«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)»




Назва«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)»
Н И Греч
Дата канвертавання09.01.2013
Памер79.43 Kb.
ТыпДокументы
«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в. - первая половина XIX в.)»


Фролова С.А. к.и.н,

доц. экономического факультета К(П)ФУ


В начале XIX в. в России происходит дальнейшее развитие государственной и становление частной систем образования. Последняя включала учебные заведения, основанные частными лицами, и деятельность домашних учителей и наставников. Цель доклада: рассмотреть «мир детства» воспитанников частных училищ через показ своеобразия текстов о детских годах воспитанников.

В основе исследования 37 опубликованных мемуаров (32 «мужских» и 5 «женских»). Среди авторов 28 бывших воспитанников частных школ и пансионов, два преподавателя петербургских частных пансионов (Н.И. Греч и А.Л. Шлецер), два сторонних наблюдателя, передавших в своих воспоминаниях впечатления от харьковских пансионов (В.Н. Карпов, Н. Шипов). Из «женских» мемуаров четыре принадлежат перу бывших воспитанниц пансионов (М.М. Бардакова, Т.П. Пасек (рожд. Кучина), Н. Фохт, А.Н. Энгельгардт (рожд. Макарова). Н.М. Кибальчич описала мир двух провинциальных женских пансионов со слов матери и тети.

Хронологические рамки повествований о пребывании в частных училищах 1748 г. (А.Т. Болотов) – 1871 (М.М. Бардакова). Самый ранний возраст мемуаристов при поступлении 4-5 лет (П.И. Вейнберг, Г.Р. Державин), чаще всего 9-11 лет. Некоторые авторы провели в пансионах юношеские годы с 14 до 17 лет (И.А. Раевский, А.А. Фет). Длительность обучения от 1 дня (И.И. Ясинский) до 6-7 лет (П.И. Вейнберг, Н.Г. Выготский, М.М. Бардакова).

Степень информативности воспоминаний о частных учебных заведениях различная. Самым лаконичным был Е.Ф. фон Брадке. Одни авторы включали описания школьных в повествование о своем жизненном пути (Ф.Ф. Вигель, Г.Р. Державин, И.И. Дмитриев, И.А. Раевский, Г.И. Филипсон, Л.Н. Энгельгардт и др.). Другие, вспоминая о полученном ими образовании, упоминали и частные училища (Н.Н. Ге, П.И. Вейнберг, А.П. Степанов А.П. и др.). Третьи посвящали свои мемуары исключительно частным школам и пансионам (М.М. Бардакова, Н.П. Вагнер, Н.Г. Выготский, Н.М. Кибальчич, А.К. Шеллер, А.Л. Шлецер и др.).

В большинстве работ рассказывается о частных учебных заведениях Москвы и С. Петербурга (24 училища). Есть мемуары о провинциальных частных училищах Казани (4 пансиона), Самары (2), Харькова (2), Одессы (1), Киева (1), Рязани (1), Саратова (1), Симбирска (1), Смоленска (1), Оренбурга (1) и др.

Излюбленным приемом мемуаристов является противопоставление родного дома и пансиона (Т.П. Пасек), частного училища и казенного (Н.Н. Ге, А.Н. Энгельгардт и т.д.), двух частных школ или пансионов между собой (Н.И. Второв, И.И. Дмитриев, Н.М. Кибальчич, Т.П. Пасек, А.К. Шеллер и т.д.). Этот прием позволял усилить позитивные свойства рассматриваемого объекта (частного училища), указать в ходе сравнение на негативные явления (формализм, казенщину, мунштру, жестокие наказания, голод и т.п.). Подобное противостояние порою выстраивалось также по линии (добрый) содержатель/(злые) надзиратели.

Повествование о частном учебном заведении в мемуарах, как правило, содержит такие сюжетные линии: сопоставление обстановки родного дома с помещением пансиона (школы); мотивы родителей при выборе подобной системы образования; прощание с родным домом и домашними; характеристика внешностей и характеров содержателей, надзирателей, учителей; знакомство и отношения со сверстниками; система наказаний и поощрений; распорядок жизни в пансионе; питание; одежда; способы обучения и воспитания; экзамены; роль пансиона в последующей жизни и воспитании собственных детей.

Мир воспитанника частного пансиона или школы включает пространственно-временные и личностные характеристики. Описание внешнего облика учебных заведений признано подчеркнуть отношение к училищу и отразить его внутреннюю атмосферу. Так, у Н.М. Кибальчич пансион Козаковой, расположенный в обширной сельской усадьбе, представляется земным раем, в то время как пансион Принцлейн, где «вся внешняя обстановка имела внушительный, но холодный, неприютный вид казенного здания», должен подчеркнуть, что «жизнь воспитанниц в пансионе Принцлейн была просто нестерпима»1.

Ключевую роль в жизни учебного заведения играл его директор (содержатель, содержательница). Большинство мемуаристов с чувством глубокого уважения и признательности рассказывают про руководителей частных учебных заведений (М.Н. Львов, В.А. Золотов, Р.И. Циммерманн, И. Лейтер и др.). Причем, некоторые из бывших воспитанников мужских пансионов, ставшие видными учеными и педагогами, критично и, в целом, позитивно оценивали воспитательные приемы своих наставников с высоты собственного педагогического опыта (Н.П. Вагнер, П.И. Вейнберг, Н.Г. Выготский). Светлой личности содержателя противостояли жестокие надзиратели («ненавистник детей, единственный надзиратель» в пансионе Гедуана (Н.Н. Ге), «неистовый» Роланд у А.С. Топорнина (В.Н. Назарьев) и др.). Облик надзирателей аморален. Они наделялись унизительными прозвищами. Исключение составляли педагоги в пансионе Крюммера, совмещавшие звание учителя и надзирателя (А.А. Фет).

Крайне негативные оценки содержателей мужских пансионов редки (Г.Р. Державин о Розе, Л.Н. Энгельгардт об Эллерте, И.А. Раевский о Курнаве). В.А. Тихонов в своих мемуарах так и не раскрыл имя содержателя московского пансиона, именуя его «Грех», и называя его «истязателем детских душ», «инквизитором», «заплечных дел мастером». Неприятие учеников вызывала внешность директора, его манера ходить и говорить, низкий интеллектуальный уровень.

Доброта, забота, любовь к детям и внимательное отношение к ним, трудолюбие и энергия, полная самоотдача – таковы характерные черты талантливых женщин-педагогов, открывших частные школы и пансионы. Положительные образы содержательниц созданы Н.М. Кибальчич об О.И. Козаковой, А.Н. Энгельгардт о В.Н. фон дер Пален, М.М. Бардаковой о Е.П. Заливкиной, А.К. Шелер о сестрах Истоминых. Выстраивая сравнения содержательниц между собой, Кибальчич включает в него не только отношение к детям, но и национальность (русская/немка), рост (высокий/низкий), возраст (молодая/старая), выражение и цвет глаз, манеру говорить.

Образ школьной жизни был почти неизменен и состоял в следующем. Учебный год (с 1 августа по конец мая или июня) и вакации (каникулы) – это традиционное разделение времени в учебном заведении. Дни в течение года делились на учебные (с понедельника по субботу) и выходные (воскресные и праздничные). Распорядок дня был идентичный в мужских и женских частных учебных заведениях и повторял таковой в казенных училищах. Порою, даже в самых престижных и аристократических пансионах воспитанники были обречены на безделье (А.Н. Энгельгард), не отходили от окон, наблюдая уличные сцены, слушали рассказы о разбойниках, пугали друг друга легендами о привидениях, мертвецах и пр. (В.Н. Назарьев, Н.М. Кибальчич).

В деревенском пансионе вдовы полковника О.И. Козаковой распорядок дня был направлен на воспитание физически крепких и образованных будущих матерей семейств. В пансионе обучали языкам, музыке, рисованию, верховой езде. Большое внимание уделялось физическим упражнениям, урокам домоводства. Жизнь детей в ее пансионе была наполнена множеством радостей.

В выходные дни и на праздники детей забирали к себе родители или родственники. Для сироты Т.П. Пассек – это особое время, когда она отогревалась физически и духовно. Ученики с нетерпением ожидали наступления летних каникул. Однако не всех забирали домой. А.А. Фет из-за того, что его родители жили достаточно далеко, оставался в пансионе. Тогда он одиноко слонялся по зданию, принимал участие в верховых прогулках, охотился вместе с учителями, с содержателем пансиона ездил в Петербург.

Несколько иной распорядок дня был в пансионах, которые содержали преподаватели казенных учебных заведений (Ферре, Шаден, Погодин, Львов). В них жизнь пансионеров незаметно сливалась с семейной жизнью содержателя. Регулярность в обучении и система отсутствовали.

В мужских учебных заведениях наказания были неотъемлемой частью учебного процесса на протяжении всего XVIII-первой половины XIX в. Частные школы и пансионы исключением не были. Несмотря на неоднократные запреты правительства, активно применялись телесные наказания. Кроме обычных наказаний воспитанников (карцер), в пансионе Крюммера практиковались штрафы за «простые небрежности и нарушение правил приличия». Полученные деньги расходовались в дальнейшем на детей (покупку молока, ягод). В пансионе, описываемом В.А. Тихоновым, телесных наказаний не было. Зато часто практиковалось «отлучение» от товарищей, т.е. полная изоляция с целью унизить, сломить волю учащегося, сделать его послушным.

В женских учебных заведениях, как и в мужских, практиковались наказания различной тяжести. Самая распространенная провинность – разговор учащихся между собой на русском языке. Большое количество наказаний, их излишняя продолжительность и жестокость обесценивали само значение этого воспитательного метода, превращаясь в увеселение для учеников и утрату уважения к воспитателям (Т.П. Пассек).

Как еще одним испытанием школьной жизни был холод в помещениях и крайне скудное питание. Некоторые ученики вполне привыкли к последнему (Болотов), для других – «собачий голод» в пансионе оставался одним из кошмаров школьной жизни. В числе страхов, испытанных во время учебы и оставшихся на всю жизнь, была пережитая Т.П. Пасек гроза.

Первый день пребывания в частном пансионе стал для некоторых мемуаристов незабываемым событием в жизни из-за сильного страха, одиночества и чуждости, которые они испытали в этот день. У одних эти первые впечатления были достаточно быстро вытеснены приятными событиями, у других – только нарастали и углублялись, усугубляемые разлукой с родителями. Для Ясинского первый день в частной школе стал последним из-за потрясения от увиденного им наказания ребенка.

Мальчики и девочки, поступавшие в пансионы, по-разному воспринимали эти учебные заведения. Различия зависели от этнической принадлежности, пола, возраста поступления и времени пребывания в пансионе воспитанника (воспитанницы); социального, имущественного статуса и состава семьи учащегося; наличия или отсутствия последующих контактов с семьей и родственниками; внешней обстановки в пансионе и эмоционального контакта со служащими в пансионе, их взаимоотношениями с учащимися и между собою. Конфликт между внешним (давлением среды) и внутренними склонностями ребенка имел отрицательное значение для его развития и служил стимулом для развития самосознания, что позволяло ребенку всмотреться в себя и в окружающее для того, чтобы понять, что именно нужно ему для хорошего самоощущения и что конкретно в окружающем вызывает у него отрицательное отношение. Эмоции, связанные с оценкой окружающего, помогали процессу социализации детей и развитию у них рефлексии.

Чувство разлуки с родными, одиночество, страх перед наказанием, избиения со стороны учителей и учащихся, испытания голодом и холодом – такова палитра чувств и эмоций, переживаемых воспитанниками частных учебных заведений. Если во время обучения дети испытывали положительные эмоции, усиливалась их любознательность и усердие, вызывавшие поощрения со стороны преподавателей. Схоластические методы обучения, основанные на заучивании, вели к усилению наказаний, и как следствие, к потере интереса к учебе.

Время, проведенное в таком закрытом учебном заведении как пансион, система образования и воспитания в нем, учителя и одноклассники играли доминирующую роль в процессе самоидентификации личности учащихся.

Мир школы во всем многообразии составляющих его аспектов (будней и праздников, взаимоотношений учителей и учеников, традиций) является только частью мира детства воспитанников частных учебных заведений. Детский мир объемнее и выходит за рамки школьного, включая семью ребенка, взаимоотношения в ней и свойственный этой семье повседневный мир. Порою мир школы целиком поглощал учеников, выполняя функции образовательного учреждения и семьи. Подобное происходило в случаях полного сиротства детей или когда родители ребенка жили очень далеко, и он отдавался в пансион на несколько лет.

Окончание учебы в пансионе знаменовало собой конец детства: мальчика определяли на службу или в казенное учебное заведение. Девочку ожидал выход в свет и замужество.



1 Кибальчич Н.М. В двух пансионах (из детских воспоминаний моей матери)//Киевская старина.1892. Т. 37. № 6. С. 324, 325, 341, 345.

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconК. А. Соловьев C;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века
От Северной войны до войн Рос­сии против Наполеона. (II); Первая половина XIX века. (От войн России против Наполеона до Парижского...

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconПервая половина XIX века весьма значительный и своеобразный этап в истории России
Первая половина XIX века — весьма значительный и своеобразный этап в истории России

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconЭтнокультурные особенности одежды негидальцев (вторая половина XIX начало XX i вв.)
Российской академии наук Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока дво ран

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconЭтнокультурные особенности одежды негидальцев (вторая половина XIX начало XXI вв.)
Российской академии наук Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока дво ран

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconТ. А. Кискидосова ргниу: Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы, истории, г. Абакан Огромные пространства сибирского края, плохое состояние дорожно-транспортной системы, слабое развитие местной п
Роль сельского хозяйства в развитии торговли енисейской губернии (вторая половина XIX – начало ХХ века)

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconВстречи судей и юристов федеральный суд по банкротству, округ вермонт
Повестка дня заблаговременно рассылается по электронной почте, половина тем для обсуждения предлагается судьей или секретарем суда,...

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconВторая половина xix-начале XX в принесла резкие изменения в исторические судьбы стран Азии и Африки. Развитие Китая, Индии, Японии и других азиатских обществ
Важнейшим фактором исторического развития афро-азиатских стран становится национально-освободительное движение. В начале XX в. Восток...

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconС Alena asher Boytzun Deax Din@r Dicky Drozd Eugene gw leha Light Novdima Striker Tamara Vika Yarri
Термін Міжнародні відносини (МВ) з'явився після ІІ світової війни, але ще до цього періоду Бентам (ІІ половина XVIII початок XIX...

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» icon2. Архитектура Англии. Первая половина 19 века
Особенно живописи и графики. Зедельмайер назвал 19 век «столетием частной жизни»

«Мир детства» в текстах воспитанников частных пансионов и школ России (вторая половина XVIII в первая половина XIX в.)» iconКузнецова Т. В. Русская издательская практика в Маньчжурии (первая половина ХХ в.) // Вопросы регионального книговедения: Сб науч тр молодых ученых / гпнтб

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка