Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб




НазваКузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб
старонка1/3
Дата канвертавання18.01.2013
Памер427.95 Kb.
ТыпДокументы
  1   2   3

Дальневосточная электронная библиотека. Клуб Дальневосточников http://www.clubdv.ru/lib

Выходные сведения: Кузнецова Т.В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб. науч. тр. молодых ученых / ГПНТБ СО РАН – Новосибирск: ГПНТБ СО РАН, 1996. – С. 31-58. ISBN 5-7623-1199-6


Т.В.Кузнецова -

заместитель директора

Дальневосточной

Государственной

научной библиотеки

г.Хабаровск, Россия.


Русская издательская практика в Маньчжурии

Северо-Восточный Китай, на протяжении столетий бывший одной из наиболее глухих окраин Цинской империи, заповедной зоной, связанной с династическими интересами маньчжуров, в первые десятилетия ХХ века начал превращаться в экономически развитый район, по темпам формирования современной промышленности и торгово-предпринимательской деятельности обгонявшей другие районы страны. Главными движущими силами этого процесса были интенсивная китайская колонизация Маньчжурии и приток сюда иностранных капиталов.1

Возникновение русской книжной культуры и печати в Маньчжурии неразрывно связано со строительством Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) и с создание базы русского Тихоокеанского флота в Порт-Артуре.2

КВЖД не только улучшила пути сообщения, развила сельское хозяйство и торговлю, но и осуществила культурное сближение Китая с внешним миром3, превратила Харбин в центр русского торгового и экономического влияния в Северной Маньчжурии и соседних китайских провинциях. Это повлекло развитие книгоиздания, книжной торговли и возникновение библиотек в Северной Маньчжурии .4

Актуальность изучения культуры российской эмиграции на Дальнем Востоке, ее важной международной роли, того серьезного влияния, которое она оказала на культуру Китая, Японии, Кореи и других стран подчеркивали известные исследователи Ковалевский П.Е., Мелихов Г.В., Мясников В.С., Пайчадзе С.А., Раев М. Однако, существует провал в исследованиях (это отмечает, в частности, Мелихов В.В.), который обусловлен сохраняющейся неизученностью всех деятелей политической истории эмигрантов - недостающего звена в русской культуре, и в частности книжной, которое совершенно необходимо для воссоздания в будущем ее полной картины.5

Русская эмиграция в Китае, город Харбин, их история и культура представляют собой уникальное явление мировой истории и культуры. Изучение их представляет значительный интерес. В связи с вышеизложенным, следует также поставить вопрос об их периодизации. По мнению Г.В.Мелихова, это пять крупных периодов, охарактеризованных конкретными историческими и культурными вехами в жизни русской эмигрантской колонии в этой части света:

1898-1917 гг. - период русской культурной и деловой активности в Маньчжурии;

1917 - 1924 гг. - рассвет собственно эмигрантской культуры и просвещения;

1925 - 1931 гг. - период сильного советского влияния в Маньчжурии и в Китае, оказавшего значительное воздействие на развитие национальной русской культуры;

1932 - 1945 гг. - время оккупации Маньчжурии империалистической Японией и японского влияния на различные стороны жизни эмиграции;

1945 - 1965 гг. - русская культура в Китае вновь под сильнейшим влиянием СССР и внутренних событий, происходивших в этой стране. 6

Русское печатное слово прежде всего способствовала сохранению национальных корней соотечественников, поддерживая у них чувство национального достоинства и причастности к великой русской культуре.7

В данной статье автор делает попытку обзорно осветить русскую издательскую практику первых трех периодов, давая возможность читателям войти в курс зарождения и развития ее в Маньчжурии, а так же на основе малоизвестных источников остановиться на четвертом периоде оккупации Маньчжурии Японией или, иными словами, на периоде Маньчжоу-Го, который до сих пор недостаточно изучен. Важность четвертого периода обусловлена тем, что несмотря на политические и экономические катаклизмы русская издательская практика далеко от России оставила свой след, став составной частью нашей культуры.

Нельзя не отметить чрезвычайные трудности сбора библиографических сведений. Долгое время в Маньчжурии не существовало объединенного книгохранилища. Пробел этот был отчасти восполнен в 1924 году, когда при музее Общества Изучения Маньчжурского края (ОИМК) был открыт Отдел местной печати, положивший начало систематическому сбору всех печатных произведений, выпущенных когда либо в Харбине. Позже в “Трудах ОИМК” вышел первый выпуск “Библиография Маньчжурии”, составленный известным библиографом М.С.Тюниным и содержащий указатель периодических и повременных изданий, выходивших в Харбине на русском и др. европейских языках по 1 января 1927 года.8 Продолжение этого труда М.С.Тюнина вышло в издании Экономического Бюро Харбинского управления Государственных железных дорог и содержало Указатель периодической печати г.Харбина на русском и др. европейских языках с 1927 по 1937 год.1 Ценным библиографическим источником является известный труд П.Е.Скачкова “Библиография Китая”.9 Анализ русской издательской практики во время Маньчжурской империи стал возможен благодаря харбинскому книжному изданию 1942 года “Великая Маньчжурская Империя. Российская эмиграция”. В этой работе краткий журнальный обзор эмигрантской печати сделан во время Маньчжурской империи современником тех событий, русским эмигрантом, журналистом Д.Г. Сатовским-Ржевским – впоследствии защитником порядков Маньчжоу-Го.

Автор вводит в оборот сведения, ставшие доступными благодаря сотрудничеству Хабаровской краевой универсальной научной библиотеки и Хейлунцзянской провинциальной библиотеки из г.Харбина, которое началось в 1991 г. Оно позволило хабаровскому библиографу Г.Ф.Малиновцевой описать коллекцию русских изданий, хранящихся в этой библиотеке.

Анализируя данный материал и другие источники, автор статьи попытался восстановить картину книгоиздания и книгораспространения и Северо-Восточном Китае в рассматриваемый период.

Основными читателями русских изданий в эти годы были представители торгово-промышленных кругов, сотрудники КВЖД, переселенцы в Маньчжурию, связанные с дореволюционной волной эмиграции из России в различные страны земного шара, в том числе и в Китай. Резкий рост численности всех групп русскоязычного населения произошел после Октябрьской революции. Со второй волной эмиграции хлынули в Маньчжурию, Пекин, Шанхай не только лица, связанные с торгово-промышленной деятельностью, но и немало представителей российской интеллигенции. Высшая школа в Харбине, различные общественные организации, кружки и иные коллективы стали объединять тех, кто владел пером и стимулировать их творчество. 10

До второй мировой войны русская книга в зарубежье фактически не имела границ, и на книжный рынок Харбина, как естественно и на его библиотечные полки, регулярно попадала печатная продукция Запада. В городе были и свои издательства.11 Русская книгоиздательская деятельность в Маньчжурии принадлежала русским эмигрантам.

Распространению русского печатного слова среди жителей города способствовала сеть общественных и частных (коммерческих) библиотек, практиковавших и такую форму деятельности, как доставка книг жителям на дом. К 1927 году, например, по данным газеты “Новости жизни” в Харбине было около 25 библиотек. По направленности их можно классифицировать следующим образом: 1. общественные (публичные), 2. специальные- научные (учебных заведений и обществ), профсоюзных объединений, клубов и национальных колоний (например еврейской, грузинской и др.) Некоторые библиотеки, по-видимому, можно охарактеризовать как смешанные (библиотеки КВЖД, Христианского союза молодых людей и др.) Ряд библиотек обладал значительными фондами научной и художественной литературы. 12

Основными видами местных книжных изданий были:

  1. учебники и учебные пособия, словари;

  2. произведения русских классиков;

  3. беллетристика (произведения русских авторов и переводы с иностранных языков) ;

  4. научные труды (главным образом по востоковедению, экономике и праву);

  5. религиозно-нравственная литература;

  6. сборники стихов и рассказов местных авторов;

  7. альманахи, настольные календари, юбилейные сборники и т.д.13

Начало книгопечатания в Харбине относится к концу XIX в. В 1899 г. четыре новые типографские машины были размещены в одном из только что построенных домов будущего города. Первой отпечатанной в Харбине книгой стал, очевидно, букварь, который составил учитель И.С. Степанов и бесплатно отпечатала типография дороги. Позднее - в начале века - учебники для начальных и неполных средних, высше-начальных учебных заведений выпускал здесь Союз учителей, а местный коммерсант Аккерштейн издавал книги для детей младшего и среднего возраста. В качестве издающих организаций выступали русские казенные учреждения, что , естественно, сказывалось на характере литературы. В числе издателей можно назвать также Биржевой комитет, Общество взаимного кредита, городское управление Харбине и др.14

В маньчжурских изданиях отражалась общественная жизнь эпохи - будь то проблемы обучения, финансового положения населения, медицины, торговли, политики, военного дела. Об этом свидетельствует издания из фондов Хейлунцзянской провинциальной библиотеки, выпущенные типографией газеты “Новый край” (Буксгевден А. Русский Китай. Очерки дипломатических отношений России с Китаем. Пекинский договор 1860 год. Порт-Артур, 1902.), издательством “Русская Жизнь” (Устрялов Н. Под знаменем революции. Харбин, 1925.), Товариществом Русско-Маньчжурская книготорговля (Северянин И. Падучая стремнина. Харбин, 1922.), издательством “Книжное дело” (Погребецкий А.И. Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914-1924.) Харбин, 1924.), издательством Зайцева (Даниленко Ф.Ф. Приамурский край. Харбин, 1935.).

Известная полиграфическая фирма Бергут, основанная в 1883 году, превращается в компанию “Бергут и сын”, а затем в товарищество “Бергут и Ко.”. В харбинской типографии этой компании выпущено большое количество популярной литературы (Фарафонтов А.П. Три рассказа из жизни животных. Харбин, 1915.).

Среди харбинских книгоиздательств, по масштабу работы, прежде всего необходимо отметить книгоиздательство М.В. Зайцева, возникшее еще в 1923 году и выпустившее за последние 10 лет около 150 книг самого разнообразного содержания, преимущественно беллетристики. Это было самое крупное из местных эмигрантских книгоиздательств, имевшее до войны хорошо налаженную связь со всеми книжными центрами Русского Зарубежья. В частности, в издании М.В. Зайцева увидели свет не только произведения почти всех местных авторов, както: Н.А. Байкова, Ф.Ф. Даниленко, Н. Резниковой и др., но и довольно много книг русских эмигрантов из Парижа писателей - Тутковского, Наваль и др. Среди изданных Зайцевым книг преобладает, как мы уже упомянули, беллетристика, 60 % из которой составляют романы, 25 % - повести и рассказы и 15 % - мемуарная литература. Кроме того, М.В. Зайцев издал не мало детских книг. Средний тираж беллетристических произведений составлял 500 экземпляров, детских - 1000 экземпляров.15

Говоря о работе русских, или точнее, эмигрантских книгоиздательств в Харбине, нельзя обойти молчанием полезную издательскую деятельность Братства св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, Казанско-Богородицкого Монастыря.

Среди духовных книг, выпущенных в Харбине, особенно заслуживает внимание грандиозный труд по переизданию жития святых “Четьи Минеи”.

Кроме того, в Харбине с 1932 по 1942 гг. функционировало более десятка других книгоиздательств, как то “Нация”, Монархического объединения, “Наука”, “Русско-Маньчжурская книготорговля”, “Заря”, “Харбин”, “Акционерное общество Чурин и Ко”, Беляева (детские книги), “Зигзаги и т.д. Выпускались календари издательством Фоменко в течении 20-ти лет - отрывной, издательством А.Ф. Любавина в течении тринадцати лет - отрывной и настольный под названием “Три богатыря”; издательской частью БРЭМа - настольный календарь “Петр Великий”, в короткое время завоевавший прочную симпатию эмигрантской публики.

Говоря о Харбинских книгоиздательствах, необходимо указать, что в Харбине многие из местных авторов, особенно поэты выпускали свои книги самостоятельно.16 Литературно-художественный мир Харбина представлен весьма богато и разнообразно. Численно особенно велика поэтическая секция. Еще в дореволюционной России начали писать и печататься: писатель Н.А. Байков, поэт и драматург Я.И. Аракин, поэт А.И.Несмелов, поэт и драматург С.А. Недолин. В Харбине отшлифовали свои дарования и приняли участие в студийной работе А. Ачаир и В. Логинов; межу ними и средним поколением стоят В. Обухов, Е. Рачинская и далее идут Л. Андерсен, В.Перелешин, Г.Сатовский (младший), М. Шмейссер, Н. Резникова и др.

Прозаический сектор литературы в численном отношении значительно меньше, в особенности, если принять во внимание, что многие поэты сочетали в себе беллетристические дарования. Среди прозаиков особое место занимает Н.А. Байков, начавший свой писательский путь еще сорок лет назад в русских дореволюционных изданиях. Произведения Н.А. Байкова носят число местный колорит. Находясь в Харбине, Н.А. Байков издал несколько томов своих сочинений, посвященных маньчжурской природе. К писателям старшего поколения относится К. Сабуров, Ф.Ф. Даниленко, Р.Домбровская, из молодежи выделяются Б.Юльский, И. Волков, Г. Морозова, Н. Петлин. В Харбине работал ряд литературно-художественных кружков: им. Н.А. Байкова, им. Н.С. Гумилева, им. Августейшего поэта К.Р. и им.П.Н. Краснова, Литературная студия при Объединении молодёжи.17

Кроме издательств как таковых, большая роль в издании научных трудов принадлежала управлению и отделам дороги, а также многочисленным научным обществам и объединениям.

Громадный вклад в дело изданий экономических исследований Северной Маньчжурии, особенно районов тяготевших к КВЖД, был сделан Управлением вышеупомянутой дороги.

С 1903 по 1907 год Управлением КВЖД при посредстве его коммерческих агентов, был собран и опубликован громадный материал статистического и экономического характера, касающийся производительных сил Северной части Маньчжурии. Среди коммерческих агентов КВЖД особенно заслуживает упоминание своими экономическими исследованиями Северной Маньчжурии: А.П.Болобан, П.Н. Меньшиков, П.Н. Смольников, А.И. Чирков и др.

Первое экономическое обследование районов Северной Маньчжурии, тяготеющих к линии КВЖД, было произведено А.П. Болобаном в 1908 году. Результатом этого обследования был его отчет “Земледелие и хлебопромышленность Северной Маньчжурии”.

В 1911 году А.П.Болобан повторил свое обследование и результаты опубликовал в работе - “Отчет Коммерческого агента КВЖД А.П. Болобана по обследованию в 1911 году районов Хейлунцзянской, Гиринской и Мукденской провинций, тяготеющих к КВЖД в земледельческом и хлебопромышленном отношениях”.

В 1914 и 1915 годах было произведено новое экономическое обследование Северной Маньчжурии коммерческими агентами КВЖД П.Н. Меньшиковым, П.Н. Смольниковым, А.И. Чирковым. Результаты обследования были опубликовали в большом двухтомном труде -“Северная Маньчжурия”.

Касаясь деятельности коммерческой части Управления КВЖД, необходимо отметить, что много ценных данных по экономике края содержат в себе ежегодные отчеты о коммерческой деятельности дороги.

Земельным отделом Управления дороги опубликован ряд работ по изучению земельных богатств полосы отчуждения и его лесов. Заслуживает внимания изданное Земельным отделом работа В.А. Ивашкевича - “Маньчжурский лес”, а также отчеты сельскохозяйственной химической лаборатории.

Учебный отдел Дороги в своих ежегодных отчетах публиковал данные, которые могут быть использованы для характеристики культурной деятельности русского населения полосы отчуждения.

Метеорологические станции Дороги собирали данные по метеорологии Северной Маньчжурии, публикуя метеорологические отчеты о произведенных наблюдениях.

С учреждением при Управлении КВЖД Экономического бюро, вся исследовательская работа по изучению экономики Северной Маньчжурии концентрируется в нем. В 1922 году была опубликована большая работа “Северная Маньчжурия и Китайская Восточная Железная Дорога”.

С 1923 года Экономическое Бюро КВЖД приступило к выпуску “Статистического ежегодника”. Кроме того, нельзя также не отметить составленных и изданных Экономическим Бюро ряда карт Маньчжурии, Монголии и Китая. 18

До сих пор не утратили своей ценности для исследователей труды, выпущенные издательством Управления дороги: Исторический обзор КВЖД. 1896-1923. Харбин, 1923; Справочник по Маньчжурии и КВЖД. Харбин, 1927; Сурин В.И. Лесное дело в Маньчжурии. Харбин, 1930.

Харбин был одним из главных центров, издававших литературу по практическому востоковедению. Выпуск ценной литературы был организован Обществом русских ориенталистов в Харбине (ОРО). Члены ОРО значительное внимание уделяли выпуску и распространению книг, брошюр и отдельных оттисков работ. Издания, посвященные Китаю, составляли основу всей печатной продукции ОРО. 19

Активный выпуск литературы велся другим издающим учреждением - штабом Заамурского округа пограничной стражи, который занимал в Харбине третье место по выпуску книг и брошюр (вслед за ОРО и Управлением КВЖД). Помимо оригинальных изданий и переводов книг, уставов, наставлений и т.п. продукции о японской и китайской армиях штаб Заамурского округа пограничной стражи издавал работы гражданской тематики.20

В начале 1922 года, в период подготовки к выставке по случаю исполняющегося в 1923 году 25-летия существования КВЖД, было организовано Общество изучения Маньчжурского края, имеющее целью как попечение о музее и научной библиотеки при нем, так и для организации научно-исследовательской работы по изучению Северной Маньчжурии.

При библиотеке был открыт отдел местной печати, задачей которого было собирание образцов всех книг, газет и других печатных произведений, не исключая афиш и объявлений, какие только были изданы в Харбине. Нужно отметить , что отдел местной печати представляет собой очень ценный материал для истории культурного развития края.

Главную сторону работы Общества изучения Маньчжурского края составляла издательская деятельность, развивающаяся по мере развития научной работы. За все время существования Общества изучения Маньчжурского края с 1922 по 1928 год было напечатано 87 изданий, каждое в количестве от 500 до 1500 экземпляров, а всего до 70 тысяч книг, заключающих в себе 350 печатных листов с более, чем 1200 рисунками, картами и т.п. В эти издания вошло свыше двухсот работ членов Общества. Издания эти следующие: десять выпусков “Известия Общества изучения Маньчжурского края”, девять выпусков ”Трудов Общества изучения Маньчжурского края”, двенадцать выпусков по экономике, тридцать три научно-популярных работы, шестнадцать бюллетеней Общества изучения Маньчжурского края, семь изданий вне серий.

По мере развития научной и издательской деятельности постепенно развивались сношения с учеными учреждениями разных стран, высшими учебными заведениями, научными обществами, музеями и т.д. Сношения эти выражались в посещении музея представителями и членами других обществ, в участии членов Общества в научных конференциях и съездах, в особенности в обмене изданиями.

До февраля 1929 года музей состоял в ведении и управлении Общества изучения Маньчжурского края, и вся работа в нем, как и в Обществе, велась исключительно русскими силами. В феврале 1929 года Общество изучения Маньчжурского края было закрыто китайскими властями, а все его имущество, в том числе и музей, стало собственностью Департамента народного просвещения. Взамен Общества изучения Маньчжурского края было открыто Общество изучения культурного развития особого района Восточных провинций. Членами вновь учрежденного Общества могли быть только лица китайской национальности.

В 1931 году вместо номинально существовавшего Общества изучения культурного развития особого района Восточных провинций был организован Институт изучения культурного развития особого района Восточных провинций, подведомственный Департаменту народного просвещения. В разное время к работе вышеупомянутого института были привлечены русские научные силы, а именно: Э.Э. Анерт, Т.П. Гордеев, Г.Я. Маляревский, А.И. Александров, А.С. Лукашкин, В.В. Поносов, В.Н. Жернаков, Б.В. Тюшев, М.А. Фирсов, Б.П. Яковлев, И.В. Козлов, П.А. Павлов, которыми и велась вся научно-исследовательская работа.

Для изучения местной природы в 1924 году была учреждена Сунгарийская речная биологическая станция. Результатом работы станции явилось издание шести выпусков с 1925 по 1928 год ее трудов на русском, английском и немецком языках. 21

В 1928 году по инициативе лектора Института ориентальных и коммерческих наук - А.И. Галича был создан Кружок Востоковедения, объединивший профессоров факультета, студентов и окончивших институт. При кружке имелась библиотека. Кружок Востоковедения, пожалуй, являлся единственным местом, где молодые русские ориенталисты при помощи своих профессоров разрабатывали научные вопросы, связанные с Востоком, подготовляя себя к будущей научной работе.

Кружком выпущены два сборника “Дальний Восток”, посвященные вопросам востоковедения. В 1940 году, в связи с закрытием института, Кружок прекратил существование, передав свою библиотеку Объединению окончивших Институт ориентальных и коммерческих наук.

Среди русских научных организаций видное место занимает Клуб естествознания и географии Христианского Союза Молодых Людей(ХСМЛ), организованный группой русских исследователей, преимущественно бывших членов Общества Изучения Маньчжурского края, в апреле 1929 года, вскоре после закрытия Общества.

Роль Клуба естествознания и географии ХСМЛ не в исследованиях и не в кабинетной обработке материалов, так как для этого у организации нет средств, а в том, что на заседаниях этого научного общества русские исследователи Северной Маньчжурии обмениваются результатами своих работ, а также научными новостями как чисто местного, так и общего характера. Кроме того, Клубом организована научная библиотека, насчитывающая свыше 500 томов. Клубом выпущены в свет работы членов, выразившиеся в издании в 1934 году ежегодника, представляющего собой книгу в 268 страниц, богато иллюстрированную картами, диаграммами и рисунками, и в 1941 году - “Известий”, посвященных председателю Клуба , доктору естественных наук Э.Э. Анерту, одному из первых исследователей Северной Маньчжурии. Вышеупомянутые издания являются ценным вкладом, сделанным русскими исследователями, в дело изучения Северной Маньчжурии. 22

Развитие научных исследований невозможно без квалифицированной библиографической работы. Сознавая это, профессора Н.Н.Трифонов, Н.В.Устрялов и Е.М.Чепурковский организовали на базе Центральной библиотеки КВЖД выпуск “Библиографического бюллетеня”, который издавался с 1927 по 1930 гг. 23

В “Бюллетене” можно было прочитать развернутые обзоры новых книг, литературы по определенным темам, в т.3(вып.1) содержалась подробная информация о Центральной библиотеке КВЖД.24

Солидным научным органом являлись “Известия юридического факультета”. С 1925 по 1929 гг. вышло семь томов этого издания25, в котором можно найти даже монографические исследования по актуальным проблемам современного мира.26

Говоря о книгоиздательском деле в Маньчжурии , имеем ввиду лишь эмигрантские издательства. Однако, в заключении нашего краткого очерка нельзя не упомянуть о широкой книгоиздательской деятельности Особого отдела Кио-ва-кай и Акционерного общества Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД), учреждений выпустивших множество книг на русском языке для эмигрантских читателей.

Японское вторжение в Северо-Восточный Китай в сентябре 1931 года прервало развитие Маньчжурии по тому пути, который мог превратить ее в подобие полуфантастического Острова Крым. В начале 1932 года падением Харбина был предопределен захват Маньчжурии Японией. Изменилось положение и в книгоиздательстве.

Японское правительство принимает радикальные меры для пресечения активности в стране и издает законы “О сохранении тайны государственной обороны”, “О сохранении тайны ресурсов государственной обороны”, “О сохранении порядка и мира в стране” 27

Кио-ва- кай, будучи идеологическим фундаментом Маньчжурии должен был заняться внедрением своих идей в толщу эмигрантских масс. Для практической работы в этом направлении в Кио-ва-кай при Биньцзянском штабе был сформирован в 1935 году Особый отдел, к работе в котором были привлечены русские сотрудники. Особый отдел Кио-ва-кай установил деловые связи с БРЭМ, как центральным органом, объединяющим российскую эмиграцию в Маньчжоу-Го. В целях усиления информационной агитационной работы Особый отдел Кио-ва-кай приступил к выпуску печатных изданий.28

Так издательским отделом Кио-ва-кай выпущено на русском языке около пятидесяти сборников, книг и брошюр по вопросам японского движения Кио-ва, насаждения молодежи японской милитаристической идеологии. 29

17 июля 1936 года вышел в свет первый сборник Кио-ва-кай на русском языке “Россия и Азия”

7 декабря 1936 года публикуется декларация Кио-ва-кай о борьбе с Коминтерном.

1936 год был годом привлечения российской эмиграции к работе Кио-ва-кай. По всей стране ежедневно устраивались открытые агитационные собрания, организованные Кио-ва-кай в контакте с БРЭМ и при деятельном участии издательства “Харбинское время”

7 Ноября 1937 года, в 20-летнюю годовщину власти большевиков, был выпущен журнал Кио-ва-кай “Все против Коминтерна”.

В целях изучения Японии, Кио-ва-кай организовало в 1937 году ряд экскурсий в Японию. 14 апреля вышла из печати брошюра “Маньчжоу-Го и Се-хэ-хой”. При активном участии Особого Отдела Кио-ва-кай была проведена “Неделя Коминтерна”. 23 ноября вышла из печати брошюра “В лагерях”. Каждый русский ученик, побывавший летом в лагерях, устроенных при содействии Кио-ва- кай, получил по экземпляру новой книги. Остальные книги разосланы по русским школам всего Маньчжоу-Го.

Устанавливается более тесный контакт с эмигрантской прессой с тем, чтобы при посредстве газет и журналов полнее и ярче освещать задачи российской эмиграции, идеологию и тактику Кио-ва-кай. 30

В соответствии с Портсмутским мирным договором, 18 июля 1906 г. Японии был передан южный отрезок КВЖД. С этого времени бывшая Южная линия КВЖД получила название Южно-Маньчжурская железная дорога . В руках КВЖД остался лишь участок от Харбина до Куаньчэнцзы (120 км.) К Японии отошла не только железнодорожная линия со всеми её сооружениями, но и вся арендованная Россией Квантунская область, г.Порт-Артур, г.Дальний. Для эксплуатации всего огромного, приобретенного в результате войны, хозяйства декретом японского императора было создано Акционерное общество ЮМЖД, которым был выпущенн целй ряд изданий на русском языке, в том числе “Библиотека туриста”, трехмесячный журнал “Восточное Обозрение” (типа бывших русских “толстых журналов”) .31

В самом Китае повысился интерес иностранных представителей к белой русской эмиграции. В Харбине в разгар японских военных действий в Маньчжурии, местный консульский корпус обсуждал положение русской эмиграции. В период интервенции японские власти присматривались к эмигрантским организациям, через которые они могли контролировать русское население Маньчжурии. В результате была создана в Харбине центральная для всей эмиграции В Манчьжоу-Го организация “Бюро по делам российских эмигрантов” (БРЭМ). При помощи этой организации японские власти установили контроль над всей русской эмиграцией в Маньчжурии. В нем было зарегистрировано свыше 44 тысяч эмигрантов. Вопросы службы, переезда с места на место, питания находились целиком в ведении БРЭМ и его руководители вправе были считать, что нет ни одного вопроса как в общественной так и в частной жизни эмигрантов, который бы не зависел от соответствующего органа БРЭМ.

При БРЭМе существовало Объединение русских журналистов, которое ставило своей задачей сплочение вокруг себя всех русских эмигрантов- журналистов для защиты их профессиональных, экономических и правовых интересов, и для повышения их квалификации. 32

БРЭМ владело предприятиями, имело отличную библиотеку, собственное издательство, еженедельную газету “Голос эмигрантов”, журнал “Луч Азии”33, газету “Боевой Друг”.

К числу культурно-просветительных органов БРЭМа нужно отнести библиотеку, одно из самых богатых русских книгохранилищ на всем Востоке Азии, насчитывающее до тридцати тысяч томов. Обилие книг и доступность их даже для самых необеспеченных слоев эмиграции привлекало в библиотеку огромное число абонентов. Библиотека имело отделение в Модягоу.

Остановимся на деятельности существовавшего при БРЭМе издательства и функционирующего при нем Юбилейного Пушкинского комитета, выпускавшего под редакцией профессора К.И. Зайцева ряд весьма ценных изданий, в том числе роскошный альбом ”Пушкин его время”, затем Юбилейный сборник избранных произведений поэта, а также два тома антологий исторических стихотворений. Непосредственно издательской частью БРЭМа за короткое время выпущены книги самого разного содержания, среди которых: капитальный труд генерала от кавалерии В.А. Кислицина “Пантеон воинской доблести и чести ”, “Социальная опасность” профессора Н.И.Никифорова, “Очерки белого движения” полковника В.А. Сергеева, “Православная церковь в СССР” архиепископа Нестора , “Пути экспансии Коминтерна”, “Коминтерн в России” К.В.Родзаевского, “Легендарный барон” Н.Н.Князева (копия этой книги есть в фонде Хабаровсккой краевой библиотеки). Кроме того, издательской частью БРЭМа выпущено немало книг юридического и справочного характер, как то “ Сборник законов и распоряжений Маньчжоу-Го (8 томов) г.Огуси, “Новое гражданское и торговое право Маньчжоу-Го профессора Гинса,”Законы о промысловом налоге”, “План г.Харбина с путеводителем”, “Сравнительная таблица мер и весов” инженера М.Л. Фоменко, “Русско-японский спутник” М. Мацубара, несколько чисто беллетристических произведений, а также “Русская история в поэзии” и , наконец, солидный исторический труд профессора К. Зайцева - “Киевская Русь”, альбом “Цари и Императоры Дома Романовых”, календари, множество портретов, карт, открыток и детская книга “Мирок”, вышедшая в количестве 8 тысяч экземпляров. Тираж книг, выпущенных БРЭМом, колеблется от 3 тысяч до 500 экземпляров.34

Изучение истории периодической печати в регионе- самостоятельная научная проблема.35 Однако, распространение книги и распространение периодических изданий - процессы не только параллельные, но тесно связанные между собой. Отсутствие информации об органах периодической печати может исказить общую картину издательского дела и распространения печатного слова на Дальнем Востоке. 36

Русская пресса в Маньчжурии возникала в условиях совершенно отличных от тех, которые существовали тогда в России и должна была обслуживать, главным образом, государственные и частные интересы и базироваться на определенном, весьма ограниченном контингенте читателей, преимущественно, из железнодорожниов и военных.

В этом отношении, весьма характерна первая более или менее солидная частная русская газета в Маньчжурии “Новый Край”, издаваемая в Порт-Артуре с 1899 года П.А.Артемьевым. Этой газете было суждено сыграть большую культурную роль в жизни края, так как она добросовестно пыталась откликаться на все общественные нужды и культурные начинания русского населения Маньчжурии. “Новый Край” выходил в Порт-Артуре в течение всей осады крепости до конца 1904 года и представляет собой драгоценный исторический материал и библиографическую редкость. В 1905 году “Новый край” был перенесен в Харбин, где просуществовал до 1912 года. С января 1910 года П.А.Артемьева сменил на посту редактора “Нового края” С.В.Полетика, затем газету редактировали Н.В.Апрелев и Н.М.Федоров.

“Новый Край” сыграл большую и почетную роль в истории русского печатного слова в Маньчжурии. В Порт-Артуре при этой газете под тем же названием функционировал первый русский книжный магазин и (одно время) библиотека.37 Серьезный анализ этого издания дает С.А.Пайчадзе в своей монографии “Книжное дело на Дальнем Востоке. Дооктябрьский период”.

Первая русская газета в Харбине - “Харбинский листок ежедневных телеграмм и объявлений”, начавший выходить с 1901 года. Его редактором-издателем был П.В.Ровенский, опытный сибирский журналист, сотрудник многих местных газет, бывший политический ссыльный. Издание имело малый формат и носило в основном справочно-информационный характер; тем не менее уже в 1903 году “листок” был по распоряжению из Петербурга закрыт; последний номер его вышел 1 июня 1903 г. В мае 1905 г. издание возобновилось под названием “Харбинский листок объявлений и телеграмм”. До манифеста 17 октября 1905 г. “листок” сохранял свой справочный характер, а после объявления “свобод” Ровенский попытался превратить его в политическую газету левого направления. Однако просуществовать в таком качестве “Листку” удалось недолго (до 29 ноября 1905 г.). За статью с комментариями по поводу манифеста 17 октября газета была закрыта, а редактор привлечен к суду.38

Знаменательной датой в истории русского печатного слова в Маньчжурии явилось 10 июля 1903 года. В этот день вышел в свет первый номер “Харбинского Вестника” издаваемой коммерческой частью КВЖД, под ред. К.П.Лазарева. Примечательно отметить, что данная газета издавалась только на русском языке. Главная цель газеты была направлена на развитие торговых отношений между Россией и Китаем.39 Программа газеты была изложена следующим образом: “Главнейшей целью предпринимаемого издания ставится: всестороннее изучение и освещение экономических интересов Дальнего Востока и правильное освещение отношений Китайской Восточной железной дороги к торгово-промышленным задачам пересекаемого ею края”. Ставилась также цель “путем печатного слова, гласным обменом мысли помочь общению и объединению всей массы служащих на нашей дороге, как здесь, в Харбине, так и на линии, - в целях совместной дружной культурной работы”.В первый период своего существования “Харбинский вестник” представлял собой суховатое по тону, строго официальное издание (главное место в нем занимали официальный и коммерческий отделы), помещавшее на своих страницах узаконения и официальные документы правительства и распоряжения администрации КВЖД, а также материалы, связанные с жизнью дороги. Однако, постепенно, увеличив свой формат и число полос, газета стала разнообразить тематику и уделять все большее внимание Харбину и событиям общественной жизни в Маньчжурии и в отчуждении КВЖД.

Газета возникла по инициативе коммерческой части дороги, которую в то время возглавлял Карл Петрович Лазарев, и являлась официозом КВЖД. Через несколько месяцев Лазарев передал редактирование известному сибирскому журналисту и литератору Г.В.Прейсману, утверждает в своей работе Г.В.Мелихов.40 Однако, в харбинском издании 1942 г. “Великая Маньчжурская Империя. Российская эмиграция.” значится, что “Харбинский Вестник” с момента его основания до 1906 г. редактировали: К.П.Лазарев, затем Н.В.Слюнин и М.Н.Артлебен. 12 июля 1906 года на пост редактора “Харбинского Вестника”, уже “ежедневной торгово-промышленной и общественной газеты, издаваемой с разрешения правления КВЖД и утверждения министерства финансов при управлении ж.д.”, как было сказано в объявлении, вступил П.С.Тишенко. В 1917 году П.С.Тишенко сменил на 4 месяца И.А.Доброловский, при котором газета с 1 января 1918 года была переименована в “Вестник Маньчжурии”, просуществовавшая под этим названием до 1920 года.

В “Вестнике” наибольший интерес представляли коммерческий и официальный отделы, политические и общественные темы разрабатывались в нем слабо и под определенным углом зрения , свойственным официальному изданию. Поэтому, паралельно этой официальной железнодорожной газете, в Харбине стали возникать и частные периодические издания, большинство из которых, однако, существовали недолго, за отсутствием необходимых средств. Русские газеты того времени носили в большей степени провинциальный характер.

Возникновение этих газет относится ко времени окончания постройки КВЖД. Разразившаяся вслед за тем русско-японская война и 1-я русская революция способствовали усилению общественного интереса к печатному слову, и особенно, к газете.41

По числу полиграфических предприятий к началу 1 мировой войны Харбин не уступал другим городам региона: Владивостоку, Хабаровску, Благовещенску. Здесь действовали русские типографии: КВЖД(крупнейшая среди прочих); Заамурского округа пограничной стражи;“Труд” В.А.Антуфьева; Бергута и Ко; китайская типография компании “Коммерческая пресса” и некоторые другие.42

С 1905 по 1914 год в Харбине возникало до 20 ежедневных газет, большинство которых выпустило всего по несколько номеров.

Штаб тыла Маньчжурской армии приступил к выпуску газеты “Военная жизнь”, просуществовавшая очень недолго. Наконец, в том же году под редакцией П.Ф.Вебера начала выходить газета “Харбин”, издаваемая до 1909 года и сменившая за это время нескольких редакторов, среди которых были: С.С.Соколов, С.В.Полетика и Н.Б.Апрелев - старые харбинские журналисты. 43

Особое место в периодических изданиях на русском языке занимали “Материалы по Маньчжурии, Монголии, Китаю и Японии”, которые в качестве не подлежащих разглашению выпускались Штабом Заамурского округа пограничной стражи. В 1907 - 1909 гг. вышло 33 выпуска “Материалов”. К военной периодике следует отнести “Труды Квантунского военно-медицинского общества”, находившегося в Порт-Артуре.44

В начале XX столетия обрела свой печатный орган и русская православная церковь в Китае. История его появления непосредственно связана с событиями русско-японской войны, когда Российская духовная миссия открыла при своем подворье в Харбине лазарет для больных и раненых русских воинов, там же основала “Братство православной церкви в Китае” и при нем - печатный орган “Известия Братства православной церкви в Китае”45, которые стали выходить с 25 марта 1904 гг. Выпуски 1,2,3-й были отпечатаны в Харбине в Первой частной типографии, все последующие - в Пекине, в типографии Успенского монастыря при Пекинской духовной миссии. С 1907 г. журнал стал называться “Китайский благовестник”.46

В 1905 году в Харбине возродился “Харбинский листок” П.В.Ровенского, который, закрыв его в том же году, попытался выпускать газету “Маньчжурия”, а в 1906 году газету “Молодая Россия”, просуществовавшую с февраля по апрель.47

С созданием ежедневной газеты на китайском языке в 1906 году газеты “Юань-Дун-Бао” (“Дальневосточная газета”) русское правительство получило возможность знакомить китайские официальные органы и общественное мнение с тенденцией русской политики и деятельности на Дальнем Востоке. Её тираж, первоначально составляющий 1000 экз., в отдельные периоды деятельности достигал 5000 экз.48

В 1907 году начинают выходить: “Мысль” Н.С.Арефьева и В.П.Булыгина, просуществовавшая всего 3 месяца, “Голос Маньчжурии” Б.А.Боровского и “Девятый вал” С.М.Клиорина, слившаяся в том же году с “Вестником Востока” Г.О.Левенциглера, причем редакторы этих газет совместно с С.Р.Чернявским начали выпускать “Новую Жизнь”, просуществовавшую в таком виде до 1914 года, когда газета была переименована в “Новости Жизни” и издание ее перешло к товариществу “Печать”. Ежедневная частная газета “Новости жизни”, явившаяся продолжением “Новой Жизни” В.М.Клиорина и редактируемая сначала им, а затем С.Р.Черняховским и выпускавшаяся до 1929 года.

Благодаря определенным мировоззрениям владельцев газета имела четкую политическую направленность. После Февральской революции окончательно переключилась на поддержку советской власти. Современники писали, что ““Новости Жизни” кончили свою жизнь в роли подголоска советских изданий.”49

В 1908 году возник и вскоре закрылся “Разсвет”(Рассвет) Н.С.Арефьева.

В 1909 году в Харбине не возникло ни одной новой газеты. Как видно, газетный ажиотаж проходил, наступало более спокойное время, а, главное, в городе уже существовало несколько больших или менее солидных газет, с которыми трудно было конкурировать новому изданию.

Из изданий журнального типа, возникших в этот период, необходимо отметить “Вестник Азии”, непериодический журнал Общества русских ориенталистов (ОРО), первый номер которого вышел в Харбине в июле 1909 года. Журнал этот, выгодно отличался среди местных изданий своей солидностью, просуществовал до 1927 года и многократно менял редакторов. Всего в Харбине вышло 42 выпуска “Вестника Азии”, объемом от 39 до 474 страниц текста. Издание это носило научный характер и ставило своей целью изучение Востока.50 На страницах этого журнала находили точное и злободневное отражение важнейшие события в общественной и политический жизни стран Дальнего Востока, попытки разрешения ряда важных теоретических проблем. Журнал регулярно помещал на своих страницах комментированную хронику событий в странах региона, давал чрезвычайно интересный (и сегодня) материал о различных общественных процессах в Китае, Японии и других странах Дальнего Востока, о проявлениях их национального духа, культуры, об их языках и истории. Высокий научный уровень освещения этих сложных вопросов был возможен благодаря объединению в рядах ОРО знатоков истории, экономики и культуры разных азиатских стран. Можно с полным основанием сказать, что в ОРО работала блестящая плеяда русских востоковедов: П.В.Шкуркин, Г.Г.Авенариус, А.М.Баранов, И.В.Баранов, А.П.Болобан, Е.В.Даниель, И.А. Доброловский, Н.Н.Мацокин, П.Н. Меньшиков, Г.И.Петелин, М.А.Полумордвинов, А.В.Спицин, А.П. Хионин, Н.П.Штейнфельд и др. Надо отметить, что ОРО стремилось создать свою библиотеку и довольно быстро преуспело в этом. Библиотека была собрана путем обмена с 26-ю различными научными обществами разных стран и с помощью пожертвований членов Общества и частных лиц.51

Этот период можно охарактеризовать как время рассвета в истории русского школьного образования в Маньчжурии. В Харбине открываются такие новые средние учебные заведения, которые с полным основанием можно назвать лучшими в городе, и которые играли в течение длительного времени наиболее важную и видную роль в деле школьного воспитания и образования. Кроме того , работа в области школьного образования по всей Маньчжурии приняла вполне планомерный характер, так как отныне сосредотачивалась в едином руководящем рабочем органе, которым стал, созданный в 1906 году учебный отдел КВЖД. Руководил им бессменно в течение двадцати лет выдающийся русский педагог и талантливый администратор Н.В.Борзов. Одной из важнейших инициатив Н.В.Борзова явилась организация в 1907-1925 г. ежегодных летних учительских съездов КВЖД и Уссурийской дороги. На одном из таких съездов в августе 1910 г. было создано Маньчжурское педагогическое общество (1910-1918), начавшее издавать ежемесячный педагогический журнал “Просветительное дело в Азиатской России” (1913-1918).Редактором его был М.В.Замятин; сменил его М.К. Костин. Журнал “Просветительное дело в Азиатской России” был первым русским журналом подобного направления по всей Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Он отводил немало места вопросам воспитания у народов Китая и Японии, способствуя лучшему пониманию русскими национальных особенностей соседних стран и утверждению отношений дружбы и сотрудничества между ними.52

Русская печать, связанная с торгово-промышленными кругами Северо-Восточного Китая, составляет весьма значительный по объему и разнообразный по содержанию газетно- журнальный массив.

Пронесшаяся по Южной Маньчжурии опустошительная война вызвала массовую миграцию китайского населения, ломку сложившихся хозяйственных связей между Севером и Югом. Неопределенность, долгое время сохранявшаяся по поводу предстоявшего политического урегулирования отношений с Японией и Китаем, привела в 1906-1907 гг. к застою и спаду в экономической жизни края. В этих условиях именно возобновление нормальной работы КВЖД- крупнейшего русского предприятия в крае (а к ней с 22 сентября 1906 года была присоединена и Уссурийская железная дорога) - явилось важным фактором возрождения экономической жизни Северной Маньчжурии

На помощь дороге пришли коммерческие круги Харбина. Во всех крупных русских торговых городах имелись биржевые комитеты, занимавшиеся вопросами местной торговли и промышленности. 20 июня 1906 года такой комитет создали и в Харбине. Харбинская биржа никогда не вела валютных операций. Но она объединила и организовала русских торговцев и промышленников в Маньчжурии . и помогала им бороться с серьезной конкуренцией со стороны американского и английского капитала.53

Интересным изданием того времени в Харбине был журнал “Железнодорожная жизнь на Дальний Восток Еженедельный внепартийный журнал”, первый номер которого появился 6 декабря 1908 гг. Со второго номера слово “внепартийный” с его подзаголовка было снято. Редактором-издателем стал Николай Алексеевич Усов, бывший начальник 2-го отделения службы движения Забайкальской железной дороги. Журнал печатал статьи экономического и этического характера, беллетристику, любопытные известия из разных стран мира, имевшие отношения к железнодорожному делу, вел хронику событий в Харбине . В нем находилось место фельетону и юмору, но общий тон был сдержанным и беспристрастным. 54

В 1910 году возникает “Торгово-Промышленная газета” В.И.Новоселова. Одновременно начинает выходить “Торговый бюллетень Харбинской Биржи”, просуществовавший, с перерывами, до самого закрытия Биржевого Комитета. В 1911 году К.Фусе делает интересную попытку издавать первую русско-японскую газету “Северная Маньчжурия”. Однако, газета издавалась недолго, как и основанная в этом же году бывшим военным корреспондентом “Русское Слово” в осажденном Порт-Артуре и в последствии редактором-издателем иркутской газеты “Сибирь” М.Ф.Черниховским “Маньчжурская Газета”.

В 1912 году вышел, недолго просуществовавший, “Восток” С.В.Полетика, а в 1913 году И.Т.Щелоков и Н.В.Катков начали издавать “Харбинский День”, но эта газета была закрыта уже на следующий год. 55

В этот период в Маньчжурии не существовало никаких искусственных перегородок между русским и китайским населением. Поэтому все достижения русской культуры и, что не менее важно, новейшей русской и европейской науки, техники, технологии того времени быстро становились достоянием жившего рядом китайского населения, воспринимались и использовались им. Естественно, что этот процесс был взаимным: русских привлекала богатейшая самобытная материальная и духовная культура китайского народа, которую они нашли в Маньчжурии. Эта культура тысячами путей проникала во все поры русской общественной жизни, а исключительно полезный местный китайский опыт- в сельском ли хозяйстве или в области ремесел и промышленности - перенимался русскими.

Наряду с внедрением в сельское хозяйство края новой прогрессивной технологии, новых сортов и совершенно новых для края сельскохозяйственных культур КВЖД и созданное в 1912 г. Маньчжурское сельскохозяйственное общество уделяли самое пристальное внимание изучению ценного практического опыта китайского крестьянства и пропагандировали этот опыт. 56

Потребности в подобных специальных знаниях удовлетворял ежемесячный журнал “Сельское хозяйство в Северной Маньчжурии”.
  1   2   3

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconВ. У. Долатава // Сб науч стат молод ученых / Совет молодых ученых фак-та междун отнош. Бгу; Совет молодых ученых нан беларуси; редкол: Харит Е. С. [и др.]. Минск: Беларуская навука, 2012. Вып. С. 64-69
В. У. Беларускае таварыства дапамогі пацярпелым ад вайны ў Вільні (1915–1925 гг.) / В. У. Долатава // Сб науч стат молод ученых /...

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconВ. У. Долатава //Научные стремления 2011: материалы Междунар науч практ конф молодых ученых, Минск, 14-18 ноября 2011 года. / Совет молодых ученых нан беларуси. Минск: Беларуская навука, 2011. Т. С
Лігі нярускіх народаў Расіі ў Стакгольме І лазане ў 1916 г. / В. У. Долатава //Научные стремления – 2011: материалы Междунар науч....

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconКузнецова Т. В. Издательская практика Бюро по делам российских эмигрантов (По материалам Государственного архива Хабаровского края) // Дальний Восток России

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconКузнецова Т. В. Редкое издание российских эмигрантов // Четвертые Макушинские чтения: Тез докл науч практ конф. (Омск, 6-7 мая 1997 г.) /Гпнтб со ран
Это издание, предпринятое по инициативе японских властей было поддержано некоторыми представителями российской эмиграции, в числе...

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconПрограмма республиканской конференции молодых ученых «наука. Образование. Молодежь», посвященной 20-летию независимости
Регистрация участников конференции, выставка достижений молодых ученых ату (1 этаж, фойе)

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconЧтения-конкурс, посвященный памяти М. М. Элланского Приглашаем к участию студентов, аспирантов, молодых ученых
В память о М. М. Элланском руководством зао "Пангея" и ргунг принято решение о проведении конкурса работ по петрофизике для молодых...

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб icon«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)»

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconПодведены итоги конкурса молодых ученых им академика И. И. Воровича
Ростовское отделение Российской инженерной академии сообщает, что победителями конкурса молодых ученых им академика И. И. Воровича...

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconОб итогах проведения Слета молодых ученых и преподавателей
Янки Купалы“ 24 января 2011 года провели на базе учреждения ”Республиканский Дворец культуры профсоюзов“ мотивационно-имиджевую акцию...

Кузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб iconПриглашаем к участию во Всероссийском конкурсе молодых ученых «Азия – Тихий Океан»
В преддверии саммита «атэс-2012» комитет по подготовке и обеспечению председательства России в форуме и агентство международной информации...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка