Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с




НазваАлексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с
старонка36/36
Дата канвертавання03.12.2012
Памер3.55 Mb.
ТыпДокументы
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   36

— В голове не укладывается! Значит, ты и есть та самая Марионелла-Жозефина…

— Та самая, Сережа.

— И как же ты выглядишь… — Тут я запнулся.

— В своем естественном состоянии?

— Да.

— Мы отличаемся, Сережа. Наверное, в вашем понимании мы уродливы, хотя ни клыков, ни хвостов не имеем.

Поверить было трудно, но я поверил сразу. Мод никогда не лгала, хотя могла о многом умалчивать. И вот решила открыть свою главную тайну. Сомневаюсь, что ее прошлые мужья об этом знали, а мне она сказала. Чтобы меньше страдал от потери?

— Тебе не страшно, что любил монстра?

Я покачал головой:

— Нет. Я видел земную женщину. И любил то, что видел. Страшно должно было быть тебе. Как ты меня… выносила?

— Я тебя до сих пор люблю. Для мыслящего существа важно, какое оно внутри, а не снаружи. Хотя снаружи… ты тоже ничего.

— Не могу поверить.

— Понимаю. Да, я не забыла, кто я. Но почти тысячу лет пробыла человеком. Успела полюбить то, что любите вы. Родила нескольких детей. Вполне нормальных, человеческих.

— Зачем ты стала человеком?

— Помогла вам одолеть старость.

— Бог мой… ни больше ни меньше. Вот вам и пришельцы… Тебя хоть наградили?

— О, всем, чем только можно было. Быть человеком — само по себе награда, честное слово. Во многих смыслах.

— Откуда ты?

— Не так уж важно, Сережа. Важно другое. Я загостилась.

Она встала, поправила прическу. Подошла к окну, вдохнула морской воздух. В печальной улыбке блеснули ровные белые зубы.

— Нет, я стала человеком не на несколько столетий. Я уже не перестану им быть. И сейчас способна понять красоту вашего мира. Но она меня не трогает, понимаешь? Ею должны насладиться другие. Более молодые.

— Послушай…

Она остановила меня жестом.

— Спасибо, Серж, спасибо, мой родной! Ты задержал меня, вернул свежесть чувствам. Я была счастлива, счастлива по-настоящему. Последняя любовь горька и мучительна, но лучше ее не бывает, поверь мне. Ах, как не ждала я твоего куста роз! Да, ты пленил меня. Властно, как и полагается мужчине. Если угодно — поработил. Ослабил волю, остановил на пути к цели. Но больше всего я желаю, чтобы в свое время ты пережил то, что я пережила с тобой.

Мод вздохнула, взгляд ее погас.

— Увы, невозможно застрять навсегда ни в каком рае. Что-то обрящет только идущий. Это главное, что я поняла в своих жизнях. Я ухожу дальше. Прощай. И прости за боль, которую причиняю. Этого я и боялась тогда, в самые славные времена Гравитона-4. Теперь уже вряд ли там будут более славные времена…

— Мы больше не увидимся?

— Надежда есть всегда.

— Да?

— Как же иначе, Сережа?

— Где? — тихо спросил я.

— Там, где время мало что значит. Его не следует бояться. Так же, как и перемен.

— Да где же?!

Мод погладила мои волосы.

— У тех, кто старше нас. Только не отказывайся ради этого от нынешней жизни. Парамон говорит, что там нет наших радостей. Жутко тяжело, пока не привыкнешь. Тебе еще рано, Сереженька.

— Уж как получится, любимая…

— Помни вот о чем. У тебя есть трогательные друзья. Ты еще встретишь мудрых и прекрасных женщин. И ты еще не исполнил своего долга перед землянами.

— Да кто они такие?

— Кто?

— Те, кто старше нас?

— Наше и ваше будущее. То, во что может превратиться род человеческий. Биологический вид Homo sapiens существует меньше миллиона лет. Очень мало. Но он не может существовать вечно. Люди либо исчезнут, либо преобразятся. И во имя этого пора начинать беседу с теми, кто старше нас. Лучше меня их никто не понимает. Этот дар получен только мной. Вот почему я должна лететь совсем не к Эпсилону Эридана. Отпусти меня, мой господин! Сейчас у тебя нет права ошибиться. Ты принимаешь самое важное решение жизни…

Круклис всхлипнул и громко высморкался в белый платок. Вечно он так, толстокожий да длинношеий… Теперь уж — во веки веков. Аминь.

— А помнишь…

Мод не дала договорить. Соленый ветер, соленые брызги. Соленая кровь на губах. Чайки бы хоть не кричали!

Всеми забытый павиан вдруг взвыл и скакнул в окно. Снизу послышались визги, хохот, звон разбитой посуды.

Спасения от жизни нет, есть только забвение. Его получит тот, кто найдет силы видеть смешную сторону вещей. Хотя об этом ничего не писано ни в Ведах, ни в Библии, ни в Коране. Религии никогда не умели смеяться. Потому что основаны на страхе смерти. Нормальному человеку невыносима мысль, что после смерти — ничего. В конечном счете, из-за этого мы идем к алтарям. И покуда жив человек, потребность в вере неискоренима. Но если без веры нельзя, почему бы не верить в будущее? Не верить нашим потомкам? Они лучше нас!

Существование каждого бесценно. Мы обязаны устроить мир так, чтобы ничей род не пресекался. Вот на что нужно употребить кусок времени, называемый жизнью. А потом — будь что будет. И… да здравствует Гюйгенс, носивший имя Христиан!

Кто знает, быть может, наши потомки найдут способ оживить предков, подарить нам новую, замечательную жизнь. Пусть и в других физических обличьях, пусть через миллион лет, сколь ни маловероятным это представляется сейчас. Дай им Бог, как говорится…

Хотя они и есть боги. Многие верят, что люди созданы по образу и подобию богов. А я думаю совсем иначе. Это боги в свое время произойдут от людей. Так же, как люди произошли от обезьян. Почему нет? Происхождение выдав, сэр Чарлз Роберт Дарвин может оказаться более виновным перед своими противниками, чем те подозревали в XIX веке.

Прибежала Доминичка.

— Деда, перестань пускать павианов! Послушай, что за шалости в твоем возрасте?

— Больше не буду, — покорно говорю я. — Ты меня простишь?

— Ну конечно! — хохочет она. — Пойдемте есть дуриан. Только носы зажмите! Хорошее всегда бывает после плохого.

— Да, — киваю я. — И наоборот.

Со времени отлета Круклиса и Мод прошла неделя. Гости разъехались. Последними со мной простились Эзра, Кэтрин и Доминика. А я все не мог расстаться с Таравой, райским островом, на котором рухнуло мое счастье. Не хватало внутренних сил. Я ждал внешнего повода, знака судьбы.

Однажды, после почти бессонной ночи, я сидел на краю пирса и болтал ногами в теплой воде. Из-за океана всходило солнце. По океану плыл величественный парусный барк. За ним, на севере, висела многослойная груда облаков, в которой посверкивали молнии.

Из самой гущи тайфуна, как бы забавляясь его бессилием, вдруг вынырнул дестроер. Он прошел над мачтами парусника, резко клюнул вниз. Погасил скорость, приводнился.

Ракетные двигатели смолкли, но инерция донесла шнелльбот к пирсу. Открылся люк, из него выдвинулся трап. Все было точно так же, как и при визите Дюнуа. Только по борту корабля шла другая надпись. Из нее следовало, что дестроер принадлежит вакуум-перфоратору «Фантаск».

Трап опустился метрах в трех от меня. Из люка выглянул незнакомый лейтенант. Несколько секунд мы с любопытством рассматривали друг друга. Потом глаза офицера округлились.

— Простите, — сказал он, — вы — Серж Алекс Рыкофф?

Я встал, подтянул для солидности плавки и молча поклонился.

— Но… как вы узнали о нашем прибытии?

В это время из-за его плеча показалась физиономия Кшиштофа. Кивнув мне, он уставился на лейтенанта и спросил:

— Разве старший офицер Ямадзаки не предупреждал вас о выдающихся способностях его сиятельства?

— Предупреждал, но… как же так? Позвольте, сэр, мы ведь не посылали оповещения!

— Это не обязательно, — искренне сказал я.

Кшиштоф захлопал в ладоши:

— Браво! Серж, знаешь, как в старину вербовали матросов?

— Нет.

— Да очень просто. Заманивали на борт и спаивали до упаду. Заходи! Водка у нас есть.

Тут он посмотрел в глубь дестроера и поправился:

— Впрочем, нет, не водка. У нас есть саке, но очень много.

— Ну что ж, — сказал я. — Пусть будет саке.

Лейтенант опомнился. Он скатился по трапу и отдал честь.

— Прикажете послать робота, сэр?

— Куда?

— За багажом.

Я оглянулся на отель. Ни возвращаться туда, ни что-то забирать оттуда мне не хотелось. Хотелось забыть все, если получится. Отрезать. Стряхнуть прах с ног своих…

— Спасибо, лейтенант. Не стоит.

— Но как же? Прямо так… в купальном костюме?

— Разве у вас не найдется какой-нибудь одежды?

— О! Конечно. Мы даже парадный мундир захватили.

— Чей мундир?

— Ваш, — удивился офицер. — А! Понимаю. Старший помощник Сумитомо Ямадзаки предупреждал, что уж это будет сюрпризом. Сэр! Похоже, мне выпала честь первым поздравить вас с назначением на должность командира.

— Командира чего?

На лице лейтенанта появилось благоговейное выражение.

— Командира вакуум-перфоратора «Фантаск», сэр.

— Шутите? — растерялся я.

Лейтенант широчайше улыбнулся:

— Ничуть.

— Узнаешь широкую руку Дюнуа? — спросил Кшиштоф.

— Да уж, — кивнул я. — Перепутать трудно. А где он сейчас?

— Легкий крейсер «Спейс Грейхаунд» в сопровождении фрегатов «Зенгер», «Идальго» и «Галлахэд» миновал орбиту Плутона. Это — авангард Космофлота, Серж. Набирают ускорение курсом на Эпсилон Эридана.

Я секунду подумал и сказал:

— Вот что, лейтенант…

— Лейтенант Рейнольдс, сэр.

Я кивнул:

— Лейтенант Рейнольдс! Как только дестроер выйдет в межпланетное пространство, передайте коммодору Дюнуа радиограмму следующего содержания:

«ПОЗДРАВЛЯЮ. УРОД ПРИРУЧЕН».

— Слушаюсь, сэр. «Урод приручен». За вашей подписью, сэр?

Я рассмеялся:

— Разумеется.

После этого взбежал на верхнюю ступеньку трапа, переступил коммингс и остановился.

На своем месте находился отель. Под ним шелестели пальмы. По океану все так же неторопливо скользил барк. За ним по-прежнему висели горы облаков. Но солнце поднялось уже высоко, все виделось в ином свете.

Кшиштоф положил руку на мое плечо.

— А знаешь, Серж, так и полагается покидать Землю, — лукаво сказал он.

— И так же надо отказываться от царств земных, — соглашаюсь я. — Голыми мы пришли в этот мир, голыми и уходим. Одна лишь повязка набедренная…

— А откуда ты знаешь санскрит? — спросил Кшиштоф.

— Разве я говорил на санскрите?

— Ты и сейчас на нем говоришь. Редкое, знаешь ли, увлечение.

— Ах да. Санскрит я выучил на «Туареге». Делать было нечего. Но погоди-ка… А ты откуда его знаешь? Не странное ли совпадение?

— Вот-вот, — сказал Кшиштоф.

Тут мы с ним внимательно друг друга осмотрели. Очень внимательно.

— Значит, так? — с неопределенным выражением сказал Кшиштоф.

— Маленький сюрприз, — кивнул я. — Ты где родился?

— Последний раз — в Гданьске. А ты?

— В Талды-Кургане.

— Первый раз слышу. Это хоть на Земле?

— На Земле. Юго-восточный Казахстан. Или Семиречье.

— Звучит экзотично.

— Зато ближе к первоисточнику.

— Ближе. Ну и кто с нами сыграл такую шутку?

Я пожал плечами.

— Не догадываешься?

— Боюсь догадаться. Теперь знаешь, кого назвать Брамой?

— Тех, кто старше нас, — твердо сказал я.

— Богам стало стыдно? — иронически спросил Кшиштоф.

— Трудно сказать. Сначала надо выяснить, кто они такие, боги. До сих пор ведь непонятно.

Кшиштоф покачал головой.

— Пусть этим занимаются Круклис и Мод. У них лучше получится. А мы, пока мы еще люди, должны спасать людей. Тех, с Кампанеллы.

— Как тех, из Капилавасты? — усмехнулся я.

— Серж, да времена-то меняются, — мягко сказал Кшиштоф. — Неужто не заметил? Теперь мы с тобой нужны. Нужны по-настоящему.

У меня такой уверенности не было.

— Будем надеяться Рейнольдс!

— Да, сэр.

— Готовьтесь к старту Пора лететь.

— Слушаюсь, сэр.

— Вот интересно, — сказал Кшиштоф. — Нам кто-нибудь поверит?

— Обязательно, — ответил я. — Не знаю только когда.

— Вопрос можно? — спросил Рейнольдс.

— Пожалуйста.

— Вы сейчас говорили о переселении душ, да?

— Третий, — пробормотал Кшиштоф.

Он открыл рот и забыл его закрыть. Я смотрел-смотрел на лейтенанта, а потом сказал:

— Ты здорово изменился, Добайкха.

Не пожалел.

В его глазах мелькнул ужас. Рейнольдс вдруг сел на пол обхватил руками голову и застонал.

Минус и минус дают плюс. Новое изумление уничтожает старое. К Кшиштофу вернулся дар речи.

— И что это с ним, Серж?

— Да все нормально, выздоравливает. Много успел натворить в прошлый раз. Ничего нового.

— Но тогда… Быть может, мы ошибаемся, гуру?

— Нет, — сказал я.

— Эх! Неужели наше время опять не наступило? Промахнулось?

— Не впервой, — бодро сказал я. — Рейнольдс! Полетели, что ли? Пора тебе исправляться.

Рейнольдс опустил руки и поднял голову. Глаза у него были сухими и спокойными. Но в выражении лица читались следы уходящей боли. Увы, без нее обойтись нельзя. Только через боль можно превратиться в человека. Я помог ему стать на ноги.

— Спасибо, сэр. Какое-то наваждение! Мне хотелось заколоть вас копьем, представляете?

Я не удержался и пощупал шею.

— О, вполне. Вы не забыли, какой нынче век?

Рейнольдс растерянно топтался внутри шлюзовой камеры современного дестроера. За его спиной, в проеме люка, медленно таяли штормовые облака.

— Уже вспомнил. Ох! Надеюсь, следующая реинкарнация будет поприятнее.

— Зависит от вас, дорогой мой.

— Но я ведь изменился?

— Конечно. Вы теперь старше.

— Эй, старичье, — сказал Кшиштоф, — сколько еще «Фантаску» оставаться без капитана? Ходовые испытания начинаются скоро.

Рейнольдс сделал несколько дыхательных упражнений.

— Сейчас.

Он что-то сказал в микрофон. Внешний люк закрылся. Одновременно раскрылся внутренний. За ним скучал шестиногий робот, так и не удостоенный чести нести графский багаж.

Дальше был виден коридор с неярким серым полом, прохладным воздухом, запахами леса, мягким светом бестеневых плафонов. Низкий, но широкий. Очень уютный. Я от души пожалел о любимых шлепанцах, оставленных в отеле. О пушистых тапочках, которые Доминика нарекла смешным и емким словечком «босиконцы». Тех, что подарила Мод.

На миг у меня возникло ощущение, что уж теперь-то судьба угомонится. Ощущение наверняка обманчивое. Судьба угомониться не могла. Нас поджидала Кампанелла со своими загадками и все, что непременно случится после. Вдобавок к путешествию по ту сторону света. Если кто-то сочтет, что этого мало, он меня озадачит.
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   36

Падобныя:

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconРеферат по истории искусств
История искусства всех времен и народов / К. Верман. Ооо издательство «Астрель»: ООО «Издательство аст». Москва, 2001

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconАлександр Дюма Анж Питу Джузеппе Бальзамо 4 «Анж Питу»: ООО издательство «аст»; Москва; 2002
В которой читатель знакомится с героем нашего повествования и с краем, где он появился на свет

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconБатый хан, который не был ханом аст издательство москва
Батый. Хан, который не был ханом / Р. Ю. Почекаев. – М.: Аст: аст москва; спб.: Евразия, 2006. – 350[2] с. – (Историческая библиотека...

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с icon«Три мушкетера»: ООО издательство «аст»; Москва;
Преданные своим королю и королеве, три мушкетера и д'Артаньян живут жизнью, полной заговоров, интриг, поединков и подвигов. Они всегда...

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconМакс Фрай Хроники Ехо
Стеклянные снегири на Птичьем мосту устроили переполох. Вертятся, звенят, дребезжат, а кажется, что щебечут: Кто? Кто идет? Кто,...

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconМинистерство образования и науки РФ российская академия наук
Ооо «ПромЭкоЛаб» (с петербург), зао «интера» (Москва), представительства «Аналитик Йена» в России (Москва), ООО «Атзонд» (Казань),...

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconБасовская Н. И. Б27 Столетняя война: леопард против лилии / Н. И.
Б27 Столетняя война: леопард против лилии / Н. И. Басовская. — М.: Ооо «Издательство Астрель»: Ооо «Издательство аст», 2003. — 428...

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconДети Хурина «Дети Хурина: Нарн и Хин Хурин: Повесть о детях Хурина»
«Дети Хурина: Нарн и Хин Хурин: Повесть о детях Хурина»: ООО издательство «аст москва»; Москва; 2008

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconАвтор-составитель Д. К. Самин, Издательство "Вече", 2002
Крупный мастер доносит до нас музыкальное содержание каждого предложения, каждой

Алексей Владимирович Барон Те, кто старше нас Москва: ООО «Издательство аст». 2002. Мягкая обложка, 414 с iconMichael Seregin «Избранное. Повести и рассказы»
«Избранное. Повести и рассказы»: «Планета детства», «Издательство Астрель», «аст»; Москва; 2000

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка