Энн Райс Черная камея




НазваЭнн Райс Черная камея
старонка1/54
Дата канвертавання07.01.2013
Памер7.84 Mb.
ТыпКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   54
Приятного чтения!

Энн Райс

Черная камея




Энн Райс

Черная камея



Дни мои прошли; думы мои – достояние сердца моего – разбиты. А они ночь хотят превратить в день, свет приблизить к лицу тьмы. Если бы я и ожидать стал, то преисподняя – дом мой; во тьме постелю я постель мою; гробу скажу: ты – отец мой, червю: ты – мать моя и сестра моя. Где же после этого надежда моя? И ожидаемое мною кто увидит? В преисподнюю сойдет она и будет покоиться со мною в прахе.

Книга Иова 17:11-16


Посвящается моему сыну, Кристоферу Райсу

1



Лестат, если ты найдешь это письмо в своем доме на Рю-Рояль – а я искренне верю, что так оно и будет, – то сразу поймешь, что я нарушил твой приказ.

Мне известно, что Охотникам за Кровью вход в Новый Орлеан заказан и что ты уничтожишь любого, кто попадется на твоем пути. Но в отличие от многих непрошеных гостей, с которыми ты, конечно, расправился, я понимаю, что тобою движет. Ты не хочешь, чтобы нас видели агенты Таламаски и ради их же безопасности – как, впрочем, и во имя нашей собственной – не желаешь воевать с уважаемым орденом детективов-экстрасенсов.

Но прошу, даже умоляю: прежде чем отправиться на мои поиски, прочти это послание.

Меня зовут Квинн. Мне двадцать два, и скоро исполнится год, как я превратился, по выражению моего Создателя, в Охотника за Кровью. А теперь, оставшись, насколько понимаю, сиротой, обращаюсь за помощью к тебе.

Но прежде, чем перейти к делу, позволь сообщить, что я знаю о существовании Таламаски и был знаком с деятельностью ее агентов еще до того, как в моих жилах потекла Темная Кровь. Мне хорошо известны их природная добродетель и пресловутый нейтралитет в отношении всего сверхъестественного. Естественно, я предприму чрезвычайные меры, чтобы ускользнуть от их неусыпного ока, когда буду прятать это письмо в твоей квартире.

Не сомневаюсь, что ты телепатически наблюдаешь за Новым Орлеаном, а потому, уверен, письмо непременно попадет в твои руки.

Если же ты все-таки решишь незамедлительно наказать меня за неповиновение, то, прошу тебя, дай слово, что сделаешь все возможное, дабы уничтожить призрака, который преследует меня с самого детства. Это создание – мой двойник, мой вечный спутник, с тех пор как я себя помню, – теперь представляет опасность для людей. И для меня тоже.

Но позволь, я все объясню.

Его зовут Гоблин. Имя я дал ему давно, еще мальчишкой, не зная ни одного детского стиха, ни одной сказки, где встречается это слово. Не знаю, возможно, дух сам мне так представился. Так или иначе, достаточно было произнести это имя – он тут же появлялся рядом. Но часто призрак приходил по собственной воле, и прогнать его мне не удавалось. Порой он был моим единственным другом. Шли годы. По мере того как дух рос и взрослел рядом со мной, он мастерски научился сообщать мне о своих желаниях. Ты, наверное, скажешь, что я сам взрастил и сформировал Гоблина, невольно создав того монстра, каким он является теперь.

Правда в том, что я не представляю себе существования без Гоблина. Но должен представить. Должен покончить с Гоблином, прежде чем он выйдет из-под моего контроля и превратится в нечто совершенно неуправляемое.

Почему я называю монстром создание, которое когда-то было моим близким другом, компаньоном и единственным товарищем по играм? Ответ прост. С тех пор как я стал Охотником за Кровью – учти, выбора мне в данном случае не оставили, – Гоблин тоже пристрастился к этому занятию. Стоит мне насытиться, он тут же заключает меня в тиски своих объятий и через тысячу микроскопических ранок вытягивает кровь, обретая все более осязаемый облик и даже легкий аромат, которого был напрочь лишен прежде. С каждым месяцем мощь Гоблина растет, а периоды его насилия надо мной становятся все более продолжительными.

Я больше не в состоянии с ним бороться.

Думаю, тебя не удивит тот факт, что его нападения доставляют мне некоторое удовольствие – не такое, конечно, как насыщение человеческой кровью, но... Не стану отрицать, что испытываю, пока они длятся, сладостную дрожь.

Однако теперь я обеспокоен не собственной уязвимостью перед Гоблином, а тем, во что может превратиться он.

Должен признаться, я внимательнейшим образом несколько раз перечел твои Вампирские хроники, унаследованные мною от древнего Охотника за Кровью, моего Создателя, вместе с невероятной, если верить его словам, силой.

В своих записках ты раскрываешь тайну происхождения вампиров и ссылаешься при этом на мудрейшего Мариуса, который услышал историю от египетского Старейшего из племени Пьющих Кровь, а после, несколько веков тому назад, поведал ее тебе.

Возможно, вы с Мариусом что-то и придумали – не знаю. Вполне вероятно, ты и твои друзья по Сообществу избранных, как вы теперь себя называете, склонны ко лжи.

Впрочем, едва ли. Я сам живое доказательство того, что Пьющие Кровь – как их ни назови: вампиры, Дети Тьмы или Дети Тысячелетий – существуют, а процесс моего перерождения полностью совпадает с описанным тобой.

В самом деле, хотя мой Создатель предпочитал называть нас Охотниками за Кровью, а не вампирами, он пользовался теми же словами, что и ты в своих рассказах. Он наделил меня Заоблачным даром, чтобы я мог легко передвигаться по воздуху, Мысленным даром, дабы я мог с легкостью читать в душах своих жертв и узнавать о грехах, ими совершенных, а также Огненным даром, помогающим разжигать пламя в железной печурке, которое меня здесь согревает.

Поэтому я верю твоим рассказам. Я верю тебе.

Верю, что Акаша, прародительница всех вампиров, стала таковой, когда каждую клетку ее существа заполнил собою злой дух, задолго до того пристрастившийся к вкусу человеческой крови.

Верю, когда ты говоришь, что этот дух по имени Амель – имя ему дали две ведьмы, Маарет и Мекаре, обладавшие способностью видеть и слышать его, – существует ныне во всех нас с тех давних пор и по сей день его непознанная материальная сущность, если мы можем так ее назвать, разрасталась, как буйная лоза, и расцветала в каждом вновь создаваемом Охотнике за Кровью.

Благодаря твоему повествованию я узнал, что, когда ведьмы Мекаре и Маарет превратились в тех, кто пьет кровь, они обе утратили дар общения с духами. Мой Создатель предупреждал, что я тоже лишусь этого таланта.

Однако уверяю тебя, ничего подобного со мной не произошло: я по-прежнему вижу духов и привлекаю к себе их внимание. Вероятно, именно эта притягательная сила и моя повышенная восприимчивость, а также нежелание с самого начала отвергнуть притязания Гоблина и с презрением прогнать его прочь придали могущества нечестивому духу и теперь позволяют ему тянуть из меня вампирскую кровь.

Лестат, если это создание еще больше окрепнет – а судя по всему, не в моей власти этому помешать, – возможно ли, что оно, так же как когда-то в древние времена Амель, вторгнется в человеческое существо? Возможно ли, что таким образом появится родоначальник еще одной разновидности вампиров и разрастется новое древо?

Уверен, мои вопросы не оставят тебя равнодушным и ты сумеешь оценить опасность. Только представь, что может случиться, если Гоблин превратится в убийцу людей! К счастью, пока у него для этого маловато силенок.

Наверное, нет нужды объяснять, почему я боюсь за тех, кого люблю и кто мне дорог – за своих смертных родственников, равно как, впрочем, за любого незнакомца, на которого Гоблин в конце концов может напасть.

Мне нелегко делать столь откровенное признание. Ведь я всю свою жизнь любил Гоблина и с презрением пресекал все обидные речи в его адрес, заставляя умолкнуть тех, кто чернил его, называя "воображаемым приятелем" или "глупой навязчивой идеей". В течение многих лет мы были самыми близкими друзьями и компаньонами, а теперь стали врагами, и я с ужасом ожидаю его новых нападений, ибо чувствую, что с каждым разом он становится сильнее.

Пока я не охочусь, Гоблин абсолютно мне не докучает и появляется, только когда по моим жилам начинает течь свежая кровь. Теперь между нами не существует духовной связи. Мне кажется, тот факт, что я превратился в Охотника за Кровью, заставляет его терзаться завистью. Похоже, его детский умишко напрочь утратил прежние знания.

Все это для меня мучительно.

Но позволь мне подчеркнуть: я обращаюсь к тебе не ради себя, а из страха перед возможным перерождением Гоблина.

Разумеется, я с удовольствием встретился бы и побеседовал с тобой. А если возможно, то и вступил бы в Сообщество избранных.

Надеюсь, что ты, величайший нарушитель всех законов и правил, простишь меня за то, что я нарушил твои.

Позволь также надеяться, что ты, которого похитили и насильно сделали вампиром, по-доброму отнесешься к тому, с кем произошла такая же история.

Прости меня и за самовольное вторжение в твою старую квартиру на Рю-Рояль, где я собираюсь спрятать это письмо.

Поверь, я никогда не охотился в Новом Орлеане и не стану делать это впредь.

Кстати, если речь зашла об охоте... Меня тоже учили охотиться на преступников и грешников, и я неустанно совершенствуюсь в этом, хотя пока мои успехи далеко не так хороши, как хотелось бы. Я также постиг искусство насыщения "парой глотков", как ты это элегантно называешь, и часто захаживаю на шумные вечеринки, где, не привлекая к себе внимания, быстро перехожу от одного гостя к другому и ловко, незаметно для остальных насыщаюсь.

Но в целом мое существование наполнено одиночеством и горечью. Если бы не мои смертные родственники, оно вообще было бы непереносимым. Что касается моего Создателя, то я избегаю как его самого, так и всю его компанию, причем не без причины.

Вот о чем мне хотелось бы тебе поведать. На самом деле у меня в запасе множество историй, которыми я жажду поделиться в надежде, что они удержат тебя от желания уничтожить меня. А знаешь, мы могли бы сыграть в игру. Давай встретимся, и я начну рассказывать, а как только произнесу что-то для тебя неприятное, ты тут же убьешь меня.

Но если серьезно, меня в первую очередь беспокоит Гоблин.

Прежде чем я закончу это послание, позволь сказать вот что: в течение всего года, прошедшего с тех пор, как меня сделали Охотником за Кровью, я читал твои записки, пытаясь извлечь из них для себя что-либо полезное, и у меня часто возникало искушение отправиться в Обитель Таламаски, Оук-Хейвен, что находится поблизости от Нового Орлеана, и попросить там совета и помощи.

В детстве, мальчишкой, – хотя с тех пор прошло не так уж много времени – я знал одного агента Таламаски, обладавшего способностью видеть Гоблина так же ясно, как и я. Это был добрый рассудительный англичанин по имени Стирлинг Оливер. Он объяснял, в чем именно состоит мой дар, и предостерегал, что в будущем, возможно, я не смогу его контролировать. Мне не понадобилось много времени, чтобы проникнуться к Стирлингу глубочайшей симпатией.

А еще я глубоко полюбил юную особу, сопровождавшую Стирлинга в тот момент, когда я с ним познакомился, – рыжеволосую красавицу с весьма мощными экстрасенсорными способностями, которую Таламаска с радостью приняла в свои ряды. Так вот, она тоже видела Гоблина.

Теперь эта девушка для меня недосягаема.

Она из клана Мэйфейров, наверняка тебе знакомого, – того самого семейства сильных экстрасенсов, которые почему-то предпочитают называть себя ведьмами, – хотя, скорее всего, и по сей день ничего не знает о твоей подруге и компаньонке Меррик Мэйфейр.

Так или иначе, в ее происхождении и талантах сомневаться не приходится, и я поклялся больше никогда с ней не видеться, ибо она сразу поняла бы, что со мной произошла катастрофа, а я не могу позволить, чтобы таящееся во мне зло затронуло ее хотя бы косвенно.

Меня несколько удивило, что Таламаска в конце концов обратила свои действия против Охотников за Кровью. Я слышал об этом от своего Создателя, но не верил ему, пока не прочел твое повествование.

Трудно представить, что эти великодушные люди решили нарушить нейтралитет по отношению к нашему племени, свято соблюдавшийся в течение целого тысячелетия. Мне казалось, они чрезвычайно гордятся своей благожелательностью ко всему неизведанному, своими мирскими взглядами и независимостью от религиозных предрассудков и неустанно пекутся о том, чтобы создать о себе доброе мнение.

Конечно же, путь в Таламаску теперь для меня закрыт. Иначе ее агенты могут стать моими заклятыми врагами. Впрочем, они уже и есть мои заклятые враги! Благодаря моему прошлому с ними общению они точно знают, где я обитаю. Но что более важно, я не имею права обращаться к ним за помощью, потому что ты этого не желаешь.

Сообщество избранных не хочет, чтобы кто-либо из нас попал в руки ученых ордена, которые спят и видят, как бы поближе подобраться к нам и досконально изучить нашу сущность.

Что же касается моей рыжеволосой любви, то позволь повториться: я даже не мечтаю о том, чтобы приблизиться к ней, хотя меня не единожды посещала мысль, что сверхъестественные способности этой Мэйфейр могли бы помочь каким-то образом покончить с Гоблином раз и навсегда. Но пойти на это – значит наверняка привести ее в замешательство и испугать, а я ни за что на свете не позволю себе вмешаться в ее человеческую судьбу, как когда-то вмешались в мою. Сейчас я как никогда прежде ощущаю пропасть, лежащую между нами.

Так что, если не считать смертных родственников, я совершенно один.

Я пишу все это не ради того, чтобы тебя разжалобить, однако надеюсь на понимание и на то, что ты не поспешишь уничтожить меня и Гоблина без всякого предупреждения.

Тебе, несомненно, не составит труда отыскать нас обоих. Даже если повествование правдиво лишь наполовину, безграничная сила твоего Мысленного дара вполне очевидна.

И тем не менее позволь рассказать тебе, где я нахожусь.

Моим настоящим домом стала деревянная хижина отшельника на острове Сладкого Дьявола, в самом центре болота Сладкого Дьявола, простирающегося в северо-восточной части Луизианы, неподалеку от границы со штатом Миссисипи. Болото Сладкого Дьявола подпитывают воды Уэст-Руби-Ривер – одного из рукавов, отходящего от основного русла реки Руби возле Рубивилла.

Многие акры этой глубокой, заросшей болотными кипарисами топи принадлежат уже нескольким поколениям моей семьи, и я абсолютно уверен, что ни один смертный даже случайно не забредет сюда, на остров Сладкого Дьявола. Тем не менее дом, в котором я теперь сижу и пишу это письмо, когда-то построил мой прапрадед Манфред Блэквуд.

Наше родовое гнездо – грандиозное строение на твердой земле под названием Блэквуд-Мэнор, величественный (я бы даже сказал, чересчур) особняк в греческом стиле в окружении огромных коринфских колонн.

Несмотря на всю вычурную, бьющую в глаза красоту, ему не хватает изящества и достоинства новоорлеанских домов – он был и остается всего лишь претенциозным памятником мечтам и непомерным амбициям Манфреда Блэквуда. Построен он был в восьмидесятых годах девятнадцатого века с единственной целью радовать тех, кто в нем жил. Все поместье – и болото, и земля, и нелепый исполинский особняк – получило название "ферма Блэквуд", хотя в отсутствие плантаций его едва ли можно считать оправданным.

И дом, и землю вокруг него посещают призраки – и это не легенда, а факт. Гоблин, несомненно, самый сильный из всех духов, но здесь появляются и другие.

Неужели им тоже понадобилась моя Темная Кровь? По большей части они кажутся слишком слабыми для подобного притязания, но кто знает... Возможно, привидения тоже способны видеть и познавать мир. Бог свидетель, я обладаю ненавистной способностью притягивать их внимание и наделять эти создания какой-то необычайно опасной энергией. И так было всегда, сколько я себя помню.

Я утомил тебя своими излияниями? Всем сердцем надеюсь, что нет.

Это письмо, возможно, мой единственный шанс, Лестат. И я постарался изложить только то, что действительно для меня важно.

Оказавшись в твоей квартире на Рю-Рояль, я приложу всю свою изобретательность и умение, чтобы спрятать это письмо там, где его никто, кроме тебя, не найдет.

С верой, что это мне удастся, подписываю свое имя:

Тарквиний Блэквуд,

более известный как Квинн.

P. S. Не забывай, мне всего лишь двадцать два, я застенчив и еще многого не знаю. И тем не менее осмеливаюсь обратиться к тебе с одной маленькой просьбой. Если ты действительно намерен выследить и уничтожить меня, подари только один час, чтобы попрощаться с самой моей любимой на этом свете родственницей.

В той части Вампирских хроник, что озаглавлена "Меррик", ты носишь сюртук с пуговицами-камеями. Это правда или чья-то причудливая фантазия?

Если правда, если ты тщательно, с любовью выбирал эти камеи, то в память о них позволь мне перед гибелью сказать пару слов на прощание одной старой женщине, невероятно обаятельной и великодушной, которая каждый вечер раскладывает перед собою на мраморном столике сотни камей и любуется каждой, рассматривая их на свет. Это моя двоюродная бабушка, моя наставница, стремившаяся наделить меня всем, что необходимо для наполненной смыслом жизни.

Ныне я не достоин ее любви. Я не живу. Но она этого не знает. Мои тайные ежевечерние посещения очень для нее важны, и будет жестоко, если они внезапно, без всякого предупреждения или объяснения, прекратятся. Она этого не заслужила.

О, я мог бы многое рассказать тебе о ее камеях, о той роли, которую они сыграли в моей судьбе.

Но пока позволь лишь молить тебя о милости: оставь мне жизнь и помоги уничтожить Гоблина. Или покончи с нами обоими.

Остаюсь полностью в твоей власти.

Квинн.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   54

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Энн Райс Черная камея iconЭнн Райс Пандора Мистика
Ирландцам Нового Орлеана, которые в 1850-х годах построили на Констанс-стрит великолепную церковь Святого Альфонса и таким образом...

Энн Райс Черная камея iconЭнн Райс Вампир Лестат Вампирские хроники
Я – вампир Лестат. Я бессмертен. В определенной степени, конечно. Солнечный свет или сильный жар от огня вполне способны меня уничтожить....

Энн Райс Черная камея iconЭнн Райс Вампир Арман Новые вампирские хроники
Иногда кто-то замечает ее призрак. Но никто из этих вампиров, в общем-то, призраков видеть не умел, во всяком случае, так, как я....

Энн Райс Черная камея iconЭнн Райс Царица проклятых Вампирские хроники Царица проклятых
С любовью посвящаю эту книгу Стэну Райсу, Кристоферу Райсу и Джону Престону, а также памяти моих любимых издателей Джона Доддса и...

Энн Райс Черная камея iconЭнн Райс Кровь и золото
Его имя Торн. На древнем языке рун имя звучало длиннее: Торнвальд. Но, превратившись в того, кто пьет кровь, он стал называть себя...

Энн Райс Черная камея iconВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
Энн. Путешествие через всю страну, чтобы встретится, со своим отцом ставит Энн лицом к лицу с реальностью, в которой надежда и любовь-это...

Энн Райс Черная камея iconВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
Энн. Путешествие через всю страну, чтобы встретится, со своим отцом ставит Энн лицом к лицу с реальностью, в которой надежда и любовь-это...

Энн Райс Черная камея iconЭл Райс Джек Траут маркетинговые войны эл Райс, Джек Траут маркетинговые войны
Посвящается одному из величайших маркетинговых стратегов, которых когда либо знал мир: Карлу фон Клаузевицу

Энн Райс Черная камея iconЛоне шерфиг ( «Воспитание чувств», «Итальянский для начинающих» ) в ролях: энн хэтэуэй ( «Алиса в Стране чудес»
Энн хэтэуэй («Алиса в Стране чудес», «День святого Валентина», «Дьявол носит Prada»)

Энн Райс Черная камея iconАндрей Белянин, Галина Черная Хроники оборотней
«Белянин А. О., Черная Г. Хроники оборотней: Фантастический роман»: армада: «Издательство Альфа книга»; М.; 2004

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка