Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории




НазваБескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории
старонка1/10
Дата канвертавання08.01.2013
Памер1.34 Mb.
ТыпДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


1/



Из хрестоматии:

Бескровный Л.Г. Хрестоматия по русской военной истории. – М.: Военное издательство Министерства вооруженных сил Союза ССР, 1947. - с. 318 – 394.


начало отечественной войны 1812 г. отход русских войск к смоленску, изматывание сил армии наполеона в оборонительных боях


Внезапность нападения и большое численное превосходство дали про­тивнику на первом этапе войны значительное преимущество. Труд­ность положения, в котором оказались русские войска, заключа­лась в том, что Первое время руководствовались планом войны, раз­работанным бездарным, стратегом Фулем, военным советником Александра I. Движение 1 -й Западной армии к Дриссе, в соответ­ствии с планом Фуля, увеличивало разрыв между этой армией и 2-й. Обе армии подвергались опасности быть разгромленными каждая в отдельности. Наполеон направил против 1 -й Западной русской армии значительною часть войск общей численностью более 200 ты­сяч, а против 2-й Западной русской армии 135—150 тысяч. Особенно тяжелым было положение 2-й русской армии. Только благодаря мастерскому проведению арьергардных боев и исключительной стойкости русских войск обе армии соединились у Смоленска. В ходе оборонительных боев они нанесли французам большой урон. У Смоленска численное превосходство наполеонов­ской армии не было уже таким значительным, как в начале войны.


ДЕЙСТВИЯ 1-й ЗАПАДНОЙ АРМИИ СО ВРЕМЕНИ ПЕРЕХОДА НЕПРИЯТЕЛЬСКИХ СИЛ ЧЕРЕЗ НЕМАН ДО ЕЁ ОТСТУПЛЕНИЯ К ДВИНЕ

Экстракт из военного журнала, составленного генерал-майором Мухиным в 1812 г.

(«Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1911, т. XV, стр. 1-9)

(Выдержки)

Император Наполеон, невзирая на все предложения, деланные ему двором Российским, отклоняющие всякую войну, сближал многочи­сленные свои армии к Висле; и наконец, под предлогом вступить в мирные переговоры, прислал он генерала Нарбонна в Вильну с та­кими предложениями, которые не только не клонились к миру, но обнаружили совершенно коварные намерения императора Наполеона. Когда его уполномоченный находился в Вильне, тогда форсирован­ными маршами все корпуса французской армии сблизились к Неману и в ночь с 11 на 12 июня, переправясь через Неман, без всякого объявления войны начали военные действия.

Июня 12. 12-го числа корпуса 1-й Западной армии, под предводи­тельством генерала от инфантерии Барклая-де-Толли, расположены были следующим образом:

1-й корпус, под командою генерал-лейтенанта графа Витген­штейна, находился в Россиенах и Кейданах; авангард же его—в Юрбурге.

2-й корпус генерал-лейтенанта Багговута — между реками Свентою и Вилиею, упираясь левым флангом к селу Оржишки, лежащему на Вилии; авангард его, под командою генерал-майора Всево­ложского, — по обе стороны этой реки при селении Янове.

3-й корпус генерал-лейтенанта Тучкова 1 -го — при городе Троках; авангард его, под командою генерал-майора князя Шахов­ского, — в местечке Высоком Дворе.

4-й корпус генерал-лейтенанта графа Шувалова — в местечке Олькениках; авангард его, под начальством генерал-майора Доро­хова,— в местечке Оранах.

6-й корпус генерала от инфантерии Дохтурора в Ольшанах; авангард его, под начальством генерал-майора графа Палена, — в ме­стечке Лебиода.

Корпус иррегулярных войск генерала от кавалерии Платова — в городе Гродно.

5-й корпус его императорского высочества цесаревича великого князя Константина Павловича находился в Свенцянах.

1-й резервный кавалерийский корпус генерал-лей­тенанта Уварова — в Вилькомире.

2-й резервный кавалерийский корпус генерал-май­ора барона Корфа — в Сморгони.

Сего числа, из полученных рапортов от разных корпусных коман­диров, главнокомандующий удостоверился в переходе неприятельских войск через Неман, который учинен был в Мерече, Олите, Юрбурге и Ковне. При сем последнем месте переправился император Наполеон с главнейшими силами, из многих корпусов состоящими. Такие важные обстоятельства побудили - главнокомандующего 1-й Западной армии, избегая сражения порознь, соединить наперед все корпуса 1-й армии; вследствие чего 1-й корпус графа Витгенштейна, по приказанию главнокомандующего, оставил свои квартиры и 15-го числа находился уже в Вилькомире, рассылая разъезды сколь можно далее к Поневежу, Кейданам и Ковно для сношения со 2-м корпусом генерал-лейтенанта Багговута. По той же причине 14-го числа 3-й и 4-й корпуса отсту­пили к Вильне и взяли позицию перед городом, упираясь правым флангом к реке Вилие, а левым примыкая к высотам близ двора Подвысокого, заняв артиллериею все возвышения, перед фронтом находящиеся...

В таком расположении находились войска 1-й Западной армии 14-го и 15-го чисел июня. Главная же квартира оной армии была в городе Вильне.

Июня 16. 16-го числа, в четыре часа пополуночи, 3-й и 4-й корпу­са отступили от города Вильны тремя колоннами, а именно:

1-я колонна, составленная из 3-й пехотной дивизии, следовала через Зеленый мост, Кальварию, Вершу, Корчму, Решу до деревни Любовны, при коей имела ночлег.

Арриергард оной, под командою генерал-майора князя Шахов­ского, составленный из 20-го егерского, лейб-гвардии уланского и Тептярского казачьего полков и полуроты конной артиллерии, сильно был преследуем неприятелем. Генерал-майор князь Шаховской, переправясь через Вилию и заняв артиллериею высоты против города, сжег за собою Зеленый мост и запасные магазины. Арсенал города Вильны, наполненный воинским оружием всякого рода, был также предан огню. После сего, арриергард удерживал пост при мызе Верке на правой стороне реки Вилии до 6 часов пополудни. Важная часть конницы, которую неприятель переправил у Кальварии в брод через Вилию, принудила генерал-майора князя Шаховского к отсту­плению.

2-я колонна, составленная из 1-й гренадерской дивизии, следо­вала через город Вильну и предместье Антоколь на корчму Тартак, через Антовиль до деревни Британишки на правом берегу реки Вилии, где и имела сего числа ночлег.

Арриергард оной, составленный из 21-го егерского, лейб-казачьего и Каргопольского драгунского полков и полуроты конной артил­лерии, спустя час времени по выступлении в поход, был атакован неприятелем и в предместье Антоколь имел сильную с ним перестрелку. При сем случае нами взято в плен один капитан и восемь нижних чинов. С нашей же стороны потеря была совсем незначащая. Арриергард наш, в отступлении своем, причинил неприятелю чувстви­тельный урон и ввечеру остановился при корчме Антовиле, закрывая отступление своей дивизии и 4-го корпуса, где пробыл до глубокой ночи. В 2 часа пополуночи арриергард 2-й колонны переправился через реку Вилию и сжег мост через оную при Британишках.

3-я колонна, составленная из всего 4-го корпуса, следовала на Остробрамское предместье и мост через реку Вилейку, на деревню Вержовку до Копунджи, где имела ночлег сего числа. Оный корпус не был преследуем неприятелем и, прибывши в Копунджу, из сей деревни в полночь выступил, дабы переправиться через Вилию при Пуйжанах и истребить построенный там мост, что было испол­нено.

Арриергард сей колонны составлен был из 1-го егерского, Изюмского гусарского и половины казачьего полков, при нескольких легких орудиях.

18-й же егерский с половиною казачьего полка следовал в Ловаришки и содержал сообщение между 4-м и 2-м резервным кавалерий­ским корпусами. Обе сии части арриергарда состояли под начальством генерал-майора Дорохова, коему предписано было, соединя их вместе, следовать через Михалишки и Константинов и Лынтупы для соедине­ния со своим корпусом, но он, получа поздно приказание корпусного начальника, не мог соединиться с корпусом и впоследствии взял направление ко 2-й армии генерала от инфантерии князя Багратиона.

Все батарейные роты следовали в голове команд и, переправясь через реку Вилию, занимали высоты, защищая переправы арриергардов, по совершении коих продолжали путь за колоннами.

Того же числа 1-й корпус выступил из Вилькомира и прибыл на ночлег в Перкеле.

2-й корпус, выступя из Ширвинты, прибыл на ночлег в Окманы.

Арриергарды оных находились в одном марше от своих корпусов и имели между собою сообщение.

5-й корпус оставался в Свенцянах.

6-й корпус следовал из Ольшан, дабы занять позицию между Кобыльниками и старым Медзиолом, где ожидать дальнейших повелений.

1-й резервный кавалерийский корпус, выступив из Вилькомира, следовал через Больники, Сугинты, Кукутишки, Дробишки и Антономесто до местечка Пелуше, куда прибыть должен был 4 марта.

2-й резервный кавалерийский корпус, выступив из местечка Сморгони, следовал в село Михалишки, куда должен был прибыть 2 марта.

Корпус иррегулярных войск, коему было предписано действовать во фланг и тыл неприятеля, а после того следовать на Ойшишки, а потом или по дороге генерал-майора Дорохова или по направлению 6-го корпуса, по причине некоторых обстоятельств присоединился ко 2-й армии.

Главная квартира шла с 1-й гренадерской дивизией.

Июня 29. 29-го 2-й, 3-й и 4-й пехотные, а также 1 -й и 2-й р е зервные кавалерийские корпуса вступили в укреп­ленную позицию при Дриссе, на левом берегу Двины находив­шейся.

1 -му корпусу предписано, пройдя правым берегом Двины, расположиться против местечка Леонполя.

6-й корпус прибыл к Дриссе и расположился на биваках по правому берегу Двины и Дриссы.

Таким образом, июня 29-го дня все корпуса 1-й Западной армии, по 14-дневном марше, совершенно соединились в укрепленной позиции на правом берегу Двины, близ города Дриссы.

ДЕЙСТВИЯ 1-й ЗАПАДНОЙ АРМИИ ОТ УКРЕПЛЕННОГО ЛАГЕРЯ ПРИ ДРИССЕ ДО ГОРОДА СМОЛЕНСКА

Выдержки из журнала боевых действий, составленного генерал-квартирмейстером полковником Толь в 1812 г.

(«Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1911, т. XV, стр. 10—13)

Июня 29. Все корпуса 1 -й Западной армии, исключая 1 -го кор­пуса генерал-лейтенанта графа Витгенштейна, соединились в укреплен­ном лагере при Дриссе, на левом берегу реки Двины. 1-й же корпус расположился при Друе.

Неприятельские корпуса под командою короля Неаполитанского, состоящие из корпусов Нея и Удино, некоторых дивизий корпуса Даву и кавалерийских корпусов Нансути и Монбрюн, следовали за 1-ю Западною армиею до укрепленного лагеря при Дриссе. Вся неприятельская гвардия оставалась в Вильно, где император Наполеон делал ей 26 июня (8 июля) смотр. Корпус Даву вошел в Минск 27 июня. При сем корпусе находился кавалерийский корпус генерала Груши.

Июля 8. Предприняла армия марш к городу Витебску. Вследствие сего выступила двумя колоннами, имея третью дорогу для обозов и артиллерийских парков через Козяны и Городок к городу Витебску.

2-й и 5-й корпуса расположились при селе Оболь-Иезуитский,

3-й и 4-й — при селе Островляне, 6-й — при Полоцке, арриер­гард— при деревне Бараухе и по дороге из города Диены в город Полоцк.

Июля 11. Все корпуса соединились при городе Витебске. 3-й, 4-й и 5-й пехотные и 1-й кавалерийский корпуса, переправясь на левый берег Двины, расположились лагерем при речке Лучесе по большой дороге в Бешенковичи. 2-й же пехотный со 2-м кавалерийским стали лагерем на правом берегу реки Двины при городе Витебске, 6-й — при старом селе. Арриергард графа Палена, из 3-й кавалерийской диви­зии состоящий, наблюдая движение неприятеля, находился всегда в малом марше от 6-го корпуса.

Июля 12. Сильный отряд под командою генерал-майора Тучкова 4-го командирован по дороге к Бабиновичам к селу Тиховне, дабы занять оное и иметь посты в Сриднове, Бабиновичах и Любавичах,.. Главная квартира в городе Витебске.

Июля 13. 4-й пехотный корпус под командою генерал-лейтенанта графа Остермака командирован был по дороге к местечку Островно; пройдя 7 верст, встретил неприятеля, с которым вступил в сражение, продолжавшееся целый день. Наконец неприятель должен был отсту­пить.

Июля 14. Неприятель атаковал 3-ю дивизию тремя корпусами при деревне Каморье. Сражение было упорное и продолжалось целый день; только что к ночи отступила 3-я дивизия к корчме Добрейке. Потеря в двухдневном сем сражении с нашей стороны простирается до 2 500 как убитых, так и раненых. В числе первых был генерал-майор Оку­лов. Неприятель потерял пленными одного полковника, 30 офице­ров и до 300 нижних чинов, понес большую потерю убитыми и ра­неными. Генерал-майор граф Пален, получивший командование над новым арриергардом, составленным большей частью из кавалерии и конной артиллерии, прикрыл отступление 3-й дивизии и 4-го кор­пуса к армии, которая в ночь с 14-го на 15-е переменила свою позицию и стала почти параллельно Бабиновической дороге, имея село Белево между линиями, в коем расположилась главная квар­тира.

Июля 15. Арриергард графа Палена, будучи атакован гораздо пре­восходнейшими неприятельскими силами, ретировался на правый бе­рег реки Лучесы. Тем временем армия в виду неприятеля выступила тремя колоннами в направлении к городам Поречью и Смоленску, а именно: 2-й и 4-й корпуса к селу Гапоновщизну, 3-й к селу Веле- дичи, имея в арриергарде генерал-майора Корфа с двумя кавалерий­скими корпусами, 5-й и 6-й корпуса в деревню Кролиову, имея в арриергарде генерал-майора Шевича с 3-м кавалерийским. Главный арриергард армии под командою графа Палена остался в сей день в своей позиции на,правом берегу реки Лучесы.

ОСВЕЩЕНИЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 1-й АРМИИ

по журналу Барклая-де-Толля

(«Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1911, т. XVIII, стр. 171)

Сражение при Витебске 13, 14 и 15 июля.

Достижение цели сих сражений

Упорные и главные сражения, выдержанные войсками в. и. в. 13, 14 и 15 июля при Витебске, тогда же были доведены до сведения вашего. Избежать сих сражений было невозможно. Они были неми­нуемы по неприбытию еще всего 6-го корпуса. Сей корпус прикрывал пространное следование артиллерийских парков, понтонов, обозов с припасами и больными, направляющихся с разных мест чрез Вели­кие Луки к Торопцу и чрез Городок к Суражу. Мое намерение было сражаться при Витебске, и я мог предпринять оное; ибо:

Причины, побудившие сражаться при Витебске

1-е) Неприятель не собрал еще всех своих сил. Он единственно имел в своем распоряжении 3-й корпус под начальством маршала Нея; 4-й корпус под начальством вице-короля Италийского, часть 1-го, на­ходящегося около Сенно, 2-го кавалерийского корпуса под началь­ством короля Неаполитанского и гвардию.

2-е) Потому, что я чрез оное достигнул бы важной цели, обращая на сию точку внимание неприятеля, останавливая его и доставляя тем кн. Багратиону удобность приближаться к 1-й армии. Генералам были сообщены подлежащие наставления, и все были в ожидании важного происшествия следующего дня.

Причины, побудившие отказаться от намерения сражаться под Витебском и внезапно отступить к Смоленску

Но в ночь с 14-го на 15-е получил я от кн. Багратиона известие о неудачном его нападении на Могилев. Он сообщил мне, что был принужден принять более вправо и лишиться надежды соединиться с 1-ю армиею; что маршал Даву сосредоточил все свои силы в Моги­леве. Он с прискорбием признавался мне также, что ни он, ни я не можем предупредить Даву в занятии Смоленска.

При сих обстоятельствах неприлично было сражаться под Витеб­ском, ибо самая победа соделалась бы бесполезною, если бы между тем маршал Даву занял Смоленск. Военные происшествия приняли тогда вид весьма затруднительный. Я пожертвовал бы без всякой пользы 10 или 25 000 человек, не имея способа даже по одержании победы преследовать неприятеля, ибо Даву, заняв Смоленск, нашелся бы в тылу 1-й армии. Если бы я решился на него напасть, Наполеон последовал бы за мною, и я бы был окружен. Единственное мое от­ступление, даже после победы, направилось бы через Сураж к Велижу и, следовательно, все отдалялось бы от 2-й армии. По всем сим соображенным причинам, решился немедленно следовать к Смоленску. Все артиллерийские обозы и резервная артиллерия, отправленная в Сураж, получили повеление идти к Поречью. Смоленскому губерна­тору и дворянскому предводителю поручено было попечение о продо­вольствии армии.

Армия выступает к Смоленску в виду неприятеля

Для сего отступления, по возможности в лучшем порядке, дабы неприятель не мог следовать непосредственно за мною, решился я твердо противустать его армии до полудня и показывая вид пригото­вления ко вступлению в сражение. Вследствие чего предполагал я, что неприятель займется 15-го числа одними рекогносцировками и аванпостными сшибками, оставляя позади себя всю свою силу. Сие намерение исполнилось превосходно. Я усилил авангард и предписал ему противиться с упорностью...

Таким образом исполнилось в виду неприятеля одно из опасней­ших и труднейших движений в устройстве, редко случающемся в про­стых военных маневрах в военное время.

Я поручил ген. Винценгероде начальство над войсками, собран­ными между Поречьем и Духовщиной, состоящими из одного драгун­ского и трех казачьих полков. Он обязан был прикрывать сими войсками дорогу к Духовщине и Белому, освободить Велижский уезд от набегов неприятеля и наблюдать за ними в Поречье, Сураже и Витебске.

РАПОРТ ГЕНЕРАЛА ОТ ИНФАНТЕРИИ КНЯЗЯ БАГРАТИОНА АЛЕКСАНДРУ I. 13 ИЮЛЯ 1812 г. ИЗ НОВОБЫХОВА, № 440

(«Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1910, т. XIV, стр. 117—119)

Если бы мое донесение, отправленное июля 10-го числа, не до­стигло к вашему императорскому величеству, на таковый случай беру смелость поднести у сего дубликатное, из коего, всемилостивейший государь, усмотреть соизволите, что мое непременное намерение было остановить неприятеля при Могилеве и вытеснить онаго, проложить вверенной мне армии кратчайший путь к Смоленску.

Чтобы намерение сие привести в самое действие, в ночи 10-го числа корпус под командою генерал-лейтенанта Раевского прибыл к Дашковке; а его авангард, как имел счастие доносить, находился в восьми верстах от Могилева. С рассветом 11-го числа неприятель большими силами начал теснить наши аванпосты и авангард, которые, отступая, наводили их на позицию генерал-лейтенанта Раевского. Неприятель, усиливаясь ежеминутно, предупредил Раевского, шедшего к нему с корпусом навстречу от Дашковки, и атаковал оного в девять часов утра.

Неустрашимость войск, с каковою они приняли превосходного в силах неприятеля, невзирая на упорное с его стороны сопротивле­ние, принудила неприятеля отступать. Как между тем получая новое подкрепление, усиливал и паки свое нападение; но храбростию войск наших всегда быв отражаемы с большою для них потерею, наконец опрокинуты штыками и преследованы от пехоты, по неудобству дей­ствий кавалерии, до селения Новоселки, покрытого речкою и лесом за оною.

На сем пункте, выгодном отменно натуральным положением и укреплениями, неприятель, имея пять дивизий под командою самого маршала Даву и ген. Мортье, остановился, как полагать должно, с намерением удержать сей единственный путь к Могилеву.

Мужество войск в. и. в. не ослабевало, и желание в военнослужителях вытеснить неприятеля из недоступной его позиции так было сильно, что частные начальники должны были ежеминутно удержи­вать стремление людей.

В продолжение времени неприятель двукратно оставлял сильные колонны; и наступая храбро, усиливался принудить нас к отступле­нию с места сражения, но двукратно штыками был опрокинут, рас­сыпался по лесу и, прикрываясь батареями, преграждал путь к пре­следованию себя и истреблению. В шесть часов пополудни я получил вернейшее известие, что к бывшим в сем месте пяти дивизиям при­были еще в подкрепление пехота с артиллериею и кавалерийская ди­визия. Поелику самое время сближалось уже к ночи, а к тому же видел и невозможность форсировать позицию неприятеля и по не­приступности ее и по силам непомерно превосходным; то и приказал Раевскому занять прежнюю позицию при Дашковке, оставя сильные аванпосты на месте сражения.

8-й корпус, прибывший довольно благовременно, не мог быть упо­треблен на сем пункте, ибо местоположение пред Новоселкою так невыгодно, что 7-й корпус не имел места для действия совокупными силами, а кавалерия при оном оставалась в совершенном бездей­ствии.

Генерал-лейтенант Раевский в моем присутствии взял направление к прежней позиции, но был преследуем не только в сие время, но и во все продолжение нахождения его аванпостов на месте сражения, а корпуса при Дашковке, в течение 12-го числа, и, сколько мне кажется, потому, что неприятель, не имевший доселе ни на один шаг выигрыша, не смел оставить выгодную свою позицию и показаться в поле.

В особенную обязанность поставляю повергнуть монаршему воз­зрению беспримерную храбрость войск 7-го корпуса, отражавших и преследовавших сильнейшего несравненно противу себя неприятеля с девяти часов утра до шести вечера. Таковый подвиг воинства рос­сийского, по единогласному показанию в плен взятых и по соображе­нию с оставленными трупами на поле преследования, делает в войске неприятельском убитыми и ранеными более пяти тысяч человек. Потеря же с нашей стороны еще неизвестна, о чем, равно как о подви­гах каждого, буду иметь счастие донести в свое время в. и. в.

Предупрежден быв усилившимся неприятелем в Могилеве и укре­пившимся при Новоселке, удостоверясь в весьма трудном и едва воз­можном походе к оному без значительной потери, как равно и в том, что превосходство его сил получает ежеминутно новое подкрепление от стороны Минска, и что усиливаясь походом чрез Новоселку и укрепленную переправу и вороты в Могилеве, должен я неизбежно, вопреки высочайшаго повеления в. и. в., иметь решительный бой с сильнейшим себя неприятелем, не зная еще о том, что первая армия была уже в Витебске, я принужденным нашелся переменить опять мое направление и, удерживая чрез 12-е число все силы неприятеля при Новоселке, ожидавшего, без сумнения, нашего усилия пройти в Мо­гилев, дал тем случай генералу от кавалерии Платову выйти на Смо­ленскую дорогу и, обходя вдали, поспешить присоединением своим к первой армии.

Сего числа корпус генерал-лейтенанта Раевского следует за мною к Пропойску, имея сильный ариергард для наблюдения за неприя­телем; если не встречу особенных невозможностей, то из Пропойска возьму путь на Мстиславль к Смоленску; и сохраняя везде и всегда священную обязанность, буду иметь счастие доносить о моих движе­ниях и внезапных встречах в. и- в.

Подпись: Генерал от инфантерии князь Багратион

ИЗ РАПОРТА КОМАНДУЮЩЕГО 2-й АРМИЕЙ ГЕНЕРАЛА БАГРАТИОНА АЛЕКСАНДРУ 1 0 БОЕ У МЕСТЕЧКА МИРА 28 июня (10 июля) 1812 г.

(«Из боевого прошлого русской армии», М., 1944, стр. 65—66)

Бой у местечка Мира, близ Несвижа, был первым серьезным столкновением русской конницы с наполеоновскими войсками. Он произошел при отходе 2-й русской армии под командованием гене­рала Багратиона из района Волковыск, где она была сосредоточена в начале войны, на соединение с 1-й русской армией, отходившей к Дриссе и далее на юго-восток. Генерал Платов, командовавший ле­тучим казачьим корпусом, состоявшим из 7 ООО человек и прикры­вавшим фланг 2-й армии от нападений со стороны французского кор­пуса маршала Даву, устроил засаду против авангарда противника, в которую дважды попали войска Наполеона.

... Я С гренадерскою дивизиею и корпусом генерал-лейтенанта Раев­ского был в совершенной готовности следовать к Миру, коль скоро бы я получил донесения о непомерном усилии неприятеля. 27-го числа в ночи, чрез адъютанта моего князя Меншикова, бывшего в сем деле, получил донесение генерала от кавалерии Платова, что бригада поль­ских улан, состоящая из трех полков под командою генерала Турно, вышедшая на рассвете 27-го числа из Мира, после нескольких часов весьма упорного сопротивления, быв совершенно разбита, обращена в бегство.

Преследуя и поражая бегущего неприятеля, взяты в плен подпол­ковники Радзиминский и Суминский, несколько офицеров и много ря­довых, а бригадный генерал Турно едва спасся с весьма небольшим числом улан от трех полков оставшихся...

Багратион

ПИСЬМО ГЕНЕРАЛА ОТ ИНФАНТЕРИИ КНЯЗЯ БАГРАТИОНА ВОЕННОМУ МИНИСТРУ 1 (12) ИЮЛЯ 1812 г. ИЗ СЛУЦКА, № 406

(«Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1910, т. XIV, стр. 4—5)

Поспешая отправлением флигель-адъютанта е. и. в. князя Волконскаго с донесением моим к государю императору, я не успел же особенно писать к вам, ниже доставить копию с упомянутого донесе­ния, каковые со всех прежде посылаемых я отправлял и к вашему высокопревосходительству.

Сие отступление от долгу моего по службе, если я позволил себе вчера, то единственно с надеждой вознаградить сегодня, что и испол­няю сим: из донесений сих ваше высокопревосходительство усмотреть изволите, что мое положение не столь выгодно, сколько желательно иметь оное в настоящее время.

Я уверен, что и дух, и любовь к отечеству обязывают вас так же думать, что первая армия должна немедленно атаковать решительно неприятеля.

Я не смею говорить, что метода войны в своих границах вообще невыгодна по влияниям на народ, кроме причин видимых неудобств, и что, наконец, если притом было необходимостью не отражать не­приятеля при самом его намерении вступить в границы, но отступить с намерением соединить армии, то, с другой стороны, позволяю себе думать, что с отступлением первой армии к Свенцянам соединение наше без нападения первой армии на неприятеля сделалось невоз­можным, а с удалением оной к Дриссе и невозможным и даже беспо­лезным.

Войдите в мое положение и судите, можно ли было мне достиг­нуть соединения, имея сильного неприятеля, преграждающего путь, другого в тылу и не менее сих важного — голод, потерю больных, обозов и лишение сношений, а сближаясь к вам, можно ли было быть уверену, что от Дриссы не сделается отступление далее, подобно, как от Свенцян на Дриссе. Я уверен, что если бы удалось мне пройти Минск и быть ближе настоящего положения к соединению с первой армией, тогда бы с большою дерзостью неприятель взял направление внутрь России, нежели теперь на сие осмелился. Мои чувства ведут меня к тому, что наше положение было бы очень хорошо, если бы первая армия пошла решительно атаковать неприятеля. Ваше муже­ство ручается мне за успех в набеге, а с тем мое положение взяло бы другой оборот, и мы бы разбили в части неприятельские силы.

Говоря о сем, должен сказать наконец, что мое отступление, столь непомерными силами преследуемое, почти 15 дней продолжающееся, благодаря Всеволожскому1 еще не обескуражило вверенных мне вои­нов, каждый желает подраться, как и я, и каждый охотно прольет последнюю каплю крови за государя и любезное отечество.

Подпись: Генерал от инфантерии князь Багратион

РАПОРТ ГЕНЕРАЛА БАРКЛАЯ-ДЕ-ТОЛЛИ АЛЕКСАНДРУ I 15 ИЮЛЯ 1812 г. ИЗ ВЕЛИЖАТ, № 538

(«Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1910, т. XIV, стр. 136—138)

В. и. в. усмотреть изволили из последнего донесения моего, что намерение мое было дать Наполеону генеральное сражение под Ви­тебском, с единственною целью освободить тем несколько 2-ю армию, которая, по предположению главнокомандующего ею, имеет противу себя все неприятельские силы, отправить между тем вперед все тяже­сти и прикрывать магазейны.

13-го числа 4-й корпус был атакован неприятелем. Сражение было упорное и кровопролитное, но войска наши в сей день твердо противустояли неприятельским многочисленным силам.

14-го числа послана была на подкрепление 4-го корпуса 3-я пехот­ная дивизия и число конницы, сколько можно употребить оной на то, взяв в рассуждение недостаток оной в 1-й армии и что 6-й корпус еще не присоединился к ней, оставшись еще в 1 1/2 марша от Витеб­ска за Двиною. Пред рассветом 3-я дивизия заняла выгодную пози­цию пред 4-м корпусом и весь день с непоколебимою твердостью противуборствовала силам неприятельским.

После всех сих усилий поставляю себе всегда главною целию соеди­нение с армиею князя Багратиона, и при том, предвидя, что корпус, сражавшийся с неприятелем, не будет в состоянии даже продолжать с равными успехами чрезвычайные свои напряжения противу всей неприятельской армии, предводительствуемой самим Наполеоном, ре­шился я выбрать хотя и не совсем выгодную позицию у Витебска, в которой, поместя всю армию, хотел я дать генеральное сражение, на оное уже готовился и назначил в авангард под начальством гене­рал-майора графа Палена восемь батальонов пехоты, несколько эска­дронов кавалерии и два казачьи полка, с тем, чтобы помалу отступил к армии для дела, когда внезапно полученное от князя Багратиона чрез адъютанта его князя Меншикова известие истребило совер­шенно все сии предположения, ибо он меня уведомляет, что неприя­тель превосходными силами прежде всего занял Могилев, по каковой причине он для соединения со мною взял направление еще правее. Следовательно, имею по обеим сторонам неприятеля и, не полагая уже вскоре соединиться с князем Багратионом, никакое сражение не могло уже дать мне ожидаемые от оного прежде всего выгоды; и по­этому я принужден был против собственной воли сего числа оста­вить Витебск, дабы отступить в четыре марша к Поречью, где приму я свои меры, смотря по обстоятельствам.

По сим причинам я в тот же час приказал армии, чтобы при­готовились к отступлению в Поречье, производя оное в таком по­рядке и благоустройстве, каковое ожидать должно от воинов, сделав­ших неприятелю столько храброе 2-дневное сопротивление, а генерал- майор граф Пален начал сражение с 4 часа утра и продолжал оное с известною своею храбростию отступлением до 9 часов пополудни.

Он продолжал отступление весьма тихо против всей армии Напо­леона с неожиданным успехом, и хотя для подкрепления его и было выставлено несколько кавалерии, но оная вовсе в деле же употреблена не была.

Войска в. и. в. в течение сих трех дней с удивительною храбро­стию и духом сражались противу превосходного неприятеля; они дра­лись, как россияне, пренебрегающие опасностями и жизнию за госу­даря и Отечество; я не решу, войскам ли авангарда, 4-го корпуса или 3-й дивизии отдавать пред другими преимущество, все соревновали в мужестве и храбрости, но между прочим особенно отличился лейб- гусарский полк. Одни неблагоприятствующие обстоятельства, не от 1-й армии зависящие, принудили ее к сему отступлению, коим она, в военном смысле, может тщеславиться, производив оное в виду пре­восходнейшего неприятеля, удерживаемого малым авангардом, в на­чальстве графа Палена состоящего.

Потеря в убитых и раненых с нашей стороны, в сии три жаркие дни, немалозначащи, по объявлению же пленных, несколько офицеров и до 30 рядовых, неприятельский урон гораздо превосходнее нашего, так что после сражения батальоны приходили почти без батальонных командиров, а командовали оными весьма в малом числе поручики, между прочим также убит 1-й бригадный генерал.

Мы лишились генерал-майора Акулова, убитого на месте сраже­ния, а 14-го числа генерал-майор граф Кутайсов ранен пулей в ногу, но, несмотря на то, он как до окончания вчерашнего дела, так и сего­дня был в оных.

Все штаб-офицеры отлично выполнили долг свой, и вообще все войска оказывают такую ревность и усердие, что я уверен в совер­шенном успехе генерального сражения, если бы только обстоятельства не воспрепятствовали ныне дать онаго по соединении с армиею князя Багратиона; не может уже быть сомнения в поражении врагов, по­чему спешу я совершить сие соединение (к коему я уже, с моей сто­роны, дал способ прибытием своим в Витебск) и предупредить дви­жением моим прибытие неприятеля чрез Могилев в Смоленск, в чем, вероятно, состоит ныне цель его.

Непоколебимая храбрость наших войск дает мне верную надежду к большим успехам...

Военный министр Барклай-де-Толли.


ИЗ РЕЛЯЦИИ ГЕНЕРАЛА ВИТГЕНШТЕЙНА АЛЕКСАНДРУ I О ПОБЕДЕ ПРИ КЛЯСТИЦАХ 19 (31) ИЮЛЯ 1812 г.

(«Из боевого прошлого русской армии», М., 1944, стр. 69—10)

В середине июля французский маршал Удино, действовавший против корпуса Витгенштейна на полоцком направлении, сделал попытку соединиться с французским корпусом Макдональда, оперировавшим в тылу у Витгенштейна, и отрезать войска последнего от Полоцка. Витгенштейн, разгадав этот план, решил атаковать неприятеля у Клястиц, уже занятых войсками Удино. Русские войска с рассветом 19 (31) июля перешли в наступление и принудили неприятеля бежать к песчаным высотам реки Нищи. В 8 часов того же дня войска Удино потерпели полное поражение и отошли к Полоцку.


Доминирующий (был) левый берег Нищи, где неприятельские батареи, будучи прикрыты строениями селения Клястицы, поддер­живали стрелков своих и препятствовали нам в переправе. Между тем, предвидев прежде сего уже и желая щадить по возможности храбрые войска, приказал я заблаговременно генерал-майорам Балку и Кульневу выстроить: кавалерию на левом фланге несколько повыше Клястицы, а начальнику инженеров полковнику графу Сиверсу при­ступить, по неимению в сем месте бродов, к построению моста. Не­приятель, увидя сие, страшась атаки на правый его фланг, начал с выгодной своей позиции отступать, а стрелки наши, будучи поддер­живаемы сильным огнем батарей подполковников Мурузи и Байкова, бросились на штыки в местечко Клястицы. Тщетно неприятель сжег находящийся на сем месте мост, храбрые наши стрелки пробежали сквозь пламя горящего моста, имея впереди себя павловских гренаде­ров, и завладели местечком.

Для поддержания сего подвига приказал я тотчас всей пехоте дви­нуться вперед, а Ямбургскому драгунскому полку и двум орудиям легкой роты подполковника Байкова перейти реку Нищу при самом селении вброд, что они благополучно выполнили, хотя и с большим трудом пехота проходила чрез сожженную деревню и горящий мост; неприятель, который прикрывал отступление свое от времени до вре­мени несколькими пушечными выстрелами из прикрытых кавалериею пушек, с того времени продолжал успешно отступление свое по до­роге к Полоцку, оставляя пленных и большую часть своего обоза...

В первые минуты наступления победа была уже несравнительна. Страшное действие нашей артиллерии, поощряемой личным примером генерал-майора князя Яшвиля и быстрым наступлением егерских и храбрых полков 5-й дивизии, опрокинуло совершенно неприятельские колонны. Тщетно неприятель старался удержать лес против левого фланга. Генерал-майор Козачковский, обошед правый их фланг с 24 егерским и Севским пехотным полками, а генерал-майор Кахов­ский, наступая с запасными гренадерскими баталионами 2-й линии прямо против центра, прогнали и частию отрезали находящегося в лесу неприятеля. Их колонна, которая хотела пробиться, была ата­кована в штыки баталионом гренадерского, графа Аракчеева полка и одним эскадроном лейб-гвардии драгунского и Ригского кирасирского полков, частию истреблена, а остальные принуждены положить ору­жие. Между тем принудил правый наш фланг неприятеля к скорей­шему отступлению, хотя он во всех выгодных местах старался удер­живать нас своею артиллериею, дабы по возможности спасти ране­ных, но везде в ту же минуту был сбит действием наших орудий и быстрым наступлением стрелков и в примерном порядке шедших с ба­рабанным боем баталионных колонн полков 5-й дивизии; 24-й и 26-й егерские полки под командою генерал-майора Козачковского обходили между тем правый неприятельский фланг и принудили его к скорей­шему отступлению перед мызою Соколищею. Неприятель восполь­зовался пересекаемым местоположением и старался сделать новый от­пор стремлению войск наших, но в скорости был сбит Могилевским и одним баталионом Севского пехотных полков под командою генерал- майора князя Сибирского и 24-м егерским, который, перешед через дорогу, начал уже действовать ему в левый фланг, а 25-й егерский, переправясь вброд через реку Нищу, обходил более и более сей фланг неприятеля. Столь же тщетно старался он остановиться за рекою при мызе Соколище. Действие батарейных рот № 5 и 14, храброе насту­пление пехоты 5-й дивизии принудило его отступать к Дриссе, и ге­нерал-майоры князь Яшвиль и Козачковский преследовали его до сей реки, за которою скрылся он, зажигая мосты и селение Сивошино. Он был преследован сильным огнем конной роты № 3, легкими войсками до селения Белого, в 7 верстах от Сивошино, и только наступающая ночь, усталость наших войск после трехдневного сражения воспре­пятствовали дальнейшему преследованию. Неприятель же отошел ночью за Двину, оставляя только малую часть в тет-де-поне при По­лоцке для прикрытия ретирады своей в сем кровопролитном сраже­нии, в котором победоносное войско вашего императорского величе­ства ознаменовалось новыми подвигами. Неприятель, по единоглас­ному показанию всех пленных, потерял до 10 000 убитыми и ране­ными и более 3 000 пленных.



Смоленское сражение

К началу сражения у Смоленска 1 -я и 2-я русские армии имели около 130 000 против почти 200 000. Противник, находясь в более выгодных условиях, угрожал нашей армии обходом как с севера, так и с юга. Под давлением общественного мнения Барклай-де-Толли ре­шает дать французам бой на дальних подступах к Смоленску и отдает распоряжение армиям двигаться к Рудне. Однако опасность обхода вынудила его отказаться от наступления и отойти к Смоленску. Для обороны Смоленска русские могли использовать не более 76 000, тогда как Наполеон сосредоточил у Смоленска 180 000 человек. Героическое сопротивление корпуса Раевского, имевшего всего 28 ба­тальонов, обеспечило отход 1-й и 2-й русским армиям.


РАПОРТ КНЯЗЯ БАГРАТИОНА ВОЕННОМУ МИНИСТРУ ГЕНЕРАЛУ БАРКЛАЮ-ДЕ-ТОЛЛИ 22 ИЮЛЯ 1812 г., ИЗ СМОЛЕНСКА, № 394

(«Отечественная война 1812 г.». Материалы военно-ученого архива, Спб., 1910, т. XIV, стр. 199)

Наконец соединением обеих армий совершили мы желание России и достигли предназначенной нам государем императором цели. Собрав столь знатное количество отборных войск, получили мы над неприя­телем ту поверхность, которую имел он над разделенными нашими армиями; наше дело пользоваться сей минутой и с превосходными силами напасть на центр его и разбить его войска в то время, когда он, быв рассеян форсированными маршами и отделен ото всех своих способов, не успел еще собраться,— идти на него теперь; полагаю я идти почти наверное. Вся армия и вся Россия сего требуют, и так, приняв все ремеслу нашему сродные предосторожности, я покорнейше прошу ваше высокопревосходительство, невзирая на пустые движе­ния неприятеля, идти решительно на центр, где мы найдем, конечно, самые большие его силы, но зато ударом сим разрешим судьбу нашу, которая частыми движениями на левый и правый его фланг тем ме­нее может быть разрешена, что он после неудачи имеет всегда пункт, куда собрать рассеянныя свои войска. Представляя вашему высоко­превосходительству распорядиться всем для лучшего успеха, я сам берусь, ежели вам угодно идти на неприятеля, имея армию, вам вве­ренную в подкрепление, но во всяком случае нужно скоро решиться, тем более, что недостаток в продовольствии не позволяет нам здесь долго оставаться и долговременная с нашей стороны остановка даст время неприятелю, собравшись, выступить противу нас в превосход­ных силах.

Генерал от инфантерии князь Багратион.

КРАТКИЙ ВОЕННЫЙ ЖУРНАЛ ДВИЖЕНИЙ 1-й ЗАПАДНОЙ АРМИИ ОТ УКРЕПЛЕННОГО ЛАГЕРЯ ПРИ ДРИССЕ ДО ГОРОДА СМОЛЕНСКА И ПРОДОЛЖЕНИЕ КНИГИ ПОСЛЕ СОЕДИНЕНИЯ 2-й АРМИИ С 1-ю


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории iconПоложение о конкурсе
Победоносцем. Георгий был покровителем нескольких великих строителей русской государственности и русской военной мощи. С давнего...

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории iconПолный курс лекций по русской истории Петроград. 5 Августа 1917 г
Печатный источник: С. Ф. Платонов. Полный курс лекций по русской истории. Издание 10-е ocr, Spellcheck: Максим Пономарёв

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории iconПолный курс лекций по русской истории «Полный курс лекций по русской истории»: Петроград; 1917
И. Иловайского лекции С. Ф. Платонова стали самым подробным обобщающим изданием, в котором огромный период российской истории – от...

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории iconОчерки по истории Вселенской Православной Церкви
Российского Православного Университета. Поскольку автор не преподавал историю Русской Церкви, ее изложение отсутствует в данной книге....

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории iconВсе мы со школьных лет знаем про героический поход русской армии через Альпы, все видели картину Сурикова. Но, думаю, большинство из нас плохо представляет, что
«А как, собственно, Суворов здесь оказался?» А мой знакомый признался, что, только пройдя весь маршрут собственными ногами, он осознал,...

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории iconРоссийская военная эмиграция в период Великой Отечественной войны на оккупированных территориях СССР и Югославии
Работа выполнена в Центре военной истории России Института российской истории Российской академии наук

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории icon«Изгнание норманнов из русской истории» вып М. 2010; Азбелев С. Н. Гостомысл
«Изгнание норманнов из русской истории» вып М. 2010; Азбелев С. Н. Гостомысл1; стр. 598-618

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории icon-
Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) «Русская Симфония» состоит из двух самостоятельных частей — «Самодержавие Духа»...

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории iconБалаковцы в годы Великой Отечественной войны
Работая учителем истории 11 лет, автор данного реферата использовал на уроках материалы по Саратовской области и г. Балаково и заметил,...

Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории icon«Изгнание норманнов из русской истории» вып М. 2010; Кузьмин А. Г. Руги и русы на Дунае
«Изгнание норманнов из русской истории» вып М. 2010; Кузьмин А. Г. Руги и русы на Дунае1; стр. 538-554

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка