Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью




НазваКонстантин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью
старонка1/11
Дата канвертавання26.11.2012
Памер2 Mb.
ТыпКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Константин Сердюк






Мамина

доля










Орехово-Зуево, 2009 г.





ПРОЛОГ


С СЫНОВЬЕЙ ЛЮБОВЬЮ


Не часто в нашей художественно-публицистической литературе, а тем более в мемуарах, встретишь сегодня произведение, посвященное и отражающее многогранную, сложную, порой горькую и печальную жизнь наших матерей.


Владимир Михайлович Лосенко
Книга писателя Константина Сердюка “МАМИНА ДОЛЯ” произвела на меня потрясающее впечатление. В ней достоверно, ярко и правдиво раскрыта судьба не только доли своей матери Устинии Ивановны, потерявшей за свою жизнь в жерновах революционных событий и двух войн пятнадцать членов своей семьи, ставшей свидетельницей мученической смерти отца, матери, шести сестер и четырех братьев, но и говорится о тысячах материнских судеб в Украине (да и не только в ней) в эпоху известных исторический событий XX века. Такая была жизнь, такое было время , такова была действительность.

Изложенные в произведении конкретные жизненные факты и события поражают своей искренностью и правдивостью, глубоким пониманием и знанием жизни украинских крестьян в период с 20-х годов прошлого столетия и до наших дней.

Читая главы книги о периоде Великой Отечественной войны, я, как ровесник автора, как бы еще раз пережил фашистскую оккупацию , их зверства, счастливые минуты освобождения и трагедии семей, получавших похоронки на погибших близких людей до окончания войны.


Войну, что наше детство охватила,

Мне даже нынче страшно вспоминать.

Она его акулой проглотила

И мы взрослее стали лет на пять.

Бомбежки, артобстрел, траншеи, щели.

Застывших трупов мертвая печать…

И как в секунды матери седели –

Нам в детстве было суждено познать.


С гражданским мужеством автор, как истинный патриот, раскрыл перипетии послевоенной жизни от восстановления страны до ее развала.

Представленная на суд читателей книга Константина Сердюка “МАМИНА ДОЛЯ” -выражение сыновьей любви к самому святому на свете – м а т е р и, и как реквием всем матерям старшего поколения, жестокости их судеб и их мужеству, к сыновьему поклону которым, думаю, присоединятся и читатели.

Владимир Лосенко,

член Союзов писателей и журналистов

Республики Беларусь,

член Международной Академии

информационных технологий,

лауреат премии им.А.Г.Неболсина.


Предисловие

ТРЕТИЙ ГОД БУШЕВАЛА ПЕРВАЯ МИРОВАЯ


В воздухе носилась тревога.

Третий год бушевала первая мировая. В бойню были втянуты многие государства. Но несколько стран стремились коренным образом переделить мир, присвоить себе монополии, несметные богатства, захватить новые рынки сбыта товаров.


Николай Иванович

Еркович.
В 1916 году в России в предреволюционное время обстановка очень обострилась. В городах начался голод. Денег на ведение войны не хватало. В деревнях работать становилось некому. Мужчины воевали. Большинство населения страны было обозлено до предела. Резко поднялось рабочее движение.

На фронтах участились случаи, когда целые полки, предпочитая наказание за дезертирство, отказывались выполнять приказы начальства. Повсеместно усиливалось братание.

Нависла угроза потери национальной самостоятельности. В верхах российской царской власти назревал заговор, которым предполагалось арестовать царя, заставить его отречься от престола в пользу малолетнего сына, а в качестве правителя поставить брата царя великого князя Михаила.

В конце февраля 1917 года в силу сложившихся обстоятельств царь Николай II отрекся от престола в пользу своего брата Михаила, однако и тот отказался. Образовалось Временное буржуазное правительство. Но от этого жизнь в России и ее бывших окраинах не стала легче и лучше.

Революция. Затем гражданская война. Разруха. Трудные годы восстановления народного хозяйства. Мирный труд прервала Великая Отечественная война. Гибель многих близких, дорогих людей. тяжелые, страшные годы немецко-фашистской оккупации на захваченной врагом территории ,разруха еще страшнее, чем в гражданскую войну .И снова трудности: восстановление уничтоженного, непосильный труд.

Героиня повести Полтавская казачка Устиния Ивановна Сердюк - очевидец и активная участница многих событий, происходивших в государстве, непосредственно в украинских селах в прошлом веке. О её времени, горькой и тяжёлой женской доле это повествование.

Верховный атаман общественного объединения “Всебелорусское объединенное казачество”

генерал-лейтенант Н.И. Еркович.


Чтоб кончить муки,

Берите всё в рабочьи руки.

Для вас спасенья больше нет –

Как ваша всласть и ваш Совет.

С.Есенин

ТРЕВОЖНОЕ ВРЕМЯ


Моя мама, Устиния Ивановна, родилась в позапрошлом и жила в прошлом столетиях. Так сложилось, что на её родине, в селе Кущёвке, что на Полтавщине, я был всего один раз. В моей детской памяти запечатлелось это тихое и спокойное село - компактное, зелёное, аккуратное. Раскинулось оно на крутом косогоре. Все дворы чистые, колодцы как нигде, с журавлями. Фруктовые деревья снизу побелены известью, а на крышах домов или на специальных устройствах, сооружённых из большой жерди и старого колеса, гнездились аисты, в этом было что-то необычное, особенное и приятное в наших краях.

Семья у мамы была довольно большая: отец, мама, девять сестёр и пять братьев. Отец, казак, Иван Прокопьевич Бутенко, был зажиточным тружеником- середняком. Его усадьба располагалась рядом с имением местной барыни Ольги Антоновны Капнист, на Щекутнивской балке, куда впадало семь сравнительно небольших балочек.

В простонародии село называли ещё и Ольговкой по имени барыни, которая носила титул графини.Ольга Антоновна была молода, очень красивая, образована, свободно владела шестью языками. По тем временам являлась довольно богатой. Жила почему-то без мужа. Часто ездила в Париж, где постоянно проживала её мать.

В помещичьем имении были сотни гектаров пахотной земли и леса. Занимаясь скотоводством, Ольга Антоновна ,любила так же и породистых охотничьих собак. В её домашнем хозяйстве их насчитывалось до сотни. И если одна из них погибала при каких-то обстоятельствах, то прислуга барыни изготавливала деревянный ящик, копала яму и зарывала как любимое животное. А сельским детишкам во время проведения этого своеобразного ритуала раздавали конфеты, печенье, душистые пряники, сдобные булочки и другие сладости.

До 1917 года помещица, несмотря на то, что моя будущая мама продолжительное время работала у неё домашней портнихой, вела себя почему-то очень недоброжелательно по отношению к своему соседу - моему дедушке.

Ее скот выпасался всегда на лугах почти без присмотра и часто причинял много вреда дедушкиным посевам и огороду. А однажды барыня, почему-то сильно рассвирепев, приказала своим слугам, срочно соорудить на балке искусственную дамбу , чтобы когда начнет таять снег, подтопить дом, сараи и амбары моего дедушки. Зачем она это сделала и чего она хотела добиться - осталось в тайне? Правда ,такой жестокий поступок она сделала безнаказанно один раз, но и этого оказалось достаточно, чтобы подтопить все строения на 50-70 процентов, а ледник, загородки для скота, летняя кухня совершенно пришли в негодность. Судиться с ней было бесполезно, так как она в грубой форме и с какой-то бравадой сказала тогда дедушке:

- Иван Прокопьевич, имей в виду, где ты заплатишь судьям 10 рублей, я им положу - 100. И помни, правда всегда была и будет на моей стороне.

Однако перед революционными событиями барыня постепенно как бы стала отходить, становилась добрее, а когда из Парижа в очередной раз приехала погостить к ней ее мать, они в тот же вечер позвали всю семью моего дедушки на совместный ужин.

Дедушка с бабушкой со всей семьёй были очень удивлены таким поворотом событий, но, тем не менее, недолго колеблясь, согласились. Оделись по-праздничному и в назначенное время пришли в апартаменты соседей-помещиков.

На ужин был подан ароматный и вкусный хлеб на закваске из хмельных и хлебных дрожжей, борщ с мясом, пирожки с печёнкой и творогом, сдобные булки, крендели, хворост, обжаренный в масле, пельмени по-уральски, рыбные и молочные блюда, а также французские и русские вина, наливка, водка Смирнофф.

Во время ужина Ольга Антоновна, в присутствии своей матери Арины Васильевны попросила прощения у Ивана Прокопьевича за своё нетактичное, грубое поведение и разрешила ему брать леса столько, сколько необходимо для домашнего хозяйства, косить траву клевер и заготавливать на зиму сено там, где он захочет и где ему удобнее. Разрешила рубить сухостой на дрова. Они договорились - впредь жить только в мире и согласии. Завершили эту трапезу примирения чаепитием китайского чая.

Интересно отметить и то, что в Ольги Антоновны была какая-то необыкновенная или, я бы сказал, особенная черта характера, возможно потому, что была у неё большая возможность: она позволяла себе каждый день утром одевать новое платье, которое шила ей моя будущая мама по выкройкам из французских журналов. И ходила в нём помещица только до наступления темноты. Если платьев накапливалось много, барыня повелевала своему кучеру Василию, заложить тройку гнедых лошадей ,а слугам погрузить эти вещи в фаэтон и увозила куда-нибудь в дальние, хутора. Там, в качестве поощрения за преданность, старание, хорошую работу – раздавала, да, да, я не оговорился, именно раздавала вместе с юбками, кофтами, платками, свитерами, ботинками, туфлями женщинам-крестьянкам. Редко, когда что-то подобное встречалось где-либо на Руси, но Ольга Антоновна действительно была такой. Её боялись крестьяне за строгость, но и любили за щедрость и доброту.

Однажды, с наступлением зимы 1917-1918 года, в одну из ночей, барыня незаметно даже для своих соседей, оставив почти всё своё богатство: большой кирпичный дом на два входа, покрытый железом , многие другие добротные строения, землю, лес, скот ,куда-то уехала.

Иван Прокопьевич ощутил отсутствие барыни в своём имении потому, что в его дворе и саду буквально на следующее же утро появились и стали свободно, без какого-либо присмотра бродить лошади, быки, овцы, кувыркаясь и весело резвясь в снегу, бегали десятки выпущенных из своих загородок породистых собак. Такого раньше не наблюдалось, что в принципе его очень удивило и обеспокоило. Мысли были разные, но, твёрдо убедившись лично, что двор оказался без хозяев и прислуги, совершенно пустым, решил взять негласно шефство над всеми животными и вскорости доложил о случившемся в надлежащие органы.


Страну родную в край из края,

Огнем и саблями сверкая,

Междуусобный рвет раздор.

С.Есенин.


БАНДА ФЁДОРА ДИДЕНКО И ЕЁ РА3ГРОМ


В эти годы на украинских землях Екатеринославской губернии, Гуляй-Поля, Полтавщины, Елизаветградского уезда, особенно в Знаменке, Користовке, Александрии, Пятихатках, в Крыму, на Херсонщине дерзко действовали разветвлённые крупные банды Соколовского, Зелёного, Ангела, состоявшие главным образом из мелкого кулачества. А в пределах железнодорожных станций Гановки, Козельщины, Галещины, сёл: Потоки, Омельнык, Пески, Васильевка, Яреськи, Голтва, Семёновка, Глобино, Решетиловка, Манжелия, Мануйловка и других орудовала банда некоего ненавистника Советской власти Фёдора Диденко. Они грабили население, убивали коммунистов, активистов, вредили народной власти всем, чем только могли.

Мой дедушка, Иван Прокопьевич, был достаточно образованным человеком, плотного телосложения, чернявым и красивым. Как рассказывала мама, он умел сложные вопросы объяснять просто и доходчиво. Слыл хорошим хлеборобом и прекрасным семьянином. Его уважали соседи и знакомые, к нему тянулись люди, он многим был нужен. И вокруг него всё больше и больше сплачивались местные единомышленники, тайно собирались в его доме, успешно решали в той сложной для Украины обстановке, необходимые для крестьян проблемы...

Так было и на этот раз. В хате собралось мужиков двадцать. Когда последним пришел не из «местных», в кожанке, все пришедшие ранее тут же удалились вслед за ним во вторую часть хаты.

Иван Бутенко недавно возглавил в селе партячейку. Нужно было из бедняков срочно организовать ядро отряда Красной гвардии по образцу и подобию городского, в расчёте на то, что вокруг отряда со временем, объединиться в округе вся беднота.

В отряд планировалось записывать людей с оружием и без оружия, то есть на одну винтовку трёх человек. Далее, предстояло всех зарегистрированных разбить по взводам, по принципу: село - взвод, три села - рота и т.д. На следующий день предлагалось собрать старших от сёл, выбрать командира отряда, а женщинам-вышивальщицам, поручить срочно изготовить знамя.

Незамедлительно разработать текст присяги, собраться всем в каком-либо укромном месте и перед знаменем принять присягу на верность революционному и трудовому народу.

Кстати, записывали в отряд в первую очередь тех, кто пришел с войны, кого заедали в окопах вши, кого цинга с ног валила, кто в этой страшной бойне не раз попадал в такие переделки, что и уцелел-то только чудом, кто получил тяжелое ранение, но выкарабкался от смерти и не только выжил, но и вернулся домой. Пусть в бедные, но родные и дорогие сердцу с детства места, одним словом на свою малую родину.

Необходимо было срочно готовиться к неизбежной вооруженной борьбе.

В тот же вечер к Бутенко приехал из Харькова от Федора Андреевича Артема Николай Николаевич, который уже ранее побывал во многих явочных квартирах города Полтавы, поселках городского типа Кобеляк, Лубен, Пырятина и других, чтобы точно выяснить – как в Кущевке обстоят дела с оружием? Нужно ли помогать деревенским активистам? Или наоборот? За счет собранного стрелкового оружия сельскими жителями в убитых бойцов в разных сражениях, можно будет пополнить городские запасы и передать его излишки революционно настроенным рабочим Харькова, ибо именно там создавалось Всеукраинское советское правительство, которое поведет революционные массы Украины против всеукраинской контрреволюции.

Пока в Киеве правила Центральная рада во главе с бывшим царским генерал-лейтенантом Павлом Петровичем Скоропадским, на его улицах под звуки оркестров маршировали войска с желто-голубыми знаменами, где помещалась Центральная рада, ветер тоже трепал желто-голубое полотнище. Подобное можно было наблюдать и в Полтаве, где власть принадлежала украинским эсерам, местным помещикам, фабрикантам, гайдамакам.

Произошло невероятное явление, случился парадокс, который остро поставил перед населением Украины вопрос:

- Могут ли в одном государстве жить мирно два правительства: одно – законно, Центральная рада в Киеве, всенародно избранное и другое - организованное большевиками в Харькове?

Мнение людей были разными. Одни утверждали, что харьковское большевистское правительство - мертворождённое, бесперспективное, Центральная рада сильна как никогда.

Другие твердили наоборот: рада своё отжила, за новым Харьковским правительством будущее.

Известно, что в декабре 1917 года в Харькове прошёл I Всеукраинский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов по созданию правительства Украинской Народной Республики и утверждению столицей Украины – Харькова. С того времени стало существовать рабоче-крестьянское правительство.

Буржуазная националистическая Центральная рада была объявлена вне закона. Здесь же торжественно было заявлено об установлении тесного союза Советской Украины с Советской Россией.

Уже зимой 1918 года в России начал обострятся продовольственный кризис, население многих городов голодало.

Голод был вызван тем, что кулаки, имевшие большие излишки хлеба отказывались продавать его Советскому государству по твёрдым ценам, срывали хлебную монополию, занимались спекуляцией. Кулаки ненавидели Советскую власть.

В ряде губерний кулаки вместе с другими контрреволюционными элементами и при поддержке иностранных империалистов поднимали антисоветские мятежи, заговоры, совершали диверсии.

Пытались при помощи голода сорвать проведение первых социалистических преобразований. Кулаки захватывали помещичьи земли, притесняли бедноту. Беднота стойко боролась против кулацкого засилия, но ей не хватало организованности. Туда-то и направили передовых рабочих для оказания помощи беднякам в борьбе с кулачеством.

Подобная картина стала повторяться и на Украине, когда тысячи лучших рабочих шли в деревню и помогали бедноте строить новое государство.

Их называли комитет бедноты (комбеды).

Комбеды, в которые входили также и середняки были почти во всех деревнях. Именно через комбеды изымали излишки хлеба у кулаков, перераспределяли земли между крестьянами, отбирали у кулаков тягловую силу, инвентарь в пользу бедняков и так далее, в целом содействовали социалистическому преобразованию деревни.

Если во многих деревнях Полтавщины крестьяне прогоняли помещиков захватывали землю, инвентарь и делили их между собой, то деревенской и хуторской голытьбе, которые батрачили на земле принадлежащей графине Капнист, не пришлось это пережить. Им неимоверно повезло и посчастливилось. Их барыня, хорошо разбиралась в международной обстановке, была прозорлива, всесторонне информирована о том положении, которое складывалось в Украине и она, как немногие зажиточные люди, её ранга, которые, чувствовали неладное, нестабильное положение в республике, вынуждены были сами бросить всё нажитое их предками и уезжать на запад.

Ольга Антоновна, как стало известно позже, уехала к своей маме во Францию.

И создалась на её землях, я бы сказал, не «стандартная» ситуация, не похожая на ту, что происходила в других деревнях и хуторах губернии.

Крестьянам-кущёвцам и их соседям после случившегося неординарного решения своей барыни ничего другого не оставалось делать, как немедленно приступить к распределению барской земли, лес и угодья по числу едоков, а так же, использовав хозяйственные стройки имения, организовать земельную общину, как одни предлагали или создать сельскохозяйственную артель - как виделось это объединение - другим. Предлагалось выделить отдельно для неё землю, рабочий и товарный скот, сельхозмашины и орудия. Всего недостающего для ведения хозяйства, пополнить за счёт артельщиков. Эти и другие вопросы и обсуждались на проходившем расширенном собрании в хате Бутенка.

Замечу, что в разгар собрания, почти одновременно принесла долг двоюродная сестра дедушки Екатерина 3000 рублей и вскорости в хату зашел девятилетний мальчик Саша - сынок троюродной дедушкиной сестры Марии, чтобы одолжить, буквально на несколько дней, пятьдесят рублей.

Екатерина дождалась дедушку, когда он к ним вышел, они вдвоём быстро посчитали деньги, поблагодарили друг друга за взаимопонимание. Дедушка ласково погладил Сашку по голове, отсчитал ему пять десяток и вместе с купюрами дал ему две сдобные запашистые булочки. Попросил передать сестре привет и пообещал скоро прийти ее навестить. Остальные деньги аккуратно замотал в серый кусок материи, перевязал суровой ниткой и положив на дно сундука в левый дальний угол, прикрыв драгоценный свёрток голубым куском шёлка!

Моя будущая мама, тётка Екатерина и Саша вышли из хаты, когда совсем стемнело. Они не пошли вместе только потому, что им идти нужно было в разные стороны. Мама провела немного дальше сада Сашу, и он пошёл домой сам.

Прошло буквально совсем немного времени. Мама только успела подойти к углу ближнего сарая, как вдруг неожиданно услышала душераздирающий, звонкий Сашкин крик, зовущий о помощи.

Устиния вихрем заскочила в хату, сильно волнуясь, рассказала об этом маме, так как отец всё ещё находился в другой комнате с активистами. Бабушка тут же вызвала Ивана Прокопьевича, жестикулируя руками, рассказала о случившемся. Хозяин немедленно послал на предполагаемое место чрезвычайного происшествия двух молодых крепких мужчин…

* * *

Бандиты Фёдора Диденко знали раньше, что в этом селе уже несколько лет тайно существует и смело действует партийная группа, но где именно она находится, кто её организатор и руководитель, они только догадывались. И в эту злополучную ночь, прямо скажем, при случайных обстоятельствах, через мальчика Сашу, им и удалось установить, у кого была та явочная хата, «рассадник большевистской заразы», который немедленно нужно ликвидировать, так они скажут позже во время неотвратимого возмездия над ними стражами порядка...

Шёл сильный снег. После неудачного нападения на одного кулака в соседнем селе Гноёвивка, главарь банды, его заместитель Иван Блоха и ещё двое подельников возвращались домой злые, уставшие, изредка перекидывались нецензурной бранью.

Правда, Фёдор не выдержал в этой, казалось бы не совсем подходящей обстановке, всё же поделился со своим дружком Иваном своей свежей новостью.

- Ваня, - процедил он сквозь зубы,- вчера вечером получил заказное письмо с Полтавы от родного брательника Павла, который сообщил мне, что он редактором газеты «Голос труда» в городе работать не будет, так как его за хорошую работу петлюровские власти, как надёжного и преданного человека, отправляют в Киев на собеседование в дипломатический корпус, в дальнейшем с целью откомандирования на постоянную работу в Париж.

- Смекаешь, Ваня? Представляется возможность вслед за братишкой укатить и нам за границу, - продолжал дальше Фёдор.

- Но ты же понимаешь, что ехать во Францию это не в Золотоношу и не в Яготин, а за границу. С пустым карманом там делать нечего. Нужны деньги и деньги немалые. Значит, какая перед нами стоит задача сегодня и на ближайшие дни?

- Понял! Дошло! Будем соображать! - с какой-то внутренней восторженностью ответил подельник, но в чём-то сомневаясь, переспросил:

- Федька, а ты действительно меня возьмёшь?

- Да! Только тебя. Но им об этом, ни слова. При случае, хорошо продумай, как от них избавится. Ты должен понять раз и навсегда с этими Царычанскими тюфяками потеряем и то, что у нас есть. Этот балласт нам не нужен. А золотишко у них заберём. Они на днях сорвали хороший куш у Глобенских ювелиров…

В разговорах и не заметили как из-за перевала, почти перед ними, неожиданно показался чей-то подросток. Бандиты присели.

- Подождём, - полушёпотом сказал Диденко.

Мальчик заметно приближался всё ближе и ближе. Уже слышно его частое дыхание, ощущалось, что на ногах свободно шлёпает большая, не по размеру обувка, да и полы одежды почти тянулись по снегу.

- Бедный, полуодетый, видно не наш пацан, - пробормотал под нос Иван. Но куда он плетётся в такую темень и глухую ночь?

- А мы его сейчас спросим, - ответил Фёдор. Подросток действительно только поравнялся с бандитами, как вдруг перед ним зашевелился снег, и мгновенно выросли из бугров двое здоровенных мужчин, дышавшие ему в лицо неприятным самогонным перегаром. Их дружки, пригнувшись, сидели в стороне.

- Стой! - закричал громко Диденко.

Саша от страха, неожиданности, испуга, закричал детским, но казалось диким голосом. Эхо разнеслось по округе. В то же мгновение его рот был зажат сильной шершавой, пахнущей табаком, рукой.

- Не бойся, разве ты не узнал нас, свои, - сказал скуластый мужчина и спросил: - Откуда идёшь так поздно, Сашко?

- От дяди Ивана, чуть не плача, еле выдавив эти слова, ответил мальчик.

- Какого Ивана?

- Ивана Прокопьевича Бутенко.

- А чего ты так долго там был?

- А меня попросила мама, чтобы я к нему сбегал и занял 50 рублей.

- Ну и что, они тебе дали деньги?

- Дали.

- А тебе кто давал?

- Получилось так, что немного раньше меня тётя Екатерина принесла и отдала при мне дяди Вани большую стопку денег. Он внимательно пересчитал, дал мне 50 рублей, остальные положил в сундук.

- А ещё кто-нибудь был у дяди Вани?

- Был!

- Кто?

- У него были его сыновья и много наших и не «наших» мужиков.

- А как ты их видел?

- Дверь в другую комнату была немного приоткрыта, и в эту щелочку я и смотрел на них...

В это время примерно в их сторону двигались две мужские высокие фигуры. Бандиты затаились. Мужчины, о чём-то громко разговаривая, прошли около них буквально в пятидесяти метрах. Дошли до окраины села, постояли, закурили и пошли обратно.

По возвращению, видимо доложили дяди Вани, что малыша не обнаружили и после этого все ушли.

Тем временем, Иван Прокопьевич, с сыновьями унесли из хаты в дальний сарай, принесённые гостями охотничьи ружья, винтовки, гранаты и боеприпасы. Спрятали в сено, затем все попили горячего, заваренного липой, чая и все отправились отдыхать.

Шло время. Бандиты, отпустив подростка домой, решили срочно собрать самых надёжных дружков и, не теряя ни минуты, немедленно сделать нападение на дом Ивана Бутенко, с целью разгрома партячейки и ограбления…

Семья Ивана Прокопьевича спала крепким сном. Кто-то из них несомненно видел интересные сны, но вот какие, так никто, никогда не узнает. Не оказалось тогда ни рассказчиков, ни слушателей.

Ночь была холодной. Северный пронизывающий ветер прошибал, казалось до костей, двигавшихся на разбой бандитов. Чтобы защитить лица от обжигающего мороза, их руки по очереди тянулись то к бороде, то к щекам. Некоторые уже пытались растирать подмороженные места снегом.

- Собак убрать первыми, - распорядился главарь банды. Действовать по плану. Помните - никакой жалости! На «работу» отводится не более десяти минут. Унести с собой всё, - заключил Фёдор.

Когда группа приблизилась к хате, сильно залаяли две злые дворовые собаки. Тут же раздались звучные выстрелы и они, жалобно скуля и надрывно воя, вскоре одна за другой затихли. Так в прошлом надёжные хозяйские сторожа были мгновенно убиты.

План захвата дома был разработан и чётко согласован до мелочей во время движения. Каждый из них знал, что и когда делать и тут же, не мешкая, приступили к его реализации...

Почти одновременно затрещали толстые, дубовые входные двери и ставни, затем двойные оконные рамы. Со скрежетом, но поддавались металлические крепления, падали с лязгом и звоном в твёрдый снег стёкла.

Мгновение и в хате, во всех трёх комнатах, стали раздаваться один за другим смертоносные выстрелы. Выстрелы беспрерывно повторялись и повторялись. Через развороченные окна и открытые настежь двери на улицу вырывались душераздирающие, разнотонные и разноголосые женские и мужские крики, мольба о помощи. Невинные жертвы просили не лишать их самого дорогого - жизни. Мученики стонали и плакали…

Но изверги были неумолимы, бесчувственны, жестокие и злые. В течение каких-то шести - восьми минут из шестнадцати человек, большой и дружной семьи Ивана Бутенко - двенадцать были зверски замучены и убиты. А именно: глава семьи, его жена Галина Тихоновна, четыре сына - Арсений, Архип, Василий, Данила, и шесть дочерей - Агафия, Анастасия, Варвара, Серафима, Клавдия, Марфа.

В хате, среди одеял, перин и подушек, остались живы, но тяжело раненые дочка Евдокия, самый младший член семьи - сын Сидор. Устиния находилась в глубоком шоке. От страшного и пережитого за прошедшие кошмарные минуты, несколько раз теряла сознание, лежала тихо у самой стены и ждала развязку.

Дочка Феодора к тому роковому и печальному дню уже была замужем, проживала на хуторе Сердюки, в пятнадцати - шестнадцати километрах.

Вооружённые грабители были уверены, что расправились со всеми членами семьи «окончательно и бесповоротно», как выразился один из них. Как голодные шакалы набросились они на сундуки, платяные шкафы, комод. Бандиты забрали много разных кусков сукна, бархата, шевьёта, шерстяных и шёлковых материалов, пять сибирских новеньких тулупов, мужские и женские костюмы, шесть пальто, семь пар новых поярковых валенок, пять пар сафьяновых красных сапог, три чумарки, шесть дорогих меховых песцовых шуб, 5000 рублей наличными, 1500 золотых монет разной стоимостью, дорогую посуду и другое. Изверги быстро скрылись.

После разбоя, в хате стало так же холодно, как и на улице. Тяжело раненый Иван Прокопьевич тихим, еле слышным, хриплым голосом спросил:

- Есть, кто живой, отзовитесь?

- Я жива и, кажись, даже не ранена, - первая откликнулась Устиния. Евдокия и Сидор, истекая кровью, сильно стонали и просили помощи...

- А..., доченька, слабым, слабым, еле слышным голосом прошептал:

- Подай, доню, воды. После выпитого стакана попросил сбегать к дяде Евсею, чтобы он срочно к ним пришёл. А когда вечером придут мои товарищи, продолжал дедушка, - то скажешь им, что листовки спрятаны в погребе, замотаны в клеёнку и находятся на дне бочки с капустой, ружья и всё, что там рядом лежит, спрятаны в левом углу дальнего сарая, под сеном... и замолчал.


Устиния Ивановна
Дочка мигом накинула на себя первую, что попалась под руку одёжку, выскочила из хаты и побежала к давнишнему верному другу отца. Устиния не чувствовала ни холода, ни ветра, казалось, не ощущала и глубины снега. Не добегая до хаты дяди Евсея, почувствовала сильно ноющую боль в груди, жжение сердца, что-то сдавило внутри, перехватило дыхание. Появилось плохое предчувствие... Неужели? В доли секунды потемнело в глазах, чуть-чуть было не потеряла сознание. Сердце колотилось всё чаще и чаще. Остановилась, повернулась и посмотрела в сторону своего двора, душа и внутренний голос печально подсказывали - о т ц а не с т а л о, он с ней простился на расстоянии, живым его уже не придётся увидеть..., что-то оборвалось, опустело.

Хотя дядя Евсей собрался довольно быстро, и возвращались они ускоренным шагом, почти бегом, но, когда зашли в хату, поняли - не успели, опоздали.

Обстановка в хате была страшной. Во всех погибших лица, груди, тела были изуродованы до неузнаваемости. В их стреляли выродки из охотничьих ружей и обрезов, видимо, каждому в упор. Все жертвы были в крови. На стенах, потолке тоже была не только кровь, но и даже мелкие кусочки мяса, мужские и женские волосы, разноцветные лоскутки одежды...

Надо же такому случиться?!

Произошло роковое, печальное стечение обстоятельств.

В доме-то в то злополучное время, спали крепким, богатырским сном пять здоровых и сильных мужиков, шесть молодых, энергичных и жизнерадостных женщин.

Трудно в это поверить, но факт заключается в том, что ими же накануне вечером в одном из сараев было спрятано двадцать единиц разнокалиберного, нарезного и гладкоствольного оружия (то, что принесли гости), одиннадцать ручных гранат и другие боеприпасы и патроны к ним. Оружие и боеприпасы собирались для рабочих города Харькова.

Причём, Арсений, Архип, Василий и Данила служили и воевали кто три, кто пять лет, были сильными, обучены разным армейским приёмам борьбы, защиты и ведению рукопашного боя и могли бы успешно постоять за себя и дать достойный отпор обидчикам. Но судьба распорядилась по-своему. Не погибли они на фронтах первой мировой, в адском и страшном горниле войны от вражеских пуль и осколков, нет! По стечению роковых обстоятельств им пришлось сложить головы в своём родительском доме и погибнуть от рук выродков и нелюдей.

Невозможно даже представить, как всё это произошло. Видимо, в эти критические для них минуты никто из жертв не хотел, да и не решался брать на себя большой грех на душу, чтобы по его вине пролилась человеческая кровь. В округе знали, что все члены семьи были глубоко верующими людьми. Можно предположить, подонки при нападении, учли и этот человеческий фактор. Тяжело и грустно об этом вспоминать, но факт упрямая вещь - так было, это истина.

Весть о жестоком ночном нападении на семью Ивана Бутенко и зверском её уничтожении, разнеслась быстро на десятки километров.

Дядя Евсей помог Устинии позакрывать трупы простынями, разбитые окна - подушками и ватными одеялами, а чтобы хоть как-то закрывались двери, немного их подремонтировал. Все ждали милицию, надеялись на её чёткие профессиональные действия и считали, что виновные будут найдены и строго наказаны.

Что перенесла моя будущая мама в эти минуты? Что она тогда планировала? Сколько выплакала слёз? На кого она рассчитывала и надеялась опереться в эти роковые минуты, знает она сама и Господь Бог?

Когда стемнело Устиния, испытывая страх, боль и горечь утраты самых близких и дорогих ей людей, пошла за советом, помощью к своему родному дяди Афанасию Прокопьевичу: что же делать дальше? С чего начинать? И вообще, как ей всё это пережить?! Но, увы, как оказалось вскорости, Устиния глубоко в нём ошиблась, и ей пришлось сильно разочароваться. Он, боясь за себя и за свою шкуру, даже не вышел из хаты, запертой на все засовы двери и окна, не захотел даже общаться с племянницей. Находясь в сенях, через дверь, полушепотом сердито процедил сквозь зубы:

- Нe открою я тебе двери, боюсь! А, может, около тебя стоят бандиты. Я открою, а они за тобой зайдут в хату и мою семью так же перестреляют, как и вашу, заберут все мои накопления. Не проси! Не умоляй! Не пущу! Я не хочу, чтобы ты сегодня была в моей хате! Не нужно это делать! Старые люди говорят, что это плохая примета. Уходи домой! Правда, если очень боишься идти, ночь ведь, темень непроглядная. Зайди в сарай, постели соломы и полежи, погрейся около нашей коровы. Ты же знаешь, она у нас смирная. А рано утром, вместе пойдём к вам. Иди! Произнёс со злостью, в приказном тоне.

Страшная обида нахлынула на Устинию за такой неожиданный поворот в приёме родственника. Слёзы горести и печали ещё больше навалились на бедную и беззащитную сироту.

- Вот это номер, - подумала она про себя. Вот так помог родной дядя в трудную минуту. От кого-нибудь другого можно было ожидать, что-нибудь нелестное, не хорошее, но только не от близкого родственника.

Даже на какое-то время растерялась от такого необычного, не родственного приёма и печального поворота событий. Задумалась, что же ей делать? Надеялась, что он поинтересуется, расспросит её, как всё происходило? Может, кого-нибудь узнала по голосу, по имени из налётчиков? Думала, что он немедленно бросит все домашние дела и начнёт оказывать ей свою посильную помощь. Ан нет! Оказалось, глубоко в этом ошиблась!

- Родной дядя, - рассуждала она, - поздно, морозной ночью даже в хату её не пустил! Куда же подевались родственные чувства? Как же он переменился в худшую сторону? А ведь, сколько ему отец помогал в его жизни? Всегда выручал в трудную минуту, - думала она, стоя на улице, на морозе, плача и сильно всхлипывая. Но вот случилось такое страшное горе, и родной брат отца не то чтобы помог чем-то, как полагается, или посоветовал, морально поддержал, так нет, он не стал даже говорить по-человечески. Так и хотелось Устинии закричать на всю округу:

- Люди, ч т о с в а м и делается?! Почему вы такие бездушные?! Что же дальше делать? Куда пойти? К кому приклониться? Кто протянет руку помощи или подставит твёрдое, надёжное плече, на которое можно было опереться в эти тяжелейшие скорбные минуты, - задумчиво рассуждала, бедная, беспомощная сирота?

Может не совсем осознанно, но в начале действительно Устиния пошла в сарай, как ей посоветовал «дорогой дядюшка». Положила по больше соломы, скрутилась калачиком, вскоре почувствовала тёплую сторону, лежавшей рядом коровы Зорьки. Немного согрелась, задремала. Но её вдруг осенила другая мысль, тревожная и печальная:

- Как же я здесь лежу почти в тепле и скоро могу уснуть, а там дома, в холодной хате, среди замученных изувеченных трупов, лежат сейчас тяжелораненые её сестра и братик? Им же необходимо чем-то срочно помочь. Именно они сейчас нуждаются в этом. Их нужно чем-то по теплее укрыть, накормить, перевязать. Ведь кроме её им никто ни чем не поможет. Да, она должна быть немедленно около них, сейчас…

Положила Устиния на место солому, плотно закрыла за собой дверь сарая и, умываясь горькими, солёными слезами, быстрым шагом пошла домой.

Теперь она стала делать по хозяйству всё то, что раньше выполняли её родители.

На следующий день приехали из района два милиционера. Тщательно разбирались, подробно расспрашивали у односельчан, кто, что слышал, уточняли отдельные интересующие их детали, искали улики. Собралось тогда во дворе селян человек двадцать. Произошло неслыханное, чудовищное преступление. За какое-то мгновение, выродками была уничтожена почти вся семья хорошего, доброго и чуткого человека. Решено было с понятыми идти по следу бандитов, который чётко был виден на снегу. Шли недолго...

След привёл прямо к дому, в котором жил тогда некий Фёдор Диденко. Все остановились около двора. Стражи порядка и крепкие на вид мужчины, предложили засевшим выйти из хаты. В ответ послышался трёхэтажный мат, угрозы, через форточки окон почти одновременно, высунули четыре охотничьих ружья и бандиты, угрожая, предложили разойтись и уйти домой.

- В худшем случае немедленно будете уничтожены, как бездомные собаки?! - Орали они во всё горло. Неожиданно для всех, по чьей-то команде одновременно, дуплетом прогремело четыре выстрела через окна из четырёх форточек.

Присутствующие от страха содрогнулись и присели. Несколько человек сразу ушли. Замечу, что во всех пришедших оружия не было. Однако, одним стройным, крепким на вид парнем было предложено:

- Срочно поджечь нужно дом и пусть эти выродки погорят в нём живьем вместе с награбленным имуществом. Милиционеры это предложение не одобрили. ничего делать не разрешили, наоборот заявили!

- Самосуд устраивать не будем! Вина не доказана! Не будем нарушать закон! Хулиганских выпадов не допустим! Бунтаря и подстрекателя привлечём к ответственности.

Походили вокруг двора собравшиеся, никто из них больше ни на что не отважился, каждый понимал - у них дома остались семьи, и проявлением излишнего героизма никто не стал рисковать. О чём-то поговорили шёпотом между собой, поспорили, ругая несовершенные юридические законы, и все убедились в нерешительности стражей порядка, в их безволии, не распорядительности и бессилии. Постепенно все пришедшие, даже не подписав никакого документа, как понятые, по два, по три человека и группами удалились восвояси.

На следующий день, к хате Диденко, приехали на трёх санях в конной упряжке десять, вооружённых винтовками, милиционеров. Окружили хату, взломами входную дверь, осторожно вошли, но она оказалась пустой. Чувствуя возмездие, бандиты, забрав с собой всё награбленное, ночью скрылись.

Безнаказанно действовала банда и дальше до тех пор, пока не совершила подряд два тяжелейших разбойных нападения на мирных граждан в селе Песках и Градижске. И уже во время очередного налёта в Потоках - их выследили, окружили, предложили сдаться без сопротивления. Бандиты вступили в перестрелку со стражами порядка, а потом, убедившись, в неравности сил зажатыми в ловушке, пытались бежать. Но на этот раз не вышло. Одиннадцать из них были уничтожены в процессе перестрелки, а остальных потом пришлось вылавливать по одиночке. Были потери и среди милиционеров - два убитых и три раненых.

Замечу, правда, хоть и с запозданием, но всё ж таки восторжествовала. Банда была полностью ликвидирована. Спрашивается, почему же тогда, когда её члены совершили тот жестокий разбой в семье Бутенко, милиционеры проявили полнейшую неорганизованность, нерешительность, несогласованность, растерянность и даже беспомощность и безволие, не применили силу и не покончили с разбойниками в их же хате? Банда была по сути уже в их руках. Оставалось только их взять или уничтожить. И на милиционеров тогда возлагали большие надежды, хуторяне были уверены в том, что бандиты будут тут же задержаны и арестованы, что их накажут по всей строгости существующих тогда законов. И если бы вовремя банду ликвидировали, не пострадали бы другие такие же безвинные люди. Но это не произошло. Почему? Это почему? - осталось большой неразгаданной загадкой и по сей день...

Близкие, родственники, соседи, единомышленники хозяина семьи и просто добрые люди, знавшие их, помогли Устинии, Феодоре, Евдокии и Сидору похоронить своих родных с попом и певчими. Всё было сделано по христиански, так как все погибшие были глубоко верующими людьми. Для них наиболее значительными религиозными праздниками были Рождество и Пасха. Широко отмечали пристольные праздники. Строго соблюдали посты, национальные диеты, вегетарианство. Рассказывали, что при проведении и соблюдении постных периодов в обязательном порядке учитывались индивидуальные особенности каждого члена семьи, его возраст, состояние здоровья, характер трудовой деятельности.

Все члены семьи были глубоко убеждены в то, что постное состояние в соединении с молитвенным подъёмом в определённой мере способствует: верующим приобретать важные характеристики не только физического здоровья, но и, прежде всего, сущностные черты праведности, духовности и вечности. Они стремились быть членами Божьего Царства, Царства вечного и неизречённого Совета.

Бригада нас встретит работой,

И ты улыбнёшься друзьям,

С которыми труд и забота,

И, встречный, и жизнь – пополам.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью iconСовет депутатов городского округа орехово-зуево московской области решение
Утвердить изменения в Перечень мероприятий городской программы обустройства зон отдыха на территориях, примыкающих к озеру Исаакиевское...

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью iconСтојАН, брат на Трајанка, 50 години маријА, 25 години константин, сопруг на Марија, 27 години
Во куќата на родителите на Константин. Марија и Константин ги отвараат подароците. Марија е облечена како невеста. Таа е деветти...

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью icon«С любовью к элладе!»
С любовью к Элладе! все здесь пронизано любовью и преклонением к великой греческой культуре

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью iconДональд Маккуин воин лучшим из нас – Тиму, Конну и Марку с любовью. Пролог
Девочка беспокойно пошевелилась во сне, маленькая ручка высунулась из под шерстяного одеяла, как бы желая отогнать что то скребущееся,...

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью iconВладимир нестеренко охотники за любовью роман в четырех частях пролог
Жертвой должна стать она. Но самоуверенность – ахиллесова пята громил и великанов, погубила многих: могучий Голиаф пал от пращи коротышки...

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью iconПятнадцатый арбитражный апелляционный суд постановление от 29 декабря 2009 г. N 15ап-10461/2009
Арбитражный суд Краснодарского края с иском к Феодосиади Константин Федорович с иском о

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью icon2010-03-13 12: 00 2010-05-01 18: 00 Галерея "Rīgas galerija"
Выставка работ творческой группы "чемпионы мира" гия абрамишвили, константин латышев, борис матросов,константин звездочетов, 1

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью iconКонстантин Меладзе: «Завязывать еще рано»
Фото Алекса Лунга. Братья Меладзе: Валерий и Константин на «Новой волне 2006». Один певец, другой композитор и продюсер

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью iconSports ru (Новости сайта) 08. 12. 2009 10 андрей хомутов: "благодарен ребятам, что с первой секунды все старались и бились" 10
Интерес "динамо" к торбинскому зависит от позиции "зенита" по кержакову, Константин Алексеев 6

Константин Сердюк Мамина доля Орехово-Зуево, 2009 г. Пролог с сыновьей любовью iconОбзор мировой экономики апрель 2011года
Доля ввп США в мировой экономике сократится до 17,7%, доля кнр увеличится до 18%. По итогам 2010 года ввп китая по паритету покупательской...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка