Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11




НазваСесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11
старонка1/25
Дата канвертавання07.12.2012
Памер5.33 Mb.
ТыпДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Библиотека Альдебаран: http://lib.aldebaran.ru

Сесил Скотт Форестер

Трафальгарский ветер


Хорнблауэр – 11




OCR&Spellcheck by El Timonel http://csforester.narod.ru

«С.С.Форестер. Сага о капитане Хорнблоуэре. `Пришпоренный`. Трафальгарский ветер. — Авторский сборник»: ТЕРРА Книжный клуб; Уникум; Москва; 2002

ISBN 5 275 00520 2, 5 86697 003 1


Аннотация


Перед Вами книга, которую Форестер окончить не успел...

Хорнблоуэр проходит период подготовки для выполнения своей шпионской миссии. Он освежает свой испанский в общении с пышущим здоровьем графом Мирандой, которого ему придется сопровождать в Испанию под маской слуги. Ему надлежит научиться следить за каждым словом и жестом, сама его жизнь зависит от того, чтобы не делать ничего, что могло бы выдать в нем англичанина.

Конец подготовительного периода омрачается кризисом в сознании самого Хорнблоуэра, которому претит шпионская стезя. Уже на шлюпке, которая должна доставить его на корабль, отправляющийся в Испанию, Хорнблоуэр думает: «Еще один шаг вперед на ненавистном пути. Каждый взмах весел несет меня все ближе к опасности, все ближе к возможной позорной казни…»


Сесил Скотт Форестер

Трафальгарский ветер


От переводчика


Увы, Дорогой Читатель, смерть помешала Сесилу Скотту Форестеру закончить роман «Хорнблоуэр в дни кризиса», но оставленные им наметки и черновики позволяют судить о том, как и чем заканчивается это произведение.

Хорнблоуэр проходит период подготовки для выполнения своей шпионской миссии. Он освежает свой испанский в общении с пышущим здоровьем графом Мирандой, которого ему придется сопровождать в Испанию под маской слуги. Ему надлежит научиться следить за каждым словом и жестом, сама его жизнь зависит от того, чтобы не делать ничего, что могло бы выдать в нем англичанина. Конец подготовительного периода омрачается кризисом в сознании самого Хорнблоуэра, которому претит шпионская стезя. Уже на шлюпке, которая должна доставить его на корабль, отправляющийся в Испанию, Хорнблоуэр думает: «Еще один шаг вперед на ненавистном пути. Каждый взмах весел несет меня все ближе к опасности, все ближе к возможной позорной казни…» Хорнблоуэр колеблется: не повернуть ли назад, но чувство долга не позволяет ему так поступить…

Когда я только начинал переводить роман «Хорнблоуэр в дни кризиса», который позже было решено озаглавить как «Трафальгарский ветер», возникла дилемма: оставить его незаконченным или попробовать дописать до конца. Надо сказать, что сначала мне очень не хотелось браться за такое трудное дело, тем более, что сам автор в свое время писал, что живет и пишет в постоянном страхе умереть, не закончив какой нибудь из уже начатых романов, «потому что потом найдутся бессовестные люди, которые извратят все мои замыслы и вообще все наврут».

Но поверьте! Я взялся за этот труд не из за денег и даже не по настоятельной просьбе издателя, а исключительно из любви к автору и его главному герою. Не буду ссылаться на многочисленные примеры «продолжения» различных известных литературных произведений от «Тайны Эдвина Друда» до «Унесенных ветром» и «Мастера и Маргариты», скажу только, что старался, чтобы мистеру Форестеру не захотелось назвать меня бессовестным человеком. Судить же о том, насколько удалась эта попытка, предстоит читателю.

Добавлю еще несколько коротких замечаний. Судя по всему, Форестер задумывал первоначально оставить флот Вильнева в Ферроле до самого Трафальгарского сражения, хотя на самом деле тот провел в Ферроле всего несколько дней, а затем увел свои корабли в Кадис и вывел их навстречу Нельсону уже из этого порта. В целях сохранения возможно более близкой к реальности исторической картины, я не стал доводить эту линию до конца, а просто перенес действие из одной части Испании в другую. Для этого мне не потребовалось менять ни одного слова авторского текста. Я всего лишь сдвинул время действия на два месяца вперед, изменив в оригинале несколько дат.


А. Дубов.


ГЛАВА ПЕРВАЯ


Стук в дверь не застал Хорнблоуэра врасплох. За минуту до этого он выглянул в иллюминатор своей каюты и увидел то, к чему уже давно успел подготовиться.

— Водоналивная баржа на подходе, сэр, — доложил Буш, держа в руке снятую шляпу.

— Очень хорошо, м р Буш, — сухо ответил капитан, испытывающий в этот тягостный момент сильнейшее раздражение и вовсе не склонный облегчать участь своего старшего помощника.

— Новый капитан прибыл, сэр.

Буш прекрасно видел, в каком состоянии находится сейчас Хорнблоуэр, но не знал, как ему вести себя в такой сложной ситуации.

— Хорошо, м р Буш, — повторил Хорнблоуэр, словно не замечая страдальчески виноватого выражения на лице бедняги Буша.

С его стороны такое поведение выглядело бессмысленной жестокостью. Почти сразу он пожалел о своем поступке, не давшем ему никакого удовлетворения и понапрасну обидевшем ни в чем не повинного лейтенанта. Чтобы разрядить обстановку, Хорнблоуэр заговорил нарочито бодрым голосом.

— Итак, м р Буш, у вас, кажется, появилась толика свободного времени, и вы решили уделить его немного своему бывшему капитану? Какая неожиданная перемена за последние двое суток!

Опять получилось скверно и несправедливо, что сразу же отразилось на помрачневшем лице Буша.

— Я только выполнял свои служебные обязанности, сэр, — пробормотал он с обидой в голосе.

— Приводя «Пришпоренный» в образцовый порядок к прибытию нового капитана, верно?

— Т так точно, сэр.

— На меня теперь можно не обращать внимания, как на вчерашний день, не так ли?

— Сэр!..

Хотя Хорнблоуэру в его теперешнем настроении было не до смеха, он не смог сдержать улыбки при виде страдальческой гримасы, появившейся на лице Буша одновременно с протестующим возгласом, слетевшим с его губ.

— Рад видеть, что ничто человеческое вам не чуждо, м р Буш, хотя временами у меня возникали серьезные сомнения на этот счет. Во всяком случае, я просто обязан вам сказать, что вы, на мой взгляд, — идеальный старший офицер для любого военного корабля.

Бушу потребовалось несколько секунд, чтобы воспринять и переварить этот совершенно неожиданный комплимент.

— Вы очень добры, сэр. Я бесконечно признателен вам за столь высокую оценку моей персоны, но позвольте мне заметить, что ваши заслуги неизмеримо выше.

Еще минута такого диалога и разговор перерастет в сентиментальные излияния, чего Хорнблоуэр не выносил.

— Мне пора на палубу, м р Буш, — резко оборвал он нить беседы. — Я предлагаю попрощаться сейчас, чтобы потом не отвлекаться. Желаю вам удачи Я всего наилучшего с новым капитаном.

Повинуясь внезапному импульсу, вызванному, несомненно, печалью предстоящего расставания, Хорнблоуэр порывисто протянул Бушу руку, которую тот с благодарностью пожал. К счастью, у лейтенанта в этот момент перехватило горло, и он не смог вымолвить ничего, кроме краткого: «Прощайте, сэр». Воспользовавшись этим обстоятельством, Хорнблоуэр поспешно выскочил из каюты и прямиком направился на шканцы. Буш двинулся следом.

Как раз в эти минуты водоналивная баржа швартовалась к борту «Пришпоренного», вызывая живейший интерес не только у команды, но и у офицеров. Борт баржи был полностью защищен свернутыми старыми парусами и мешками с песком. Впрочем, даже столь внушительные «подушки» не позволяли относиться к швартовке, как к чему то простому и обыденному. Пускай оба судна находились в закрытой от ветра бухте, все равно требовалась немалая ловкость, чтобы соединить их при помощи толстых тросов и избежать при этом повреждений.

Но вот с баржи на палубу «Пришпоренного» перебросили сходни, по которым сразу же, ступая осторожно, но уверенно, на борт шлюпа перебрался высокий дородный джентльмен в парадном мундире. Он был грузен и необычайно высок — примерно шести футов и трех дюймов роста. Когда он снял шляпу, в волосах блеснула седина, указывая на достаточно зрелый возраст новоприбывшего. В момент появления на палубе нового командира корабля боцманматы засвистели в дудки, а два судовых барабанщика выбили на своих инструментах жидкую дробь.

— Рад приветствовать вас на борту, сэр, — сказал Хорнблоуэр.

Буш отдал приказ, и весь экипаж обнажил головы, чтобы церемония прошла строго по уставу.

Новый капитан достал из нагрудного кармана сложенный лист бумаги, развернул его и прочитал вслух:

Согласно приказу, отданному сэром Уильямом Корнуоллисом, вице адмиралом, кавалером ордена Бани, командующим кораблями Ла Маншской эскадры Королевского Величества, Джеймсу Персивалю Мидоусу, эсквайру…

— Вы что себе думаете?! У вас целый день впереди! — послышался зычный голос с баржи. — Принимайте шланги, да поживее! Господин лейтенант, а вас я попросил бы прислать людей на насосы.

Голос принадлежал капитану водоналивной баржи. Его бочкообразное тело привлекло всеобщее внимание. Буш в отчаянии замахал руками, призывая его воздержаться от замечаний до тех пор, пока церемония вступления в должность нового капитана не завершится.

— У вас еще будет куча времени для этих глупостей, когда вы перекачаете воду. Ветер может смениться в любую минуту! — закричал старый упрямец, не обращая внимания на несчастного лейтенанта.

Капитан Мидоус поморщился и на секунду прекратил чтение, словно собираясь заткнуть глотку наглецу. Но при всем своем росте и немалой физической силе он был не в состоянии что либо предпринять. Поэтому он выбрал другой путь — дочитал до конца приказ быстрой скороговоркой, так что никто толком ничего не понял, после чего с видимым облегчением свернул бумагу и сунул ее обратно в карман. Теперь, согласно закону, он стал полновластным командиром «Пришпоренного».

— Надеть головные уборы! — прокричал Буш.

— Освобождаю вас от командования шлюпом «Пришпоренный», сэр, — официально и слегка напыщенно объявил Мидоус.

— Разрешите выразить вам мое сожаление в связи со скверными манерами капитана баржи, сэр, — произнес Хорнблоуэр столь же официальным тоном.

— Так как насчет полдюжины матросиков покрепче? — крикнул с баржи толстяк шкипер, ни к кому конкретно не обращаясь.

Мидоус беспомощно пожал плечами.

— Это м р Буш — мой… прошу прощения, ваш старший офицер, — торопливо объявил Хорнблоуэр, представляя Мидоусу Буша.

— Выполняйте ваши обязанности, м р Буш, — кивнулМидоус, и Буш немедленно развил бурную деятельность по перекачке свежей воды из цистерн баржи в бочки «Пришпоренного».

— Что это за тип, сэр? — спросил Хорнблоуэр, незаметно указывая пальцем в сторону старого капитана.

— Поверьте, этот человек — сущее наказание. За два дня плавания он достал меня до самых печенок, — начал Мидоус, сопровождая каждую фразу грязными ругательствами. — Представьте себе, этот мерзавец не только капитан, но и больше чем наполовину совладелец этой грязной посудины. У него контракт с Адмиралтейством, и значит, нельзя забирать на военную службу ни его самого, ни его людей. Все они освобождены от набора и имеют соответствующие бумаги. Поэтому он позволяет себе делать и говорить все, что взбредет в голову. Клянусь вам, капитан, я не пожалел бы призовых денег за будущие пять лет, чтобы только заполучить эту скотину в свои руки хотя бы на десять минут. Влепить ему сотню плетей у решетки — больше мне ничего не нужно.

— М да… — протянул в задумчивости Хорнблоуэр. — А мне предстоит плыть с ним домой…

— Сочувствую и надеюсь, что вам повезет больше, чем мне.

— Прошу прощения, господа. — Один из матросов с баржи заставил их посторониться, чтобы протащить по сходням брезентовый шланг. По пятам за ним пробежал другой матрос с какой то бумагой в руках. Вокруг царила обычная при аврале суматоха.

— Не уйти ли нам отсюда, сэр? — предложил Хорнблоуэр. — Давайте спустимся в мою… я имею в виду в вашу каюту, где я смогу передать вам судовые документы. Я все приготовил заранее.

Сундук с пожитками самого Хорнблоуэра одиноко стоял на палубе возле кормового люка, напоминая о скором и неизбежном отплытии его хозяина.

В каюте Хорнблоуэр провел всего несколько минут — большего для завершения формальностей по передаче командования не потребовалось.

— Могу я попросить м ра Буша выделить матроса для переноски моего багажа на баржу, сэр? — осведомился Хорнблоуэр у нового капитана.

С этого момента он стал никем. Здесь, на «Пришпоренном», он не был даже пассажиром. У него не осталось на борту шлюпа больше никаких прав, что стало еще более очевидным, когда он вновь поднялся на палубу попрощаться с офицерами. Хорнблоуэр огляделся по сторонам, ловя взглядом знакомые лица, но все были поглощены насущными заботами по перекачке воды и не имели лишней секунды, которую могли бы уделить своему бывшему капитану. Поспешное рукопожатие, пара прощальных слов — и каждый торопился вернуться к исполнению своих обязанностей. Со странным чувством горечи и облегчения Хорнблоуэр повернулся наконец к сходням.

Облегчение, однако, быстро сменилось тревогой, как только он бросил взгляд на узкую доску, связывающую между собой борта обоих судов. Хотя «Пришпоренный» стоял на якоре, крупная зыбь довольно ощутимо раскачивала его. Хуже всего было то, что шлюп и баржа при этом раскачивались не в такт. Их верхние борта то сходились, то расходились, в результате чего сходни описывали в пространстве весьма необычную траекторию. Они то взлетали вверх, то обрушивались вниз, как детские качели, одновременно перемещаясь в горизонтальной плоскости в разные стороны, подобно стрелке компаса. Вследствие всего этого доску непрерывно трясло, а разрыв между шлюпом и баржей, который предстояло преодолеть Хорнблоуэру, ежеминутно менялся в пределах от шести до шестнадцати футов. Босоногому матросу не составило бы никакого труда пробежаться по ней, но для отвыкшего от подобных упражнений капитана восемнадцатидюймовая доска, да еще без поручней, представляла серьезное испытание. В то же время он ощущал на себе насмешливый взгляд толстого шкипера, но это, как ни странно, только укрепило его решимость покончить с переходом как можно скорее.

До этого он просто краем глаза наблюдал за движением доски, делая вид, что на самом деле следит за работой матросов. Но вот настал подходящий момент, и Хорнблоуэр быстро шагнул на сходни. Затем последовали несколько кошмарных секунд, когда он даже не мог сообразить, продвигается ли он вперед или стоит на месте. И вдруг все закончилось: Хорнблоуэр очутился на сравнительно ровной и спокойной палубе баржи. Бочкообразная фигура капитана не сделала ни единого движения ему навстречу, чтобы, по крайней мере, поздороваться, и Хорнблоуэр вынужден был направиться к нему, пока двое матросов с «Пришпоренного» переносили его скудный багаж.

— Вы капитан этого судна, сэр? — спросил он.

— Совершенно верно. Бедлстоун, шкипер «Принцессы». Так называется моя баржа.

— А я капитан Хорнблоуэр, и мне надлежит отплыть в Англию на вашем судне, — сказал Хорнблоуэр, намеренно употребляя слово «надлежит», так как манера поведения Бедлстоуна начала действовать ему на нервы.

— Ордер у вас есть?

Вопрос, а особенно тон, которым он был задан, нанесли еще один укол самолюбию и достоинству Хорнблоуэра. Он почувствовал, что не сможет долго терпеть такую наглость.

— Есть! — коротко отрезал он.

Бедлстоун обратил к Хорнблоуэру круглое, мясистое, кирпичного цвета лицо, на котором чудно выделялись два ярко голубых глаза. Взгляд его скрестился с твердым взором Хорнблоуэра, решившего не отступать ни на дюйм и приготовившегося дать отпор, если Бедлстоун позволит себе непозволительные вольности в обращении к капитану Королевского Флота. Однако вместо этого шкипер без обиняков объявил:

— Стол и каюта — гинея в день. Если желаете по другому, то три гинеи за весь переход.

Требование платы за стол настолько удивило Хорнблоуэра, что это несомненно отразилось у него на лице. Сделав над собой усилие, он постарался, чтобы в последующих его словах оно не проявилось так очевидно. Он решил не задавать напрашивающегося вопроса, будучи в полной уверенности, что с юридической стороны требование Бедлстоуна вполне правомерно. Заключенный им с Адмиралтейством контракт, безусловно, вменял ему в обязанность бесплатно перевозить нуждающихся в транспорте офицеров, но наверняка умалчивал о таком щекотливом вопросе, как снабжение их продовольствием. Мысли капитана Хорнблоуэра завертелись с бешеной скоростью

— В таком случае я предпочитаю три гинеи, — объявил он свое решение с невозмутимым видом и ясном человека, для которого разница между одной гинеей и тремя представляется несущественной. Уже произнеся эти слова, он закончил мысленный подсчет и пришел к выводу, что ветер, вероятнее всего, сменится на западный, и путешествие до берегов Англии может оказаться непредвиденно долгим.

Пока они беседовали, один из насосов вдруг засбоил, а несколько секунд спустя остановился и второй. Наступившая тишина резанула по ушам, как пушечный выстрел. С «Пришпоренного» послышался окрик Буша.

— Здесь девятнадцать тонн! Мы можем примять еще две.

— Еще две вы не получите! — заорал Бедлстоун. — Мои цистерны пусты.

Хорнблоуэр слушал их перебранку с незнакомым чувством отстраненности. Его плечи больше не давил тяжкий груз ответственности, хотя услужливый мозг мгновенно подсчитал, что залитой в бочки пресной воды хватит «Пришпоренному» на сорок суток. Но теперь Мидоусу придется ломать голову, как растянуть этот скромный запас. Перемена ветра потребует подвести шлюп вплотную ко входу в Гуле, но и эта задача теперь висела на шее Мидоуса. Что касается его, Хорнблоуэра, то он сильно сомневался, что когда либо в будущем ему придется ее решать.

Матросы со шлюпа, работавшие у насосов, уже торопились обратно, резво перебегая по сходням на палубу «Пришпоренного», а двое с «Принцессы», следившие за шлангами, вернулись на баржу, таща за собой их брезентовые рукава. Последним покинул палубу помощник Бедлстоуна с подписанными документами о приеме воды.

— По местам стоять! — закричал Бедлстоун. — Эй, мистер, подтянуть фалы кливера.

Сам шкипер встал к штурвалу и весьма аккуратно отвел неповоротливую баржу от «Пришпоренного».

Он занимал позицию рулевого все то время, что понадобилось полдюжине его подчиненных на уборку матов и мешков с песком, свисавших вдоль борта и служивших амортизаторами. Прошло меньше минуты, а оба судна уже разделяла широкая полоса воды, и чтобы докричаться до соседа, требовалось поднапрячь голосовые связки. Хорнблоуэр бросил последний взгляд на удаляющийся шлюп. Похоже было, что Мидоус решил еще раз собрать и построить экипаж, чтобы на этот раз торжественно произнести свою инаугурационную речь. Ни одна пара глаз не повернулась в сторону баржи и одинокой фигуры стоящего на палубе Хорнблоуэра. Узы морского братства чрезвычайно крепки, но и они порой рвутся в мгновение ока. Весьма вероятно, решил Хорнблоуэр, что ему не придется больше встретиться с Бушем.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconСесил Скотт Форестер Мичман Хорнблауэр Хорнблауэр 1
«Я нашел „Хорнблауэра“ восхитительным, чрезвычайно увлекательным» (Сэр Уинстон Черчилль)

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconСесил Скотт Форестер Линейный корабль Хорнблауэр 6
Капитан Горацио Хорнблауэр держал в руках свежий, только что из типографии, оттиск

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconСесил Скотт Форестер Хорнблауэр и «Атропа» Хорнблауэр 4
Вдобавок непредсказуемая английская погода решила в середине декабря порадовать ясным солнечным деньком. Несмотря на холод, путешествие...

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconСвященные письмена Религиозные знаки и символы
Дж. С. Купера, северный конец креста символизировал северный ветер, самый мощный, всепобеждающий; а также голову и интеллект. Южный...

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconСкотт Роберт Фолкон Скотт
Антарктиду в начале 1911, С. в ноябре двинулся на Ю. от о. Росса и достиг с четырьмя спутниками Южного полюса 18 января 1912 (на...

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconВладимир Динец Ветер в траве Владимир Динец. Ветер в траве
Шелест автомобильных шин по мутным лужам сливался в несмолкающее шипение. Никого из начальства в комнате не было, и я, оторвавшись...

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 icon1991 году Альберт подписал контракт со звукозаписывающей компанией rex, и назвал свой проект Circle of dust, созданный на руинах коллектива Immortal. Первый альбом Circle of dust, который записал Альберт вышел в 1992
Парень из Мичигана по имени Скотт Альберт (он же: Клейтон, Celldweller, Клай Скотт, Дред, Десвиш, Токс и т п.) в свое время проэкспериментировал...

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconОлег Голобородько / Сын Андрея спартак ! Правый галс !
И парус несёт нас вперед Мы вышли в Столичное море Спартаковцы — дружный народ! Упрямо волну рассекая, Стремимся мы только вперёд,...

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconBurns alone is enough
Скотт: Не знаю, как отблагодарить судьбу за удовольствие снова встретить вас, миледи

Сесил Скотт Форестер Трафальгарский ветер Хорнблауэр 11 iconЛитература катлип Скотт М., Сентер Ален Х., Брум Глен М
Сущность и принципы связей с общественностью. Подходы к определению сущности понятия "паблик рилейшнз"

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка