Трубачева




НазваТрубачева
Дата канвертавання21.11.2012
Памер128.37 Kb.
ТыпДокументы
Институт Русского языка им. В. В. Виноградова РАН


Первые чтения памяти академика О. Н. Трубачева


25 ноября 2003 года Ученый совет Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН и Отдел этимологии и ономастики провели Первые Чтения памяти академика Олега Николаевича Трубачева (23.10.1930 – 09.03.2002). В организационный комитет Чтений вошли чл.-корр. РАН А. М. Молдован, д. ф. н. А. Ф. Журавлев (председатель), д. ф. н. Ж. Ж. Варбот, д. ф. н. Г. А. Богатова, к. ф. н. А. А. Калашников (секретарь).

В программе Чтений прозвучали научные доклады (до 15 мин.), сообщения (до 10 мин.), выступления (до 5 мин.). Тематика докладов и сообщений определялась кругом научных интересов академика О.Н. Трубачева. В программу Чтений были включены воспоминания об Олеге Николаевиче.

Торжественное открытие Чтений ознаменовалось Вступительным словом директора Института русского языка РАН Александра Михайловича Молдована, в котором были освещены все стороны научной деятельности академика О.Н. Трубачева, отмечены его новаторские фундаментальные труды по славянскому языкознанию, вклад в этимологию праславянского лексического фонда и русскую этимологию. О.Н. Трубачев - филолог, один из ведущих ученых в области этимологии славянских языков и славянской ономастики. Под его руководством создавался многотомный “Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд”, его труды по языкознанию и этногенезу славян получил мировую известность.

В сообщении Галины Александровны Богатовой “Систематизация архива и библиотеки О. Н. Трубачева: биобиблиографические издания” речь шла о работах, проводимых совместными усилиями сотрудников, сподвижников, учеников О.Н. Трубачева и студентов Академии Славянской культуры по систематизации архива ученого, о подготовке издания неопубликованных трудов и двухтомного сборника статей по этимологии. Силами студентов-практикантов Академии Славянской культуры и Рязанского ГУ им. С. Есенина летом 2002 г. была составлена опись и библиография библиотеки академика О.Н. Трубачева. В 2003 г. вышла в свет биобиблиография ученого Олег Николаевич Трубачев: Науч. деятельность: Хронолог. Указ. / Гл. ред. Е. П. Челышев; Отв. ред. Г. А. Богатова; авт. вступ. ст. Л. А. Гиндин, И. Г. Добродомов. – М.: Наука, 2003. – 96 с., предназначенная для филологов, историков, этнографов. Биобиблиографический выпуск включает основные даты жизни и деятельности О.Н. Трубачева, статьи Л.А. Гиндина и И.Г. Добродомова о его научной, научно-организационной и педагогической деятельности, хронологический указатель трудов, литературу об О. Н. Трубачеве, а также справочный аппарат издания.


Эта книга составлялась на базе личной библиотеки О.Н. Трубачева в Шереметьеве и Москве аспирантами и сотрудниками Института Русского языка им. В.В. Виноградова РАН.

Техническое оформление рукописи осуществили ученый секретарь Отдела исторической лексикологии и лексикографии Института Русского языка им. В.В. Виноградова РАН к. ф. н. М. М. Шетеля, к. ф. н. А. К. Шапошников, студенты А. Дудин (Рязанский ГУ им. С.А. Есенина), М. Малыгина и Н. Мунина (Государственная Академия славянской культуры).

Кроме этого издания в том же году увидели свет следующие биобиблиографические публикации об О.Н. Трубачеве: Трубачев Олег Николаевич. Биобиблиографический указатель. – Запорожье, 2003. – С. 3-7., Олег Николаевич Трубачев: Материалы к библиографии ученого. – Красноярск: РИО КГПУ, 2003. – 88 с., Академик Олег Николаевич Трубачев: Слово о замечательном волгоградце. – Волгоград: Изд-во Волгоградского гос. ун-та, 2003. – 128 с.

В докладе зав. Отдела Института отечественной истории РАН д. и. н. Александра Васильевича Назаренко “Идеи О. Н. Трубачева глазами историков” говорилось о значительном воздействии лингвистики и этимологии в лице академика О.Н. Трубачева на формирование и развитие новых концепций этногенеза и культуры славян в пределах исторической науки и археологии. Речь шла о книге О.Н. Трубачева “Этногенез и культура древнейших славян. Лингвистические исследования”. Изд. 2. М.: Наука, 2002. 489 с.
Еще первое издание (1991) вызвало живейшие отклики как коллег этимологов и культурологов, так и широкой читающей общественности, интересующейся вопросами славянской этнической истории, материальной и духовной культуры древнейших славян. Многое из этих откликов и пожеланий учтено в дополненном втором издании.

В книге рассматриваются индоевропейские истоки праславянского языка и этногенеза, ставятся под сомнение популярные концепции социальной и этнической истории индоевропейцев, приводятся некоторые свидетельства археологии, еще раз делается попытка ответить на вопрос “когда появился праславянский язык?”, развенчиваются некоторые мифы сравнительного языкознания и истории культуры.

О. Н. Трубачев пришел к важному выводу о том, что центр праславянских фонетических инноваций располагался в Паннонии, туда же уходят корнями и многие культурные инновации. В частности, система раннеславянских керамических мер жидких и сыпучих тел (по данным археологии) соответствует системе римских провинциальных мер. Славянский ареал, очевидно, размещался некогда в Центральной Европе к югу от Карпат.

В книге О. Н. Трубачев развивает идею реконструкции древней культуры и реконструкции духовных реалий этой культуры. В отдельных главах рассматриваются славянские архаизмы мышления: общий земледельческий характер, изначальность идеологии рода, понятие рая, как “заречной” стороны и понятие “корабля мертвых”, архаичная стадия безмолвного почитания богов.

О. Н. Трубачев настаивает на том, что общеславянский происходит непосредственно из праиндоевропейского, минуя промежуточную балто-славянскую стадию. Главный итог его исследований новое обоснование теории Среднедунайской прародины всех славян.

Помимо древнейшей племенной идеологии, праславянский лексикон отчетливо свидетельствует об идеологии земледельческого сообщества. Часть славянских этнонимов отчетливо указывают на образ жизни и занятия их носителей: *poljane ‘живущие в полях’, *lędjane ‘целинники’, и на их миграции. Последний этноним указывает на относительно поздний приход польских племен в долину реки Вислы (гидроним кельто-иллирийского происхождения!), которая не может быть колыбелью всего славянства (вопреки учению польской автохтонистской школы).

Древнейшее славянское земледелие было ориентировано на Дунайско-Альпийский очаг развития земледелия как в отношении орудий труда (*plugъ), так и в отношении зерновых культур и огородных растений (полба, рожь, морковь). Есть мнение, что германские племена усвоили культуру ржи вместе с ее названием от славян. Древние изоглоссы связывают праславянский с кельто-иллирийскими диалектами (*korva, *dьbrь, *konь и др.).

Таким образом, река Дунай рассматривается как своего рода ось локализации нескольких древних и.-е. диалектов, и праславянский тяготеет вначале к ее юго-восточному, затем центральному, а позднее даже западному течению.

Из книги явствует, что именно Средний Дунай был областью древнейшего расселения праславянских племен, исходным регионом славянских миграций к северу и востоку от Карпат. В том же направлении некогда мигрировали и другие и.-е. племена Подунавья – иллиры и кельты, которые пришли в Польшу и Волынь раньше славян, а затем долго соседствовали с ними. Подтверждением присутствия неславянских и.-е. племен к северу от Судетских и Карпатских гор является так называемый “третий этнический элемент” между праславянами и прагерманцами, предположительно иллиро-кельтские по языку венеты.


Книга “Этногенез и культура древнейших славян” представляет огромный интерес не только для этимологов, ономастов, но и для историков, культурологов, этнографов, археологов, для всех, кому небезразличны этническая история и культуры славянских народов.

В докладе академика РАЕН Т. И. Алексеевой “Славянская антропология: влахи. Антропологическое исследование (по материалам средневекового некрополя Мистихали)” обнародованы результаты многолетнего изучения антропологического типа средневекового населения горных областей бывшей Югославии. Докладчица приходит к выводу об антропологической гетерогенности как югославских влахов, так и славяноязычных общностей хорватов, черногорцев и сербов. Некоторые антропологические черты горного населения восходят к кавказионам, т.е. антропологическим типам, встречающимся на Кавказе.

В докладе д. ф. н. Э. А. Григоряна “О языковых союзах (по поводу интерпретации русского языкового союза О.Н. Трубачевым)” рассматриваются публикации академика О. Н. Трубачева о русском языковом союзе времен СССР, анализируются в свете социолингвистики основные виды и формы взаимовлияний разноструктурных и гетерогенных языков союзных республик, автономных краев и областей и русского языка. Отмечается тот факт, что и после распада СССР сохранились все признаки русского языкового союза. Докладчик особо подчеркивает концептуальную верность определений О. Н. Трубачева, правильность его научного прогнозирования развития языкового союза.

В докладе зам. директора Института Языкознания РАН д. ф. н. В. П. Калыгина “К типологии кельтских этнонимов” речь идет не только о морфологическом словообразовании кельтской этнонимии, но и о более широком круге лингвистических проблем кельто-славянских языковых контактов.

Языковые отношения кельтов и славян привлекли не столь пристальное внимание, как, скажем, отношения кельтов и италиков. Среди тех, кто специально занимался кельто-славянскими связями, большую часть составляют слависты (Шахматов, Трубачев, Мартынов).

Для традиционной индоевропеистики кельтские языки бесспорно относятся к западной группировке индоевропейских диалектов, противопоставленных восточным индоевропейским языкам как кентумные сатемным, т. е. кельтские языки, подобно германским или италийским, не различают и.-е. *k и *k'.

Изоглоссы, связывающие кельтский со славянскими языками (равно как и с другими индоевропейскими языками древнеевропейского круга), не являются следствием каких-то особо тесных связей, но отражают, в целом, общий фонд языкового материала, унаследованного от праиндоевропейского состояния. Безусловно, нельзя располагать все соответствия на каком-то одном хронологическом срезе.

Схождения между кельтскими и славянскими языками не определяются одними лишь превратностями истории, но могут содержать информацию об ареальных и временных характеристиках индоевропейской языковой традиции. Речь идет об довольно архаических явлениях, не унаследованных от индоевропейского праязыка, но обусловленных более поздними языковыми контактами.

Второй этап кельто-славянских контактов наступает в III в. до н.э. в районе Силезии и Карпат. Археологи фиксируют довольно длительное и интенсивное взаимодействие кельтов и славян в Силезии и к северу от Карпат. На рубеже IV-III вв. до н.э. кельты заселяют Силезию, а в следующем веке переваливают через Карпаты и проникают в верховья Вислы. Примерно с 400 г. до н. э. в этом ареале существует культура подклошевых захоронений, которая приписывается ранним славянам. Влияние, оказанное кельтами на эту культуру, было весьма сильным: к концу существования культуры подклошевых захоронений археологические памятники содержат большое количество кельтских вещей – фибулы, мечи, топоры, браслеты и монеты. В результате кельтского влияния эта культура трансформируется в пшеворскую культуру. Когда в Паннонию пришли угры, то они стали называть местное романизрованное население tót, восходящее к кельт. teutâ ‘народ, племя’. В пшеворских поселениях появляются гончарные печи кельтского типа, славяне заимствуют многие элементы технологии изготовления металла [Седов 2002: 76 и сл.]. Заимствование металлургической технологии предполагало бы заимствование и соответствующей лексики, но этого мы не видим.

Контактами славянских и кельтских племен объясняют проникновение в праславянский таких лексем, как *br'uxo, *jama, *sadlo 'сало', *trag 'нога, шаг' [Мартынов 1983: 21-29], *korva 'корова', *konь < *konьkь < пракельт. *konko- 'конь' (ср. др.-ирл. cuing 'яpмo' < *kongi-, кельт. Concani (этноним в Испании), гал. Cancius, Cancia < *kank- [Трубачев 1983: 243]. Предполагался также кельтский источник для праслав. *1'utъ (вал. llid < *lûto- ‘злоба’), *gun'a 'вид одежды' (вал. gwn, др.-ирл. fúan 'платье'), ст.-слав. *drogarь (др.-ирл. drong 'группа людей, толпа') [Бернштейн 1961: 94-95]. Не все этимологии в равной степени надежны и достоверны. Так, считая праслав. *br'uxo заимствованием из кельтских языков, следует объяснить палатализацию слав. r': из предлагаемой кельтской формы-источника (др.-ирл. brú < *brusô) палатализация не следует [Мартынов 1983: 23]. Было бы логичнее допустить, что праславянский унаследовал форму *breusno(m), которая закономерно дала бы смягченное *r'. прасл. *brusna (др.-русск. БРУСНА ‘какая-то часть тела или лица‘ ~ др.-вал. bronn, брет. bron(n) ‘грудь‘ < *brusn- < *bruinne < *brusno- || IEW 170; LEIA B-99; NWAI 100

Главная трудность, с которой сталкивается исследователь кельто-славянских связей, — это то, что мы практически ничего не знаем о языке тех кельтов, с которыми контактировали славяне. Естественно, методически недопустимо переносить фонетические явления ирландского или другого западного кельтского языка на язык кельтов, живших в районе Карпат или в Богемии. Так, нельзя объяснять процесс спирантизации начального s- > h- в этнониме Helvetii тем, что аналогичный переход имел место в бриттских языках, т.е. во времена средневековья и на удалении в сотни километров. Совершенно невероятным выглядит объяснение русск. боярин как заимствования из древнеирландского (!) bу aire ‘свободный общинник, ведущий собственное хозяйство’. Искусственной выглядит гипотеза о заимствовании славянами названия коня у кельтов, апеллирующая к реконструируемому галльскому (?) *konk-, следы которого предлагается видеть в др.-ирл. cuing 'яpмo' < *kongi- и в ономастике преимущественно из Иберии и Галлии.

В докладе к.ф.н. Александра Константиновича Шапошникова “Лексический ингредиент палеобалканского облика в праславянском: миф и действительность” приводятся и.-е. мифологические сюжеты, связанные с наиболее характерными чертами праславянских обрядовых и культовых представлений, теонимов и этнонимов. Наметившиеся таким образом схождения аргументируются этимологическим материалом.
Докладчик предполагает, что древнее языковое взаимодействие праславян и пралатинов могло иметь место во Фракии (ведь истоки латинского языка и культуры скрыты в Троаде!), тем более что во Фракию приводят и поиски и.-е. соответствий древних праславянских этнонимических суффиксов -ane / jane и -itji. Обращается внимание славистов и на древние праславянские лексемы, имеющие палеобалканский облик (*bagnъ, *ob-li-ti, *obo-lьo, *bry, brъve, *vьdro, *olьxa, *alovъjь или *lojь, *lojevъ, *olkъ-tь, *avorъ, *asokorъ/ь, *as-ika/*os-ika, *askъ, *ask-yni, *vodьnъ(jь), *gov-do, *bur’a, *buriti (se), *bun’a, *buniti, *brьjь, *davъ, *davunъ, *sъ-dorvъ, *dъbrь/*dьbrь, *(j)ьlьmъ/*(v)ъlьmъ, *glina, *glistъ/*glista, *glvъ/*glva, *govorъ, *grabъ, *grabina, *gula, *’up-ie, *gъlьkъ, *celnъ, *cь-t-o, ci-sti ,*zobъ, *komarъ, *cudo, *cudese/*cudъ, *olk-ati, *moty, motъve , *pol-n-ina, *brinъ, *(s)cirъ, *(s)cirьjь, *termъ и др.) и являющиеся наследием языковых взаимовлияний раннего праславянского и пеласгического, др.-македонского, греческого, фракийского, лидийского, карийского и др. языков Эгеиды (см. ЭССЯ вып. 1-30).

Вечернее заседание было посвящено проблемам этимологии, в частности этимологии праславянской лексики и праславянских диалектизмов. Прозвучали сообщения ведущих этимологов школы О.Н. Трубачева, сотрудников отдела этимологии и ономастики Института русского языка РАН.

В сообщении зав. отдела, д. ф. н. Анатолия Федоровича Журавлева “О. Н. Трубачев: интуиция этимолога” речь шла о рациональном вероятностном обосновании в этимологии и об интуиции, играющей немалую роль в нахождении и подтверждении того или иного этимологического решения. А. Ф. Журавлев поделился своими воспоминаниями об О. Н. Трубачеве и его удивительном этимологическом “чутье”.

В докладе д.ф.н. Любовь Викторовны Куркиной “К реконструкции этимологических связей глагола *orati ‘пахать’” рассмотрены разнообразные этимологические связи праславянского глагола и его производных с иноязычными соответствиями родственных и.-е. языков. В докладе дан анализ некоторых смежных праславянских терминов, относящихся к земледелию.

В докладе д.ф.н. Жанны Жановны Варбот “К этимологии слав. *kleveta” сделана попытка нового этимологического решения для этого слова. Критически рассмотрев все предлагавшиеся до сего дня этимологии и толкования слова “клевета”, все его семантические и коннотативные особенности, Ж.Ж. Варбот предложила рассматривать данное слово как праслав. диалектизм, тождественный праформе чешск. диал. klebety ‘скорлупа, шелуха, кожура’.

В сообщении д.ф.н., проф. Игоря Георгиевича Добродомова “Готское слово в офенском языке” обнародована находка этимона для офенского слова хуз в готском языке (гот. hûs ‘дом’). Это языковое явление позволяет говорить о сохранении в восточнославянских диалектах заимствований из давно исчезнувшего в данном ареале готского языка.

В сообщении к.ф.н. Ирины Петровны Петлевой “Этимология слова (укр. озiя, русск. озой, озойный)” предлагается удачное этимологическое решение для слов с “темной этимологией”, не получивших до сих пор убедительного толкования в этимологических словарях украинского и русского языков. Опытный этимолог использовал некоторые методы типологии, сравнительно-сопоставительной и ареальной лингвистики для нахождения и вероятностного обоснования своего этимологического решения.

В докладе Татьяны Витальевны Горячевой “К семантической типологии некоторых западно- и восточнославянских названий облачного неба” приведен обширный языковой и диалектный материал, помогающий реконструировать праславянские представления и понятия, относящиеся к небу и атмосферным явлениям.

В сообщении к.ф.н. Андрея Анатольевича Калашникова “Заметки на полях 26 выпуска “Этимологического словаря славянских языков” речь шла о принципах и подходах О.Н. Трубачева к отбору и трактовке праславянской лексики, о необходимости сохранить в неизменном виде как структуру словарных статей, так и критерии отбора материала, о неприемлемости корневого и гнездового принципов построения этимологических словарей.

Тексты докладов и сообщений готовятся к изданию в сборнике статей к 75-летию академика О. Н. Трубачева (2005 г.) сотрудниками отдела этимологии и ономастики Института Русского языка им. В. В. Виноградова РАН.

Дадаць дакумент у свой блог ці на сайт

Падобныя:

Трубачева iconКатегория
Летом 2012 года, в районе монастыря Татев (Республика Армения, регион Сюник), были оборудованы новые 20-ть скалолазных стационарных...

Трубачева iconВ. С. Черномырдuна, уверенного в том, что конференция станет важным этапом в деле укрепления и развития научного сотрудничества между российскими и украинскими учеными-филологами. Народный депутат Верховной Рады Украины акад
Хроника конференции "Северное Причерноморье: к глубинам славянской культуры" (II чтения памяти академика О. Н. Трубачева, Алупка...

Размесціце кнопку на сваім сайце:
be.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©be.convdocs.org 2012
звярнуцца да адміністрацыі
be.convdocs.org
Галоўная старонка