которого не было бы вора. Такое семейство нужно днём с огнём искать. Синонимом слова «осетин» есть слово «вор»»294. Далее Марталадзе, продолжая
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

Падобныя:

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига рассчитана на политиков, экологов профессионалов, экологнстов, менеджеров, пре подавителей, аспирантов и студентов, а также на широкий круг читателей
Ахатов А. Г. Экология. Энциклопедический словарь/ ред. М. М. Гимидеева,1995. 291с

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconЖизнь как ценность
Ветхом Завете. Особое внимание уделяется исследованию ценности жизни в социокультурном аспекте. Книга вводит в атмосферу споров вокруг...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconВронский Сергей Астрология в выборе профессий
Первые две "Астрология: суеверие или наука?" и "Астрология о браке и совместимости" уже стали библиографической редкостью и вошли...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconМайер Вячеслав Андреевич (Некрас Рыжий). Чешежопица
Ссср, не понаслышке знает уголовный мир Сибири. Его очерки о занятных и поучительных криминальных историях и судьбах, лагерном быте,...

Книга рассчитана на широкий круг читателей icon© Редакционная подготовка
В книге рассказывается о системе взаимодействия звезд, камней и человека. Основываясь на древних знаниях, автор помогает войти читателю...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига рассчитана на широкий круг читателей
Пасхи, как утверждают предания, частью «Большой земли»? Существовала ли Атлантида, о которой человечеству поведал Платон? Об этих...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига рассчитана на широкий круг читателей, в первую очередь на старшеклассников и студентов
Популярное справочное издание содержит наиболее важную информацию обо всех странах мира. В компактной форме приведены краткие сведения...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига рассчитана на широкий круг читателей
Дальнего Востока: «По Уссурийскому краю» и«Дерсу Узала». В них рассказывается об экспедициях 1902-1906 гг и 1907 г. В первом произведении...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига рассчитана на широкий круг читателей
Дальнего Востока: «По Уссурийскому краю» и«Дерсу Узала». В них рассказывается об экспедициях 1902-1906 гг и 1907 г. В первом произведении...

Книга рассчитана на широкий круг читателей icon«И сердце переполнено до края» (Памяти Расула Гамзатова) По страницам библиогида
Целью данной выставки является расширение кругозора читателя, пробуждение интереса к поэзии Р. Гамзатова. Книжная выставка рассчитана...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка