Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии




НазваГеморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии
Дата канвертавання04.12.2012
Памер186.39 Kb.
ТыпДокументы
ГЕМОРРАГИЧЕСКАЯ ЛИХОРАДКА С ПОЧЕЧНЫМ СИНДРОМОМ –

РЕАЛЬНАЯ УГРОЗА ДЛЯ РОССИИ


Ткаченко Е.А.

Институт Полиомиелита и вирусных энцефалитов им.М.П.Чумакова РАМН


Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС), изучение которой было начато в нашей стране более 70 лет тому назад, и в современный период продолжает играть важную роль в патологии человека. ГЛПС - вирусный нетрансмиссивный зооноз, широко распространенный в Евразии, а в России занимающий первое место по заболеваемости среди природноочаговых инфекций. Возбудители ГЛПС – вирусы Пуумала, Хантаан, Сеул и Добрава, относятся к роду Хантавирус (семейство Буньявириде), который включает в настоящее время более 30 различных хантавирусных серотипов или генотипов. К ним относятся нe только патогeнныe для человека хантавирусы, но такжe вирусы с нeустановленной к настоящему времени эпидемиологической значимостью. На территории России среди мелких млекопитающих циркулируют, по крайней мере, 8 хантавирусных серотипов. Вопрос о реальном количестве существующих в природе хантавирусов остается открытым, как и вопрос об эпидемиологической опасности еще не выявленных к настоящему времени серотипов, их природных резервуарах и носителях.

Хантавирусы эволюционно тесно связанны с определенны­ми видами грызунов из семейств Cricetidae и Muridae (полевки, мыши, крысы). Вирусы передаются в основном респираторным путем, а источником заражения людей служат сами те­плокровные носители, выделяющие вирус с экскретами во внешнюю среду. Экспериментальные и полевые исследования показа­ли, что ГЛПС протекает у грызунов как хроническая бессимптом­ная инфекция, не оказывающая за­метного влияния на жизнедеятель­ность животных. Антитела к вирусу сохраняются у инфицированных осо­бей пожизненно (до 15 месяцев), а наиболее интенсивное размножение возбудителя и выделение его со слю­ной, мочой и калом происходит в первый месяц после заражения. Именно в этот период зверьки пред­ставляют наибольшую эпизоотическую и эпидемическую опасность. Одним из признаков активного вирусоносительства служит присутствие вирус­ного антигена в легких зверьков. В более поздние сроки после зараже­ния, когда у большинства зверьков можно обнаружить только антитела, они в меньшей степени способны к эстафетной передаче инфекции.

На территории России эпидемически активные очаги ГЛПС расположены в основном в умеренных широтах Европейской части и на Дальнем Востоке. Более 95% случаев заражения ГЛПС происходят в Европейских очагах, приуроченных к лесным ландшафтам. Здесь циркулирует хантавирус Пуумала, основным резервуаром которого в природе является европейская рыжая полевка (Clethrionomys glareolus). Наиболее активная очаговая территория расположена в оптимуме ареала рыжей полевки - в широколи­ственных и хвойно-широколиственных лесах Приуралья и Среднего Поволжья. 89,7% всех зарегистрированных за период с 1996 по 2006 гг. случаев заражения ГЛПС в РФ приходится на Приволжский Федеральный округ (81855 из 91314 больных). Относительный показатель заболеваемости в 11 из 15 субъектов округа превышает, в среднем, 10 на 100 тыс. населения (при среднем по России - 5,7). Особенно высокие по­казатели отмечены в республике Башкортостан и Удмуртской республике: 68,5 и 56,1, соответственно, а также в Республике Марий Эл (25,3), Оренбургской обл. (24,1), республике Татарстан (23,8), Ульяновской обл. (21,6), Пензенской обл. (17,0), Чувашской республике (14,1), республике Мордовия (12,5) и Пермской обл. (10,7). Именно в этих республиках и областях, на территории активнейших природных очагов расположены крупные населенные пункты, что многократно увеличивает риск заражения людей. Большая часть случаев ГЛПС в этом регионе приходится на городских жителей (64,5%). 3,7% от больных ГЛПС составляют дети в возрасте до 14 лет. Мужчины болеют ГЛПС в 2-4 раза чаще, чем женщины, при этом в 75% в наиболее трудоспособном возрасте от 20 до 50 лет. Заражения про­исходят в основном в летне-осенний период (июль-октябрь) в естественных и наиболее благо­приятных для рыжей полевки местообитаниях: непосредственно в массивах коренного леса или на расположенных там же садово-огородных участках.

По сравнению с предыдущей декадой (1986-1995 гг.) заболеваемость ГЛПС в Приволжском ФО увеличилась почти в 1,5 раза. На активизацию природных очагов ГЛПС могли косвенно повлиять те изменения кли­мата, которые происходили здесь во второй половине 20 века и связанные с ними изменения в очаговых экосистемах. Уровень за­болеваемости нетрансмиссивными зоонозными инфекциями, в частности ГЛПС, зависит, главным образом, от обилия теплокровных носителей и пространственно-временной структуры их населе­ния, которые определяют интенсивность эпизоотического процесса.

Индекс доминирования рыжей полёвки имеет тенденцию к возрастанию на протяжении последних лет. Это связано как с ростом численности самой рыжей полевки, так и с резким сокращением поголовья родственного ей вида - красной полевки (Clethrionomys rutilus). При этом среди инфицированных зверьков рыжая полевка со­ставляет 96%, т.е. служит фактически единственным резервуаром вируса. Годовые колебания численности рыжей полёвки и заболеваемости ГЛПС обычно совпадают. Большие вспышки, которые во многом определяют общий уровень заболеваемости, повторяются каждые 2-4 (чаще 3) года. Они приходятся, как правило, на годы пиков численности полевок, которым предшеству­ет подснежное размножение зверьков. Способность размножаться зимой и ранней вес­ной при благоприятных условиях (климатических, кормовых, демографических) - отличитель­ная черта популяций рыжей полевки в оптимуме ареала. Именно при раннем (подснежном) размножении рыжих полевок происходят подъемы эпизоотической активности. При этом эста­фетной передаче вируса способствует раннее появление зрелых особей в популяции и большая численность размножающихся сеголеток, которые играют основную роль в развитии эпизоотиче­ского процесса в летний период. Основной прогностический тест для «вспышечных лет» - разновозрастный состав весенней популяции (апрель-май) и присут­ствие в ней зрелых сеголеток. Уровень численности полевок и сроки начала их размножения в той или иной степени связаны с климатическими условиями. В последние десятилетия 20-го века температура и количе­ство осадков в умеренных широтах Европы неуклонно возрастали, несмотря на значительные колебания этих показателей в разные периоды. Изменения гидротермического режима влияют на популяции грызунов вероятно, опосре­дованно, через трансформацию среды обитания. Механизмы воздействия климатических факторов на население грызунов до сих пор недо­статочно ясны и требуют дальнейшего изучения. Однако уже сейчас не вызывает сомнения, что произошедшие изменения благоприятно сказываются на условиях существования рыжей полев­ки, и в конечном итоге способствуют росту заболеваемости ГЛПС.

На эпидемиологическое проявление очагов ГЛПС помимо природных, несомненно влияют и социальные факторы. В частности, до начала 90-х годов в Башкортостане, Удмуртии и на других очаговых тер­риториях этого региона почти половина всех заражений городских жителей происходила при кратковременных посещениях леса, и лишь четверть - на садово-огородных участках. В последние 15 лет это соотношение стало обратным: 30% и 47%, соответственно. Это произошло за счет увеличения количества дачных участков в последние годы. Можно предположить, что на территории России социальные сдвиги лишь усиливают воз­действие природных факторов на эпидемическую ситуацию при ГЛПС.

В дальневосточных регионах России ГЛПС вызывается, в основном, хантавирусом Хантаан (в очагах сельского типа) и реже вирусом Сеул (в очагах городского типа). Возможно, что и вирус Амур играет этиологическую роль в структуре заболеваемости ГЛПС на Дальнем Востоке, однако окончательный выводы делать преждевременно, поскольку ещё не получены убедительные данные (исследование сывороток крови больных ГЛПС в реакции нейтрализации вируса), подтверждающие это предположение.

Природным резервуаром для вируса Хантаан являются полевая (Apodemus agrarius) и восточно-азиатская (Apodemus peninsulae) мыши, вируса Сеул – серая крыса (Rattus norvegicus). Вирус Амур выделен от восточно-азиатской мыши (Apodemus peninsulae). В Дальневосточном ФО за последние 11 лет зарегистрировано 11513 случаев ГЛПС (в среднем, 2 на 100 тыс. населения). Из 10 субъектов округа заболеваемость ГЛПС регистрировали только в 4, включая: Приморский край (888 сл., 4,0 на 100 тыс.), Хабаровский край (333 сл., 2,0 на 100 тыс.), Еврейская автономная обл. (167 сл., 8,0 на 100 тыс.) и Амурская обл. (125 сл., 1,2 на 100 тыс.). Среди больных ГЛПС городские жители составляли 64%; дети в возрасте до 14 лет – 4,2%.

В Уральском ФО (2339 сл.) 80% всех зарегистрированных случаев ГЛПС приходятся на Челябинскую область (1871 сл., в среднем, 4,7 на 100 тыс. населения). Заражения людей были обусловлены вирусом Пуумала, а источником заражения являлась рыжая полёвка.

8 спорадических случаев ГЛПС зарегистрировано в Сибирском ФО, включая Читинскую (5 сл.), Омскую (2 сл.) и Новосибирскую (1 сл.) области.

В Северо-Западном ФО зарегистрировано 772 случая ГЛПС, из которых почти половину всех больных ГЛПС в округе составляли жители Вологодской области (370 сл.), 142 заболевших проживали в г. Санкт-Петербурге, 133 – в Ленинградской обл., 46 – в Калининградской обл., 43 – в республике Карелия, 26 – в республике Коми, 10 – в Мурманской и 2 – в Псковской областях. Городские жители среди заболевших ГЛПС в округе составили 76%, дети в возрасте до 14 лет – 1%. Заражения людей были обусловлены вирусом Пуумала и осуществлялись при контактах с рыжими полёвками.

На втором месте по заболеваемости ГЛПС в РФ после Приволжского стоит Центральный ФО. По сравнению с предыдущим десятилетием заболеваемость ГЛПС в этом округе выросла почти в 2 раза. За период с 1996 по 2006 гг. было официально зарегистрировано 4620 случаев (в среднем 1,1 на 100 тыс. населения). 74% от общего числа заболевших составляли городские жители и 0,7% дети в возрасте до 14 лет. Случаи ГЛПС регистрировались во всех 18 административных областях Центрального ФО, хотя количественно распределялись по областям не равномерно. Наибольшее количество больных ГЛПС было выявлено в Тульской (1240 сл) и Ярославской (742 сл.) областях. Не может не обратить на себя внимание третье общее место г. Москвы и Московской области (529 и 112 случаев, соответственно), что составляет 14% от всех заболевших ГЛПС в Центральном ФО. 423 и 360 случаев ГЛПС зарегистрировано в Рязанской и Тверской областях, соответственно, и более чем по 100 случаев в Калужской, Владимирской, Воронежской, Ивановской, Костромской и Смоленской областях.

В этиологической структуре ГЛПС на большинстве административных территорий Центрального ФО преобладает вирус Пуумала, природным резервуаром которого и источником заражения людей является рыжая полёвка.

Однако, вопреки ранее сложившемуся мнению о существовании на территории европейской части России только одного возбудителя ГЛПС - вируса Пуумала, к концу 90-х годов стало вполне очевидным довольно широкое распространение вируса Добрава и его этиологическая роль, как возбудителя ГЛПС.

До 1997 г. вирус Добрава ассоциировали лишь с заболеванием людей ГЛПС на территории бывшей Югославии. Факт существования и эпидемиологическая значимость этого вируса на территории европейской части России были впервые установлены в 1997 г. в результате ретроспективного обследования крови реконвалесцентов, за­разившихся в 1991 - 1992 гг. в Рязанской и Туль­ской областях во время вспышки ГЛПС (130 случаев), впервые зарегистрированной в природных очагах, приуроченных к остепнённому (антропогенному) ландшафту. Кроме Югославии и России, этиологическая роль вируса Добрава, как возбудителя ГЛПС, бы­ла установлена еще в семи странах Европы, где заболеваемость ГЛПС носила спорадический характер. Зимой 2001-2002 гг. на безлесной территории трех центральных областей России (Воронежской, Липецкой, Орловской) была зарегистрирована крупная вспышка ГЛПС (167 случаев), вызванная вирусом Добрава.

Следует отметить, что за все предыдущие до этой вспышки годы, то есть с мо­мента начала официальной регистрации Минздра­вом СССР заболеваемости ГЛПС в стране (1978 г.) в Липецкой области отсутствовали случаи ГЛПС, а в Воронежской и Орловской областях заболеваемость носила спорадический характер.

Отсутствие должного опыта у клиницистов в от­ношении редко встречавшейся прежде болезни вызывало значительные трудности дифференциальной диагностики ГЛПС. Окончательный клиниче­ский диагноз ГЛПС у подавляющего числа больных выставлялся лишь после лабораторной специфической диагностики. При серологическом исследова­нии сывороток крови у 95% боль­ных ГЛПС идентифицировали антитела к вирусу Добрава и у 5% больных - к вирусу Пуумала. Существенных различий клинических форм течения болезни у больных ГЛПС, этиологически обусловлен­ной вирусами Пуумала и Добрава не выявлено.

При вирусологическом исследовании органов мелких млекопитающих из легочной ткани полевых мышей были выделены 4 штамма вируса Добрава.

Таким образом, были выявлены новые природные очаги хантавирусной инфекции на безлесных территориях Воронежской, Липецкой и Орловской областей, ана­логичные тем, что были выявлены ранее в сходных ландшафтах Тульской и Рязанской областей. К отличительным особенностям этих очагов можно от­нести циркуляцию вируса Добрава и веду­щую роль полевой мыши (Apodemus agrarius) как основного резервуара и переносчика этого вируса. Доказана этиологическая роль вируса Добрава в структуре заболевае­мости ГЛПС, что указывает на эпидемиологическую значимость как вновь выделенного хантавиру­са, так и его основного хозяина - полевой мыши.

Сравнительный эпидемиологический анализ вспышки ГЛПС, вызванной вирусом Добрава (ГЛПС-ДОБ) в трех центральных областях европей­ской части России зимой 2001 - 2002 годов, и вспышки, вызванной вирусом Пуумала в Республике Башкортостан в 1997 году (ГЛПС-ПУУМ), выявил ряд различий принципиального характера. Так, 93,4% от общего числа больных ГЛПС-ДОБ составляли сель­ские жители, в то время как среди больных ГЛПС-ПУУМ в Башкортостане они составляли только 31%. Заболеваемость ГЛПС-ПУУМ характеризовало посте­пенное нарастание ее с апреля по октябрь, затем снижение до конца ноября. Напротив, все больные ГЛПС-ДОБ были зарегистрированы в промежутке между нояб­рем и мартом с наивысшим подьемом забо­леваемости в декабре (47,6%) и январе (44,9%).

По роду занятий среди больных ГЛПС-ПУУМ, в це­лом по Республике Башкортостан, значительно пре­обладали рабочие (47,7%). Среди больных ГЛПС-ДОБ доля работников сель­ского хозяйства составляла 25% (механизаторы 9,5%, скотники - 8,8%, доярки - 2,9%, животново­ды - 2,2% и ветработники - 1,5%).

Заражение больных ГЛПС-ПУУМ происходило в различных условиях, однако наиболее мно­гочисленными были заражения во время кратковременных посещений леса, чаше всего во время прогу­лок (22,9%), при выездах на рыбную ловлю (4,3%), охоту (3,0%). При работе в садах и на огородах, про­живании на дачах заразились около трети всех заболевших. Эта группа значительно преобладала среди больных ГЛПС-ПУУМ, проживающих в г. Уфе (более 40%). В тоже время заражения больных ГЛПС-ДОБ случалось главным образом при уходе за домашними животными (крупный рогатый скот, лоша­ди, овцы, козы, свиньи и пр.) по месту жительства или работы, чаше всего при разборке стогов, пе­ревозке сена, соломы и фуража, приготовлении и раз­даче кормов, использовании соломы для подстилки в стойле (сушка и размельчение сена, соломы). При дру­гих видах сельскохозяйственных работ заражения про­исходили в основном при заготовке, хранении сена и зерна, в процессе обработки зерна на мельницах и мас­лобойнях и лишь в 1,6% случаев - при выездах на охо­ту и остановках на отдых у стогов сена или соломы.

В результате широких исследований по серотипированию сывороток крови были выявлены больные ГЛПС, заразившиеся вирусом Добрава на 7 из 8 обследованных административных территориях, включая Рязанскую, Тульскую, Брянскую, Смоленскую, Пензенскую, Саратовскую области и Республику Башкортостан. В 2005 г. были впервые обнаружены природные очаги циркуляции вируса Добрава на территории Самарской и Астраханской областей. На основании полученных данных можно говорить о том, что, по крайней мере, 5% от общего количества регистрируемых на территории европейской части России случаев ГЛПС этиологически обусловлены вирусом Добрава. Очевидно, циркуляция вируса Добрава в популяции полевой мыши (основной хозяин этого вируса) носит повсеместный характер, хотя окончательный вывод о его ареале и нозоареале ГЛПС можно будет сделать лишь после проведения соответствующих исследований на большинстве административных территорий России.

Переходя к эпидемиологическому анализу заболеваемости ГЛПС в Южном ФО, целесообразно, на наш взгляд, начать с обнаружения уникального природного очага хантавирусной инфекции в субтропической зоне Краснодарского края на территории Большого Сочи. К отличительным особенностям этого очага можно отнести установленный факт циркуляции ранее нигде не описанного геноварианта хантавируса Добрава и определение роли кавказской лесной мыши (Apodemus ponticus), как основного хозяина и переносчика этого вируса. Кроме того, следует отметить, что к настоящему времени нами получены данные, свидетельствующие об этиологической роли хантавируса Добрава в структуре заболеваемости ГЛПС среди жителей Большого Сочи, что указывает на эпидемиологическую значимость, как вновь выделенного хантавируса, так и его основного хозяина - кавказской лесной мыши. За период с 2000 г. по настоящее времени количество больных, выявленных на территории Большого Сочи составляет более 30 человек. В сентябре этого года зарегистрирован летальный исход в результате тяжёлой формы ГЛПС у больного из Сочи, заразившегося вирусом Добрава.

Всего за 11 последних лет в 2-х из 13 субъектов Южного ФО зарегистрировано 217 случай ГЛПС, включая Волгоградскую область (131 сл., в среднем 0,5 на 100 тыс. населения) и в Краснодарский край (75 сл., в среднем 0,1 на 100 тыс. населения). Среди заболевших ГЛПС городские и сельские жители распределились поровну, а дети в возрасте до 14 лет составили 4,8%.

По клиническим признакам можно выделить два отличающихся типа очагов ГЛПС. На Дальнем Востоке Российской Федерации заболевание протекает, как правило, с большей долей тяжелых форм, с более выраженными инфекционно-токсическими проявлениями, с чаще встречающимся и более тяжелым геморрагическим синдромом. В европейских очагах преобладают среднетяжелые и легкие формы ГЛПС. Летальность, как показатель тяжести течения ГЛПС, составляет от 1-4% в европейских и до 5-10% в дальневосточных районах России. Установлено существование стертых и атипичных клинических форм ГЛПС, выявление которых возможно лишь с помощью специфической лабораторной диагностики.

Многообразие клинических проявлений при ГЛПС нередко затрудняет дифференциальную диагностику болезни, в связи с чем для установления этиологии заболевания и подтверждения клинического диагноза ГЛПС необходимы лабораторные исследования крови больного. Для специфической диагностики ГЛПС в России широко применяются 2 вида коммерческих диагностикумов производства ФГУП Института полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М.П.Чумакова РАМН: “Культуральный поливалентный диагностикум ГЛПС для непрямого МФА” - для cеродиагностики ГЛПС у больных и “Иммуноферментная тест-система (Хантагност) - для выявления хантавирусного антигена” - для обследования мелких млекопитающих на присутствие хантавирусной инфекции. Уровень инфицированности грызунов свидетельствует о степени напряжённости эпизоотического процесса – основного фактора, используемого для прогнозирования эпидемической ситуации и обусловливающего показания к проведению соответствующих противоэпидемических мероприятий в природных очагах инфекции.

Сроки появления молодых особей рыжей полевки и интенсивность включения сеголеток в эпизоотический процесс могут служить основой для эпидемиологического прогнозирования в очагах ГЛПС, ассоциированных с вирусом Пуумала. Сигналом эпизоотического и эпидемиче­ского неблагополучия территории служит наличие среди рыжих полевок, добытых в апреле, молодых особей и повторно беременных самок. В те годы, ко­гда раннее появление молодняка наблюдается на боль­шей части активной очаговой территории, регистри­руют особенно большие эпидемические вспышки ГЛПС. В других случаях, когда подснежное размноже­ние рыжих полевок в отдельных очагах происходит не синхронно, подъёмы заболеваемости ГЛПС на разных административных территориях могут не совпадать по годам. Поэтому для правильного прогнозирования эпидемической ситуации необходим мониторинг наи­более активных очагов в каждой области или респуб­лике. На территориях, расположенных в зоне широко­лиственных и хвойно-широколиственных (подтаеж­ных) лесов, где проводятся регулярные зоологические наблюдения, есть возможность прогнозировать воз­никновение больших подъёмов заболеваемости ГЛПС по состоянию весенней популяции рыжей полевки за три месяца до начала массовых заражений. При ис­пользовании в прогностических целях результатов ла­бораторных исследований грызунов следует обращать внимание на сезонную динамику численности инфицированных рыжих полевок (положительных на присутствие антигена в ИФА) и на возрастной состав инфицированных зверьков. В годы эпизоотических и эпидемических подъёмов чис­ленность положительных в ИФА рыжих полевок, весной и в начале лета, оказывается в среднем в 5 раз вы­ше, чем осенью предыдущего года. При этом в июнь­ской популяции больше половины инфицированных полевок - это сеголетки, родившиеся в марте - мае текущего года. В другие годы численность инфицирован­ных рыжих полевок с осени до весны - начала лета резко снижается и среди них подавляющее большин­ство составляют перезимовавшие особи.

Рыжие полевки в очагах ГЛПС, обусловленной вирусом Пуумала и полевые мы­ши в очагах ГЛПС, обусловленной вирусом Добрава служат основным источником заражения человека. Для того чтобы заметно снизить уровень заболеваемости ГЛПС, необходимо поддержи­вать численность этих грызунов (основных хозяев виру­сов-возбудителей ГЛПС) на низком уровне, предотвра­щая возникновение эпизоотических ситуаций. До сих пор неспецифическая профилактика в очагах ГЛПС ог­раничивается дератизационными мероприятиями. Для очагов ГЛПС-Добрава дератизация может быть достаточно эффективной, если проводить ее в осенне-зимний се­зон в местах скопления полевой мыши: в ометах, сто­гах, на животноводческих фермах и надворных постройках частного сектора. В очагах ГЛПС-Пуумала, в ко­торых регистрируют подавляющее число заболеваний в европейской части России, дератизационные меро­приятия, как правило, мало результативны. Уничтоже­ние лесных грызунов средствами дератизации в их ес­тественных местообитаниях, особенно при высокой численности, - задача практически нереальная. Воз­можна лишь профилактическая дератизация внутри и вокруг жилых и производственных объектов, где могут возникнуть групповые заболевания. Однако их «под­питка» рыжими полевками из естественных мест обита­ния в летне-осенний период происходит очень быстро, при этом численность грызунов на обработанных тер­риториях восстанавливается. Кроме того, надо учиты­вать, что при обновлении поголовья полевок риск зара­жения людей увеличивается. Среди вновь вселившихся оказывается большая доля недавно инфицированных особей, которые служат основным источником зараже­ния людей. Единственным радикальным способом оз­доровления лесных очагов является проведение на их территории лесотехнических мероприятий: приведе­ние лесов в лесопарковый вид. Уничтожение подлеска и молодой поросли, очистка леса от бурелома и валеж­ника, а также регулярные покосы ухудшают защитные условия и кормовую базу рыжей полевки, уменьшая «емкость» ее местообитаний. В результате, как показал опыт, на таких участках численность этих грызунов резко снижается и держится на низком уровне в тече­ние 10 - 15 лет, что уменьшает эпидемическую актив­ность очагов, Подобные лесотехнические мероприятия необходимо проводить в зеленых зонах крупных насе­ленных пунктов и в других лесных массивах, интенсив­но используемых населением для отдыха и хозяйствен­ной деятельности, а также вокруг оздоровительных и других объектов, расположенных в лесу. После сниже­ния поголовья основных носителей инфекции в естест­венных местообитаниях необходимость проведения дератизационных работ на некоторых объектах отпадет, а в остальных случаях эти работы станут более резуль­тативными. Вместе с тем, несмотря на определенную эффективность неспецифической профилактики, наи­более перспективным методом борьбы с ГЛПС предста­вляется специфическая профилактика, то есть вакцина­ция населения эндемичных регионов. При этом, как показали результаты анализа структуры заболеваемости ГЛПС и иммунного статуса здорового населения по отношению к возбудителю этой инфекции в России, группа населения с высоким риском заражения ГЛПС не ограничивается только характерными для природно-очаговых инфекций видами профессиональной деятельности. То есть, показанием к вакцинации против ГЛПС, практически, в равной степени обладают все профессиональные группы населения эндемичных территорий.

Известно о промышленном производстве коммерческих вакцин против ГЛПС в Китае и Южной Корее, однако ни одна из этих вакцин не может применяться в европейских регионах России, поскольку все они производятся на основе вирусов Хантаан и Сеул и не обладают защитным действием против вируса Пуумала – основного возбудителя ГЛПС на территории Европейской части России.

В настоящее время в Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов им.М.П.Чумакова РАМН ведутся широкие исследования по разработке технологии изготовления убитой культуральной бивалентной вакцины против ГЛПС на основе субстрата клеток VERO-E6, инфицированных штаммами вирусов Пуумала и Добрава, выделенными в России из крови больных ГЛПС.

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconГеморрагическая лихорадка с почечным синдромом
Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (глпс) тяжелое инфекционное заболевание, проявляющееся поражением кровеносных сосудов...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconГеморрагическая лихорадка с почечным синдромом острое инфекционное заболевание вирусной этиологии. Болезнь распространяется в определенных местностях, а
Болезнь распространяется в определенных местностях, а именно там, где живут мышевидные грызуны, зараженные вирусом. Главные источники...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconРаспостранение инфекций в мире
Болезни, передающиеся насекомыми, не представляют большой опасности для путешественника, хотя в некоторых районах встречаются филяриоз...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconГеморрагическая лихорадка эбола
Перечень стран, в которых регистрировались случаи заболеваний, представляющих чрезвычайную ситуацию в области международного здравоохранения...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconГеморрагическая лихорадка эбола
Восточный регион. В дистриктах: Birim Cetntral, в Suhum-Kraboa-Coaltar, Akuapem South,Lower Manya, West Akyem, Kwaebibirem, Kwahu...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconКрымская-конго геморрагическая лихорадка: клинико-патогенетические аспекты и оптимизация лечения
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования ««Ставропольская государственная...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconБольные синдромом Аспергера идеальные тестеры по чикагский некоммерческий стартап
Они берут на работу только больных синдромом Аспергера (его также называют «синдромом гика»). Это одна из форм высокофункционального...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии icon1. Этапы формирования шведской империи
Финского залива новгородцам удалось потеснить шведов. Создалась реальная угроза королевским владениям, и в 1290-х гг началось новое...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconГеморрагическая лихорадка эбола
Гвинее, Либерии, Сьерра-Леоне и Нигерии. Однако многососковые крысы, которые распространяют геморрагическую лихорадку Ласса, обитают...

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом реальная угроза для россии iconЛето пора овощного и фруктово-ягодного изобилия, за время отпуска можно пополнить запас витаминов в организме, приучить себя к правильно сбалансированному
Но летний отпуск – это еще и частые поездки загород, встречи с друзьями, пикники на свежем воздухе, шашлык, барбекю и тому подобное....

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка